Александр ТОРОПЦЕВ. ШКОЛЫ ДЛЯ ГЕНИЕВ

E-mail Печать PDF
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 

Александр Торопцев


Школы для гениев

(Проблемы, примеры из мировой истории, пути решения задач)

Журнальный вариант

 

Часть I. Творческая матрица

Глава 1. Вводная

 

В поход за гениями

В настоящее время в разных СМИ муссируется мысль о том, что такой стране как Россия просто необходимо создать на самом высочайшем организационном, творческом и научном уровне работу с юными дарованиями. Дело, действительно, очень важное. Я вспоминаю начало 1960 годов, когда в Москве стали появляться спецшколы. Я сам проучился в физматшколе №1000 (неподалеку от станции метро Профсоюзная) целую четверть девятого класса. Сначала, естественно, было собеседование, потом начались уроки. О, какое это было чудо!

 

Первые уроки по любому предмету начинались, практически, с одной фразы: «Вы, будущие физики и математики, просто обязаны знать на самом высоком уровне не только свои базовые дисциплины, но и …» Все школьные предметы, короче говоря. Даже учительница физкультуры, мастер спорта по художественной гимнастике, жена одно из великих советских спортсменов, сказала нам что-то подобное. Не помню я ни одного педагога той школы. Не знаю, сколько лет она существовала. Сейчас её, во всяком случае, нет. Но за школьную четверть я так много там получил! Особенно по математике. Вплоть до третьей четверти в обыкновенной школе мне можно было не волноваться: я почти всё знал. На свою родную «четверочку».

 

Выпускники мехмата МГУ говорили мне в те годы о том, какую огромную работу университет проводит в деле поиска талантливых школьников 5-8 классов. Было это. Уже в 1960 годы. Многие ВУЗы, может быть, не все сразу и не в полной мере, подхватили идею «довузовской подготовки». Именно «довузовской подготовки», а не планомерной, какой-то особой, по особым планам и методикам, регулярной работы с талантливыми подростками и юношами.

 

Работая над книгой «Педагогика гениев», вспоминая личный опыт общения с крупными педагогами – математиками, физиками, психологами, писателями – я не уставал восхищаться: какие же это мудрые люди, как им удавалось находить подходы к Ученикам, какое это сложное дело – работа с гениями, с талантливыми людьми, даже просто со способными людьми!

 

В Литературном институте им. А. М. Горького я в течение восьми лет провёл 15 Совещаний юных дарований. Приезжали к нам подростки и юноши от 11 до 18 лет со всех концов страны. Многие из них участвовали в Совещаниях по 3-4 и даже по 5-6 раз. Все они поступили в Литературный институт, а некоторые уже и закончили наш ВУЗ. Очень интересно было следить за их ростом.

 

Личный и книжный опыт работы с одаренными людьми поставил перед мной много безответных вопросов. Заранее признаюсь, что в проблеме «Творческого диполя Учитель – Ученик» я не разобрался математически точно.

 

Мне хорошо известно, что нормальные читатели любят книги или статьи, в которых описывается секреты того или иного дела, раскрываются тайны познанного авторами материала. А тут на тебе: я не разобрался, и об этом пишу. Читайте, мол, и хвалите меня за то, в чем я не разобрался. А то и завидуйте. Смешно звучит.

 

Но лично мне не до смеха. Да, я не разобрался. Более того, я понял, что в этой проблеме разобраться с математической точностью невозможно. И обоснования данного утверждения я изложу ниже в надежде, что эти обоснования и само утверждение помогут всем, кто рискует работать с гениальными, или талантливыми, или просто  способными разобраться в любом вопросе людьми.

 

Конечным итогом первой части этой работы будет создание «Творческой матрицы» - самым наглядным и при этом не сложным способом доказательства выше сказанного. Во второй части работы я в самом кратком варианте напомню читателям о том, как решались проблемы «Педагогики гениев» в крупнейших цивилизационных центрах Древнего мира.

 

Получится, как всегда?

Во всех субъектах РФ создадут «Школы для гениев». Платить педагогам там будут хорошо. А, значит, туда хлынут люди «из блатного корпуса»: за деньгами и за диссертациями. Я не против людей «блатного корпуса», коль скоро они всегда и везде были, есть и будут. Я не против научных изысканий в «Школах гениев», коль скоро руководители лучших в мировой истории Творческих школ всех времен сочиняли произведения на самые разные темы. Так было, есть и будет.

Я против очковтирательства, которое в нашей стране всегда принимало гипертрофированные формы и которое, я почти уверен, загубит это великое дело лет через пять-семь, максимум, семь-десять.

Я за то, чтобы ответственные люди вспомнили пяти тысячелетнюю историю этой проблемы на Земном шаре и исходили в своей работе от опыта прошлого.

Между прочим, вполне возможно, что получится еще хуже, чем «как всегда».

И дело даже не в очковтирательстве и не в «блатном корпусе», не в меру ожиревшем за предыдущие четверть века в Московской империи.

В настоящее время в Москве и в ближайшем Подмосковье уже существуют так и называемые «Школы гениев». Наверняка с отчетностью у них всё нормально, наверняка выпускники эти «гениальных школ» поголовно поступают в престижные ВУЗы, иначе просто нельзя. Наверняка это очень приличные школы. Иначе просто нельзя.

Некоторые из них функционируют уже около 20 лет! Но почему-то эти школы, уж, простите, не дали гениев уровня Гесиода и Сократа, Шакьямуни Будды и Вардхаманы Махавиры, Сунь цзы и Конфуция, Пророков, великих поэтов, композиторов, естествоиспытателей и т.д. Да, согласен, времени на столь серьезную работу в современных так называемых «Школах гениев» пока маловато. Но дело тут даже не во времени, а в том, что педагоги и руководители этих учебных заведений не совсем точно подходят к определению, самому понятию слова «гений». При этом очень часто они оправдывают это всем известными аргументами: мол, практически, все люди способны стать гениями. На мой взгляд, это – ложный посыл. Нечто гениальное, вполне возможно, есть в любом из нас. Есть дети, у которых это гениальное быстро рвется наружу, подсказывая родителям … ложный путь! «Делайте из меня гениального певца, меня же все слушают, мне хлопают!» Радостные родители, и чиновники, и политики смело берут в разработку юного человека, он поёт, ему хлопают … и никто не обращает внимания на то, что этот несчастный юный человек не растет! Захвалили, захлопали и, в конце концов, загубили в юном человеке другие способности, а кроме этого еще и разожгли в нём огонь себялюбия, чрезвычайно завышенного самомнения. При желании каждый из нас может вспомнить десятки примеров подобных случаев из жизни.

«Школа гениев»! Что это такое в идеале, например, для математиков? В 12-13 лет они должны закончить школу и поступить куда? - На мехмат МГУ, где учатся 16-22 летние очень талантливые и способные студенты? – Нет, для гениальных выпускников «Школ гениев» необходимо будет создавать «Мехматы для гениев», «Аспирантуры для гениев», «Докторантуры для гениев». И в конце концов, нужно будет создавать новые предписания для диссертаций для гениев. А как же вы хотели? Одно дело обыкновенный кандидат физмат наук, а другое дело кандидат гениальных физмат наук. Я уж не говорю про докторов наук и академиков.

 

Начнем с аксиом

Государство существует до тех пор, пока воспроизводит гениев.

Главными богатствами любого государства являются одновременно народ, территория и слово, то есть литературный язык (пусть и не всегда письменный, но литературный).

В любом человеке, обществе, государстве сосуществуют, взаимно влияя друг на друга, три типа мышления: прагматический, системный и образно-интуитивный. При этом, как правило, один из типов мышления превалирует, а то и доминирует. В США превалирует прагматическое мышление. В Японии – системное. В России – образно-интуитивное. Это не значит, что американцы лучше или хуже японцев или россиян. Это – качество. Синий цвет не лучше и не хуже красного, или желтого. Качество изменить невозможно. С изменением  типа превалирующего мышления меняется народ. Его можно не завоевывать, не забрасывать его территорию бомбами. Нужно изменить его качество. Причем, субстанциональное, а не акцидентное. Таких качеств у любого народа несколько. Превалирующий тип мышления является одним из важнейших субстанциональных качеств. Измени его, и  изменится народ.

Существует один, но множественный и многомерный критерий оценки любого человеческого деяния, любой личности. Для того, чтобы то или иное деяние можно было признать положительным, необходимо и достаточно, чтобы оно укрепляло и повышало государственный иммунитет.

 

Прежде, чем перейти к созданию творческой матрицы мы должны вспомнить некоторые особенности человеческого познания.

 

Глава 2. За пределами человеческого познания

Прежде, чем перейти к созданию творческой матрицы мы должны вспомнить о том, чего мы не знаем.

Мы не знаем

К сожалению, а, может быть, и к счастью, мы не знаем и не в состоянии узнать:

  1. Общую Теорию творчества,
  2. Теорию Кривой творческой роста,
  3. Теорию Творческого диполя Учитель – Ученик,
  4. Теорию Оптимальных сопряжений в творческом диполе Учитель  - Ученик,
  5. Теорию Предела Творческих возможностей,
  6. Теорию влияния социума на творческую личность,
  7. Теорию творческого взаимодействия трёх типов мышления: прагматического, системного, образно-интуитивного, в рамках Творческого диполя,
  8. Теорию влияния профессиональных знаний на творческий процесс,
  9. Теорию влияния многогранности каждой личности на её творческий процесс,
  10. Теорию обучаемости,
  11. Теорию возрастных возможностях
  12. Теорию «быстрого ума».

 

Общая теория творчества

Об общих, да и частных проблемах творчества написано немало книг. Более того, уже как минимум 5 тысяч лет крупнейшие мыслители, прозаики, поэты, да и художники, архитекторы, политические и военные деятели в своих литературных произведениях, вольно или невольно, высказывали свои мнения о творчестве вообще, о Творческом диполе Учитель – Ученик, в частности. Но лично я не читал некий труд, автор которого в обобщающей форме изложил бы проблемы творчества, поставил бы задачи для исследователей, а то и сам провёл бы исследования, завершив их математически точными формулами и выводами.

Отсутствие точных формул и выводов и даёт мне право говорить об Общей теории творчества, как о несуществующей пока.

 

Кривая творческого роста

Существуют люди, которые уже в раннем детстве проявляют незаурядные способности в познании той или иной дисциплины. Родители не нарадуются. Ребенок экстерном заканчивает школу, затем ВУЗ, аспирантуру. Он становится кандидатом наук, доктором наук. У него всё есть. И он перестает расти в своём деле. Разные люди относятся к этому удару судьбы по-разному. Кому-то удается приспособиться, найти должность, иной раз довольно значительную. Но бывают люди, которым не удается выдержать этот удар. И хорошо, если тот или иной человек уже достиг какого-то положения в обществе, а если этот удар произошёл с ним на стадии активного роста, скажем, на последнем курсе ВУЗа, или в аспирантуре. А то и раньше, уже на первых вузовских курсах?!

Если бы существовала формула «Кривой творческого роста», то человек пришёл бы в соответствующий кабинет, там бы его «прозвонили», замерили бы его физические, психологические, физиологические и др. показатели и выдали бы ему формулу и график его Творческого роста. И он бы понял, что:

А. Произошедшее с ним ставит точку на его росте. Дальше будет только хуже. А, значит, надо менять сферу деятельности.

Б. Ничего страшного не случилось. Временный спад. Нужно отдохнуть, скажем, полгода, год, и, отдохнув, продолжить движение вперед.

В. Подобные взлеты и падения будут продолжаться с такой-то периодичностью при таких-то условиях.

Г. Чтобы достичь вершины, человеку необходимо долго-долго работать, познавать, не сдаваться. Может быть, пять лет после окончания ВУЗа. А то и десять-пятнадцать лет. И не надо гнаться за быстрым успехом, за диссертациями, за карьерным ростом. Эта погоня за сиюминутными победами может утомить человека и даже уничтожить его возможности изнутри.

К сожалению, таковой формулы не существует.

 

Творческий диполь «Учитель – Ученик»

Много раз мне приходилось слышать о школьных учителях, о преподавателях ВУЗов, о научных руководителях, о руководителях литературных семинаров хвалебные слова. Мне и самому посчастливилось встречать таких людей, без которых вряд ли что-то путное из меня бы вышло. В книге «Педагогика гениев» я рассказал о разных вариантах функционирования «Творческого диполя Учитель – Ученик». Казалось бы, собранный в книге материал и личный опыт должны были навести меня на некую формулу, которая помогала бы Ученикам находить Учителей и наоборот, что в значительной степени улучшило бы функционирование Творческого диполя. Скажем, так:

Y = F(X1) + F(X2), или

Y = F(X1) F(X2),

Где Y является показателем функционирования Творческого диполя в зависимости от качеств Учителя (X1) и Ученика (X2) и их совместной работы: F(X1) + F(X2), или F(X1) F(X2). Если бы функции были простенькими, скажем, F(X) = KX, то и в этом случае мы бы запутались в вычислениях, потому что X1 и X2 сами по себе являются очень сложными, зависящими от разных влияний, как, например, время, пространство, социальное положение Учителя и Ученика, степень их гениальности и т.д., и т.п.

 

Оптимальные сопряжения в творческом диполе Учитель  - Ученик

Ученик нашёл своего Учителя, и началась работа. Но одному из них нравится работать утром, другому – вечером. Один из них флегматик, другой – холерик. Один любит кофе по утрам, другой – пробежки. Один трудоголик, другой – человек с ленцой. Один прирожденный лидер, другой – тоже прирожденный лидер… Существует еще и психологическая несовместимость.

Как им найти общий язык? Существуют ли формулы сопряжения? – Я такой формулы не встречал.

 

Предел Творческих возможностей

К сожалению, предел существует. И он зависит от разных причин, личных, бытовых, семейных, социальных, даже физиологических. И, конечно же, от самой главной причины: от заложенного в человеке потолка его возможностей.

Кто знает, на какой высоте находится этот потолок? – Никто.

 

Влияние социума и социального на творческую личность

Человек – существо общественное, социальное. Так говорил еще Аристотель. Любая личность находится в сложных взаимоотношениях с социумом. Личность и социум оказывают друг на друга серьезное влияние. Положительные и отрицательные обратные связи действуют между ними постоянно. Стратификация социума внутри Творческого диполя Учитель – Ученик, естественно, играет важную роль для его функционирования.

Но и здесь не существует формулы..

 

Творческое взаимодействие трёх типов мышления: прагматического, системного, образно-интуитивного в рамках Творческого диполя

В каждом конкретном случае эти три типа мышления образуют уникальную и сложную картину, чем-то похожую на картину отпечатков пальцев. Учитель имеет свою картину, Ученик – свою. В Творческом диполе Учитель – Ученик рождается своя картина, уникальная.

 

Влияние профессиональных и общих знаний на творческий процесс

Существуют люди, которым необходимо много знать, чтобы сказать нечто своё. Но существуют и такие люди, которым многознание мешает. К сожалению, не существует прибор, определяющий степень влияния профессиональных знаний на творческий процесс в разном возрасте и на разных стадиях профессионализма.

 

Влияние многогранности на творческий процесс

Мы часто слышим: талантливый человек талантлив во всём. Это не точная мысль. Бывает, что талантливый в том или ином деле человек, абсолютно не способен к математике, или к музыке, живописи и т.д. Но нас в данном случае волнует именно влияние многогранности на творческий процесс.

Однажды сорокапятилетний поэт спросил меня: «Петрович, ты прочитал мою прозу. Скажи честно, мне можно писать прозу? Понимаешь, мой руководитель семинара в Литературном институте двадцать лет назад сказал: «Пока не испишешься в поэзии, к прозе не прикасайся!»

В Литине слабых руководителей семинаров быть не может по определению. Но то был очень крупный поэт. И его мнение надо уважать. Лично я считаю, что поэты обязаны работать во всех жанрах, как было в XIX веке. Другое дело, что они в любом жанре просто обязаны помнить о своём поэтическом статусе. И прозаическая строка у них должна быть поэтической. Это - сложная работа. Но такое отношение к прозаической строке сыграет роль сообщающихся сосудов: в прозе планку поднял – в поэзии планка поднимется. Или роль положительно обратной связи.

Но как быть с людьми, которых природа наградила разными талантами? Нужно ли доводить их все до заоблачных высот? Сработает ли в этом случае закон сообщающихся сосудов или положительно обратная связь?

 

Степень обучаемости

Некоторые люди опрометчиво говорят: «Было бы желание, а научиться можно всему, причём относительно быстро». К сожалению, степень обучаемости у всех людей своя. Причём, она имеет иной раз жёсткую, а иной раз щадящую зависимость от возраста человека. Считается, что в юном возрасте люди быстрее обучаются и тверже запоминают. Не буду опровергать это мнение мудрых и опытных людей. Скажу только, что и эта проблема серьезно не проработана.

 

Возрастные возможности

В настоящее время в Литературный институт стали поступать люди в возрасте 40, 50, 60, 70 лет. Вспомнили вдруг, что когда-то сочиняли стихи, писали прозу, мечтали о литературных лаврах. Но по разным причинам раньше им не удалось стать писателями. А вот теперь-то у них появилась возможностью заняться своим, заветным. Вы думаете, что у них ничего не получается? – Получается!! Хотя и не у всех.

А уж как они работают, как стараются, как переживают, как радуются. Мне не хочется называть здесь имена. Но они есть!

Есть мой Учитель, Федор Николаевич Шемякин, профессор психологии, который за три месяца до смерти, в 79 лет, изучил древнегреческий язык. Это был его восемнадцатый язык. Ах, какой он был при этом счастливый! Его, когда-то плотного, крепкого мужчину, съедал сахарный диабет, а Федор Николаевич весь светился, доказывая мне, что ни англичане, ни французы, ни немцы, ни даже наши русские переводчики, неверно переводили Платона…

Владимир Семенович Райберг, архитектор, поэт, на семидесятом году жизни пришёл к прозе, и какая она у него! И с каким упорством он ходил ко мне на семинары в ЦДЛ, к 16-40 летним, и как жадно он впитывал науку прозы. Он шёл семимильными шагами.

Ирина Макарова, врач, поэт, отработал своё в медицине, затем закончила Литературный институт, сейчас заканчивает аспирантуру. Она горит!

В конце концов, великий А. В. Суворов почти в семидесятилетнем возрасте перешёл Сен-Готард.

 

Быстрый ум

Еще в юности в какой-то биографической книге я узнал от автора, фамилию которого, к сожалению, не помню, что Альберт Эйнштейн был тугодумом. Великому ченому нужно было хорошенько подумать над какой-то проблемой, чтобы понять её. А есть люди, которые всё схватывают на лету. Не знаю, существуют ли научные разработки коэффициента полезного действия ума быстро, и ума медленного, но и этим делом нужно заниматься серьезно.

 

Глава 3. Личность, общество, государство

А теперь мы переходим к формированию Творческой матрицы. Для начала нам необходимо определить её элементы.

 

Список

Здесь я представлю список тех качеств личности, общества и государства, которые, хотим мы того или нет, оказывают влияние на функционирование Творческого диполя «Учитель – Ученик». Все эти качества могут быть аргументами функций F(X1) и F(X2), либо элементами матрицы.

Среди ниже перечисленных качеств есть такие, которые уже имеют жёсткие точные определения. Но, как правило, все эти качества способны изменяться в зависимости от обстоятельств. Из личного примера: в юности и молодости, и в зрелом возрасте я был ярко выраженным жаворонком. В 21-00 – 22-00 я ложился спасть. Просыпался в 4-30 – 5-30. Где-то после 55 лет я из жаворонка превратился в сову. При этом я очень не люблю работать по ночам. Я знаю, что мне это вредно. Подобное случается и с другими людьми, и со многими другими человеческими качествами. И этот факт говорит сверх сложности Творческой матрицы.

Итак, список:

Флегматик. Сангвиник. Холерик. Меланхолик. Жаворонок. Сова. Память.

 

Память

Для того, чтобы обратить внимание читателя на важность этой составляющей творческого процесса, я напомню о различных типологиях памяти:

- по сенсорной модальности — зрительная (визуальная), моторная (кинестетическая), звуковая (аудиальная), вкусовая, болевая.

- по содержанию — образная, моторная, эмоциональная;

- по организации запоминания — эпизодическая, семантическая, процедурная;

- по временным характеристикам — долговременная (декларативная), кратковременная, ультракратковременная;

- по физиологическим принципам — определяемая структурой связей нервных клеток (она же долговременная) и определяемая текущим потоком электрической активности нервных путей (она же кратковременная)

- по наличию цели — произвольная и непроизвольная;

- по наличию средств — опосредованная и неопосредованная;

- по уровню развития — моторная, эмоциональная, образная, словесно-логическая.

(Маклаков А. Г. Общая психология. СПб.: Питер, 2001. С. 592)

 

Список (продолжение):

Творческая активность возраста: 7-12, 12-15, 15-18, 18-27, 27-35, 25-50, 50-60, 60-70, 70-80. Разбросанность (человек, не способный долгое время работать над одной задачей). Собранность (человек, работающий над одной задачей, отбрасывая все другие дела на потом). Слушатель. Собеседник. Спорщик. Гениальный. Талантливый. Способный. Завышенная самооценка. Адекватная самооценка. Заниженная самооценка. Однолюб. Женолюб. Безразличный к женщинам. Семьянин. Семья на втором месте после Дела жизни. Безразличное отношение к семье. Комфорт в быту помогает работать. Комфорт в быту мешает работать, отвлекает от работы. Комфорт в быту не оказывает никакое воздействия на Дело жизни. Одинокий волк. Вожак стаи. «Политработник». Равнодушный к общественной и политической жизни. Зависимый от политической динамики. Раб толпы. Удачливый. Неудачник. Удачи и неудачи поочередно. Ответственный с государственной точки зрений. Пофигист. Безбашенный. Выпендрежник. Потомственный богач. Потомственный бедняк. Из грязи в князи. Из знатных и богатых на дно жизни. Социально ангажированное творчество. Лирика. Искусство для искусства. Критикан. Разрушитель. Созидатель. Человек Малой Родины. Человек родного дома. Зависимы от моды. Независимый от моды. Генератор идеи. Реализатор идей. Накопитель богатств. Потребитель реализованных идей Странник. Путешественник.

 

Чем отличается «странник» от, например, путешественника?

В мировой литературе есть много прекрасно изложенных определений «Странника» и «Странничеств». К сожалению, где-то в XVI-XVII веках эти определения и, главная, суть этого явления в жизни людей были забыты многими  писателями и мыслителями, даже религиозными. Именно это пренебрежительное отношение великих мыслителей к одному из ярчайших явлений в жизни людей вынудило меня написать книгу «Мировая история странников». В ней я собрал самые интересные, поэтичные определения странника за предыдущие 5 тысяч лет.

Здесь я приведу несколько из них.

 

Махабхарата

«Самоопорный, чистый, самообузданный, мягкий, безропотный, нелюбопытный,

Благоречивый, бодрый, мудрый, познавший, ты странствуешь как ребенок,

Ибо даров ты не требуешь, не печалишься, не получая,

Всегда так, как будто ты сыт, брамин; ни перед кем не кичишься.

Когда поток существа уносит, как бесчувственный, ты безучастен,

На долг, цель желаний, деятельность ты, как с вершины взираешь,

Ты не заботишься ни об обязанностях, ни об имуществе; желаньями ты не опутан;

За предметы чувств не цепляясь, свободный, ты странствуешь, как зритель…»

(Махабхарата. Философские тексты. Выпуск V, Книга I. (Мокшадхарма) (Основа освобождения). Издание второе. Перевод, предисловие академика А. Н. СССР Б. Л. Смирнова. Ашхабад. 1983. С. 25-26).

 

«Совершенномудрый» и странник. (Мысли Лао-цзы)

Мне не удалось найти в «Дао дэ цзин» определения странника, но образ совершенномудрого, очерченный Лао-цзы, имеет много общего со странниками!

«Совершенномудрый, совершая дела, предпочитает недеяние; осуществляя учение, не прибегает к словам; вызывая изменения вещей, он не осуществляет их сам; создавая, не обладает тем, что создано; приводя в движение, не прилагает к этому усилий; успешно завершая что-либо, не гордится. Поскольку он не гордится, его заслуги не могут быть отброшены». (Древнекитайская философия. Собрание текстов в двух томах. Том 1—2. М., 1972—1973. т. 1. С. 115).

«Совершенномудрый ставит себя позади других, благодаря чему он оказывается впереди. Он пренебрегает своей жизнью, и тем самым его жизнь сохраняется. Но происходит ли это оттого, что он пренебрегает личными интересами? Напротив, он действует согласно своим личным интересам». (Там же. С. 116 – 117).

«Умеющий шагать не оставляет следов. Умеющий говорить не допускает ошибок. Кто умеет считать, тот не пользуется инструментом для счета. Кто умеет закрывать двери, не употребляет затвор и закрывает их так крепко, что открыть их невозможно. Кто умеет завязывать узлы, не употребляет веревку, но завязывает их так прочно, что развязать невозможно. Поэтому Совершенномудрый постоянно спасает людей и не покидает их. Он всегда умеет спасти существа, поэтому он не покидает их. Это называется глубокой мудростью». ( Там же. С. 123).

«Не выходя со двора, можно познать мир. Не выглядывая из окна, можно видеть естественное дао. Чем дальше идешь, тем меньше познаешь. Поэтому Совершенномудрый не ходит, но познает все. Не видя вещей, он проникает в их сущность. Не действуя, добивается успеха». (Там же. С. 129).

«Совершенномудрый живет в мире спокойно и в своем сердце собирает мнения народа. Он смотрит на народ, как на своих детей». (Там же. С. 129).

«Совершенномудрый справедлив и не отнимает ничего у другого. Он бескорыстен и не вредит другим. Он правдив и не делает ничего плохого. Он светел, но не желает блестеть». (Там же. С. 132).

«Совершенномудрый не имеет страсти, не ценит трудно добываемые предметы, учится у тех, кто не имеет знаний, и идет по тому пути, по которому прошли другие. Он следует естественности вещёй и не осмеливается самовольно действовать». (Там же. С. 134).

 

Иоанн Лествичник (525 - между 650 и 606). «О странничестве, т. е. уклонении от мира»

«Странничество есть невозвратное оставление всего, что в Отечестве сопротивляется нам в стремлении к благочестию. Странничество есть недерзновенный нрав, неведомая премуд­рость, необъявляемое знание, утаеваемая жизнь, невидимое намерение, необнаруживаемый помысл, хотение уничижения, желание тесноты, путь к Божественному вожделению, оби­лие любви, отречение от тщеславия, молчания глубины…». (Иоанн Лествичник. Лествица. СПб., 2008. С. 91).

 

Сковорода Григорий Саввич (1722-1794)

Украинский философ, поэт, педагог.

Перед кончиною завещал предать его погребению на возвышенном месте близ рощи и гумна и следующую сделанную им себе надпись написать:

Мир ловил меня, но не поймал.

 

Странники и странничество в Творческом диполе «Учитель - Ученик»

Г. С. Сковорода дал, пожалуй, самое краткое, а в глубине своей и самое точное определение странника, странничества. А его жизнь, как, впрочем, и жизнь любого странника, являет собой яркий пример того, какие сложные взаимоотношения могут возникнуть в Творческом диполе «Учитель – Ученик», если Учитель является странником, а Ученик, например, мечтает о карьере. Или наоборот.  О том, что подобные случаи возможны, говорит хотя бы опыт Сократа, которого вполне можно назвать странником. Но у него учился Алкивиад и Платон, и Ксенофонт и другие крупнейшие мыслители, которые о странничестве и не помышляли! Гениальный «Цветок Сократа». В центре – странник, от него расходятся лепестки – ни одного странника! После гибели Учителя, Ученики создают свои школы, в которых странникам-то делать нечего.

 

«Характеры» Феофраста

Теофраст, Феофраст, или Тиртамос, или Тиртам (ок. 370 – между 288 и 285 гг. до н.э.)  - древнегреческий философ, естествоиспытатель, теоретик музыки. Вместе с Аристотелем является основателем ботаники и географии растений. Родоначальник истории философии, психологии и теории познания.

Славу ему принесла маленькая книжка «Характеры» (или «Этические характеры»). Я приведу два первых очерка из книги Феофраста и перечислю «характеры», которые они описал.

I. Ирония

(1) Ирония [1] в широком смысле - это притворство, связанное с самоумалением в действиях и речах, а ироник - вот какой человек. (2) Придя к своим недругам, он готов болтать с ними, показывая вид, будто вовсе не питает к ним неприязни.[2] В глаза он расхваливает тех, на кого исподтишка нападает, и изъявляет соболезнование, если те проиграли тяжбу. Он даже оправдывает тех, кто дурно отзывается о нем и обвиняет его. (3) С людьми обиженными и раздраженными разговаривает спокойно, а если кто настойчиво добивается встречи с ним, велит прийти позднее. (4) О своих делах ничего не рассказывает: говорит, что только обдумывает и ничего еще не решил, делает вид, будто только что пришел, что уже поздно, что ему нездоровится.[3] (5) Если кто просит у него денег в долг или собирает складчину [4] [...] [5] и если он несет что-нибудь на рынок, то говорит, что не продает, а если не продает, то, наоборот, объявляет, что продает; что бы ни услышал, притворяется, что ничего не слышал, увидел - говорит, что ничего не видал; договорившись о чем-нибудь, заявляет, что не помнит; то говорит, что еще поразмыслит, то - что еще не знает; то - что удивлен услышанным, то - что и сам уже так рассудил. (6) Обычно он выражается в таком роде: "Не могу поверить", "Этого я не постигаю", "Я поражен". Или же: "Ты говоришь словно о другом человеке: мне он рассказывал совсем не то", "Это мне странно", "Рассказывай кому-нибудь другому", "Теряюсь: тебе ли не верить или его обвинять?", "Подумай все же: не слишком ли ты легковерен?".[6]

II. Льстивость

(1) Лесть можно определить как недостойное обхождение, выгодное льстецу.[1] А льстец вот какой человек. (2) Идя с кем-либо, он говорит спутнику: [2] "Обрати внимание, как все глядят на тебя и дивятся. Ни на кого ведь в нашем городе не смотрят так, как на тебя! Вчера тебя расхваливали под Портиком.[3] А там ведь сидело больше тридцати человек. И когда речь зашла о том, кто самый благородный, то все (и я прежде всего) сошлись на твоем имени". (3) Продолжая в таком духе, льстец снимает пушинки [4] с его плаща и если тому в бороду от ветра попала соломинка, то вытаскивает ее и со смешком говорит: "Смотри-ка! Два дня мы с тобой не видались, а уже в бороде у тебя полно седых волос, хотя для твоих лет у тебя волос черен, как ни у кого другого". (4) Стоит только спутнику открыть рот, как льстец велит всем остальным замолчать, и если тот поет, то расхваливает, а по окончании песни кричит: "Браво!". А если спутник отпустит плоскую шутку, льстец смеется, затыкая рот плащом, как будто и в самом деле не может удержаться от смеха. (5) Встречным он велит остановиться и ждать, пока "сам" не пройдет. (6) Накупив яблок и груш, он угощает детей на глазах отца и целует их со словами: "Славного отца птенцы".[5] (7) Покупая вместе с ним сапоги,[6] льстец замечает: "Твоя нога гораздо изящнее этой обуви". (8) Когда тот отправляется навестить кого-нибудь из друзей, он забегает вперед со словами: "К тебе идут!", а затем, возвратившись, объявляет: "Я уже известил о твоем приходе". (9) Мало того, он способен даже, не переводя духа, таскать покупки с женского рынка.[7] (10) Первым из гостей он расхваливает хозяйское вино и приговаривает: "Да и в еде ты знаешь толк!". Затем, попробовав что-нибудь со стола, повторяет: "Что за славный кусочек!". Пристает к хозяину с вопросами: не холодно ли ему, не накинуть ли на него что-нибудь и - не дожидаясь ответа - закутывает его. С хозяином льстец шепчется, а во время разговора с другими оглядывается на него. (11) В театре льстец сам подкладывает ему подушку, отняв ее у раба. (12). И дом-то его, по словам льстеца, прекрасно построен, и земельный участок отлично обработан, и портрет похож.[8]

(Феофраст. Характеры. Пер., статья и примеч. Г. А. Стратановского. «Ладомир». Литературные памятники. Москва. 1993. С. 5-7).

Далее в книге следуют описания следующих «характеров»: Пустословие. Неотесанность. Угодливость. Отчаянность. Болтливость. Вестовщичество. Бессовестность. Крохоборство. Бесстыдство. Бестактность. Суетливость. Тупоумие. Грубость. Суеверие. Ворчливость. Недоверчивость. Нечистоплотность. Назойливость. Тщеславие. Скаредность. Бахвальство. Высокомерие. Трусость. Приверженность к олигархии. Опсиматия. Злоязычие. Подлолюбие. Подлокорыстие.

 

Глава 4. Время функционирования Творческого диполя Учитель – Ученик

 

Государство и Время

С давних пор известно, что «канат жизни» Земного шара, представляющего собой единый социально-психологический организм, а также «канаты жизни» Цивилизационных центров и входящих в них стран, развиваются в пространственно-временном поле по спиралям или по синусоидам. Синусоида «каната жизни» любого государства представляет собой суперпозицию нескольких синусоид, имеющих разные частоты.

 

Нейтральная временная полоса

Периодически «канат жизни» проходит через так называемые разные Нейтральные полосы.

Эта тема является очень важной и для понимания Времени, в котором мы живем, и для адекватной оценки степени влияния разных нейтральных временных полос на работу Творческого диполя «Учитель – Ученик».

Нейтральные Временные полосы рождали героев во всех странах. А затем народы либо авторы сочиняли гениальные произведения об этих героях и о событиях, в которых они участвовали.

Следует помнить, что в 1880-1920 годах, в очередной период потребления и в Российской державе, и в других странах Земного шара, практически во всех сферах деятельности человека и государства были сделаны фундаментальные открытия, которые и по сей день актуальны.

Новые герои и гении уже рождены. Слово за ними. И за теми, кто занимается их воспитанием, образованием и работой. Да-да, работой. Все сильнейшие ВУЗы России не прекратили работу. Они выпускают много молодых специалистов, которым просто необходима хорошая работа. 5-7 лет учебы в ВУЗе плюс 5-7, а то и 10 лет  по специальности делают профессионалов высокого класса.

Выпускникам даже очень сильных ВУЗов в предыдущие двадцать лет крупно не повезло. У большинства из них не было второй необходимой, но не достаточной составляющей для профессионального роста. И это сказывалось на талантливых людях уже в 12-17 летнем возрасте, когда они, почувствовав свои возможности и способности, стали, глядя на старших безработных товарищей, думать о выборе профессий. Выбор был не в пользу фундаментальных дисциплин и не в пользу инженерных профессий. И будущие абитуриенты стали учиться только на ЕГЭ. А не на своё ученое или инженерное будущее.

Это – одна из поведенческих закономерностей эпохи потребления, то есть Нейтральной вековой полосы.

 

От Кали-юги до эпохи потребления

О самом крупном витке спирали (Махаюге, Манвантаре, состоящей из четырех юг) говорится в древнеиндийском эпосе «Махабхарата». Я напомню о Кали-юге, последней в Махаюге:

Кали-юга. «Век демона Кали», «железный век», «век раздора». 432 тыс. лет. Падение нравственности, добро в мире уменьшается до одной четверти от состояния в Сатье-юге (первой юге). К концу Кали-юги нравственность полностью разрушается. Общая экономическая и духовная деградация, люди проявляют самые отвратительные качества. Слабеют мужество, ум и сила. Поведением людей управляет злоба, зависть, ложь и честолюбие… Правители становятся тиранами и не могут держать людей в повиновении, защищать народы от нападения варваров. Кали-юга прекращается, когда зло и насилие заполняют весь мир, который затем разрушается (пралайя). Завершается Махаюга и круг эпох возобновляется.

Существует версия о том, что через каждые 25 тысяч лет на Земном шаре происходят катаклизмы земношарного масштаба. Иные ученые называют цифру в 12,5 тысяч лет.

В «Сказании об Атрахасисе», известном со старовавилонского времени, с правления Аммицадуки (1646-1626 гг. до н.э.), 6 раз (!) повторяется двустишие: «Не прошло и двенадцати сотен лет, Страна разрослась, расплодились люди…» Эту цифру (1200 лет) некоторые ученые XIX-XX вв. н.э. называют предельной для крупных государственных образований типа Римской империи, Византийской империи и т.д. Учитывая опыт тех, кто написал  «Сказание об Атрахасисе», а также наблюдения  современных специалистов, можно предположить, что действительно существует земношарная синусоида с периодом в 1200 лет.

В VIII-III вв. до н.э. на Земном шаре доминировали города-государства. В III в. до н.э. – III в. н.э. – крупные государственные образования имперского типа. В III-VII вв., во время Великого переселения народов, – мелкие во времени и пространстве государства. В VII-XI вв. – крупные державы. В XI-XV вв. – небольшие, повторюсь, во времени и пространстве, государства. В XV-XX вв. – крупные державы имперского типа. Это мое наблюдение наводит на мысль о том, что смена моды на тип государственного устройства не случайна. А значит, и эту синусоиду нельзя не учитывать в изучении истории Земного шара.

В некоторых работах я историческими примерами обосновал существование синусоиды с периодом в 80-120 лет. Любое государство в течение этого времени, которое, как правило, начинается где-то на рубеже очередного столетия, проходит через следующие фазы: генерация государственной идеи, ее реализация, накопление, потребление. В зоне потребления рождается новая государственная идея. Доминировать или превалировать в ней могут духовная, экономическая, культурологическая, военная (экономика военных походов) и др. составляющие, но во всех случаях она будет определять все сферы жизни и деятельности государства в целом, а значит, и большинства его граждан. Любой желающий может убедиться в обоснованности данной идеи, проштудировав историю, скажем, Московской империи со времен Даниила Александровича и до конца XX в., в котором Ленин и его сподвижники являлись генераторами идеи, Сталин – реализатором, Хрущев и Брежнев – накопителями, Горбачев, Ельцин, Путин и Медведев – потребителями. Эта идея, кстати, очень хорошо согласуется с природными циклами. Утро – день – вечер – ночь. Весна – лето – осень – зима, генерация идеи, ее реализация, накопление, потребление.

Социально-психологическое состояние на этапе потребления очень похоже на социально-психологическое состояние в Кали-юге. А также на  социально-психологическое состояние времен заката крупных империй. И в периоды, когда происходит смена моды на тип государственного правления.  Разница между ними лишь в количестве лет, десятилетий, тысячелетий, в течение которых одна идея уходит, но еще не ушла, а другая приходит, но еще не пришла.

Я называю это состояние Временной Нейтральной полосой.

Кали-юга – Эпохальная (Земношарная) Временная Нейтральная полоса.

Закат империй – Тысячелетняя Временная Нейтральная полоса.

Переход от полисного устройства Земного шара и крупных Цивилизационных центров к имперскому устройству и наоборот – Региональная Временная Нейтральная полосой.

Период потребления – Вековая Временная Нейтральная полоса.

 

Тысячелетняя и Региональная Нейтральные  Временные полосы

В конце XVIII в. от Великобритании «оторвались» Соединенные Штаты Северной Америки. И политическая карта Земного шара стала дробиться. Тем, кто не верит в это, можно посоветовать собрать из разных источников политические карты мира, сфотографировать их и расположить фотографии на столе, или на полу по хронологическому принципу. И все станет ясно, без слов. На рубеже XX-XXI  вв. н. э. процесс дробления приблизился к апогею. И сейчас уже никого не удивишь в том, что мир стал дробиться.

Люди, простые и великие, не могут не замечать этой закономерной метаморфозы, не могут не чувствовать её влияние на себе. Но если даже очень сильные люди (политики, например) стараются не реагировать на эту «прихоть жизни», то работают-то они в социуме, с «существами общественными», не способными отгородиться от энергии глобального социально-психологического распада.

Следует не забывать, что апогей не является завершением процесса. Более того, именно здесь, в непосредственной близости от апогея, борьба между уходящими и приходящими мирами достигает высшего напряжения. И уж, какие великие люди погибали здесь или терпели фиаско! Цицерон, Цезарь, конфуцианские ученые во времена Цинь Шихуанди … погибли. Тимуру не удалось создать державу имперского типа, прочную во времени и пространстве. Бабуру – удалось, но ему Время помогло, оно уже перешагнуло через вязкое болота Временной Нейтральной полосы и разрешило сильным людям строить империи. Это произошло во второй половине XV – начале XVI века. Чуть-чуть не угадал Тимур с рождением.

Из историй мировой литературы хорошо известно, что сочинители мифов, эпосов, легенд, а также авторы величайших шедевров словесной культуры очень часто искали героев и события для своих произведений именно во Временных Нейтральных полосах.

«Ригведа», «Махабхарата», «Илиада», «Одиссея», «Троянский цикл», «Похищение быка из Куальнге» и вообще весь ирландский эпос, германский эпос, исландские саги и т.д. и т.д.

 

Вековая Нейтральная Временная полоса и Московская империя

«Когда настали времена упадка нравов и люди предались похоти, в песнях слова фривольные заклубились, словно облака, праздные изыски хлынули потоком. Словно все плоды опали с деревьев, одни лишь цветы пышно цвели на ветвях. В домах иных сластолюбцев служили песни «посланцами цветов и птиц», неимущие же гости, нахлебники, ими добывали себе пропитание. Оттого стали песни наполовину подобны женскому рукоделию, кое не пристало и показывать среди мужей». (Из предисловия Ки-но Ёсимоти. Кокинвакасю. Собрание старых и новых песен Японии. Т. 3. Пер. со старояпонского А. Долина. М. 1995. С. 92).

«Я всегда приходу в удивление, а вместе с тем и огорчаюсь от того, что столь многие и божественные искусства и науки, которые и по своим произведениям и по свидетельствам истории, как мы видим, были столь многочисленны в доблестные времена античности, ныне почти совершенно отсутствуют и утеряны; живописцы, скульпторы, архитекторы, музыканты, геометры, авгуры и другие благороднейшие и удивительнейшие умы ныне встречаются чрезвычайно редко, а если и встречаются, то хвалить их особенно не за что. Поэтому я полагал (от многих я слышал то же самое), что природа, учительница всех вещей, ныне одряхлела и устала и не производит уже больше ни гигантов, ни талантов, которых она порождала в свои юные и наиболее славные времена в достойном удивления изобилии». (Леон-Баттиста Альберти. В книге: Мастера искусств об искусстве. Том. I, Москва – Ленинград, 1937. С. 69).

В начале 1980-х годов Московская империя вошла в Вековую Нейтральную Временную полосу, в очередной «Этап потребления», который для русских людей вообще является «бичом Божиим», уж не знаю почему.

Смутное время, время Петра Великого, начало XIX века, времена побед двух великих революций начала XX века: Октябрьской социалистической и Нэпманской. В каком напряженном режиме жили наши соотечественники и страна в целом на этих тех этапах потребления! Как много жертв было брошено на этих этапах потребления! Много жертв было и на нашем этапе потребления, который начался в 1980 году и который, к сожалению, еще не закончился.

 

Творческий диполь «Учитель и Ученик» во времени

Творческие диполи функционировали во времена: Генерации государственной идеи (в каждые 80-120 лет в любом государстве); Реализации государственной идеи; Накопления богатств. и. Потребления.

А также на этапах: Генерации государственной идеи в Цивилизационном центре (период в 1200 лет); Реализации государственной идеи в Цивилизационном центре; Накопления богатств от реализации государственной идеи в Цивилизационном центре; Потребления богатств и гибель государственной идеи в Цивилизационном центре.

А также в сложнейшие времена смены формации в том или ином государстве, о чем будет сказано чуть позже.

 

Глава 5. Место функционирования Творческого диполя Учитель - Ученик»

Лучше не скажешь

Великие мыслители, например, Древнего Китая и Индостана, хорошо чувствовали, понимали и знали, какое огромное значение для жизни и, особенно, для творчества имеет территория, земля или, как мы сейчас говорим «Малая Родина».

Именно поэтому я и беру их в свои союзники.

 

«Гуань-цзы»

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ. «ВОДА И ЗЕМЛЯ»

Земля — источник всех вещей, корень живых существ. Она рождает прекрасные и безобразные, благородные и низкие, глупые и умные [существа].

Вода — это кровь и жизненная энергия земли. Она циркулирует по своим «кровяным сосудам». Поэтому говорится: «Вода — это всеобъемлющий материал».

Откуда [мы] знаем, что именно так обстоит дело?

Отвечаем: вода мягкая и чистая, она может смыть с человека грязь. В этом проявляется ее гуманность. На вид [вода] темная, на деле прозрачная. В этом проявляется ее совершенство. Измеряя объем [воды], нельзя применять гай, чтобы ее выровнять. Когда сосуд уже наполнен [водой], нельзя будет больше добавлять. В этом проявляется ее справедливость. [Вода] постоянно течет, а останавливается лишь там, где уже достигнута ровная поверхность. В этом проявляется ее честность. Люди стремятся к возвышению, только вода устремляется вниз. В этом проявляется ее скромность. Скромность является местом пребывания дао и средством государя [в управлении страной]. Именно здесь, [в низком, скромном месте], собирается вода.

Точность ее является основой пяти видов измерения. Бесцветность ее является составным элементом пяти цветов. Пресность ее является основой пяти вкусов. Поэтому именно вода является мерилом всех вещей, источником существования живых существ, основанием положительного и отрицательного, успеха и неудачи. Поэтому [она] все наполняет и задерживается. Вода собирается и на небе, и на земле, содержится во всех вещах, живет внутри металлов и камней, сосредоточивается в живых существах. Поэтому говорится: «Вода — это чудо». Собираясь в растениях, [она дает возможность] корням расти и укрепляться, цветам распускаться в должной мере, плодам созревать в полном объеме. Благодаря воде птицы и звери становятся тучными, перья и шерсть их — пышными, рисунок покрова — ярким.

Нет вещей, которые не стремились бы исчерпать свою природу и приобрести присущее им состояние. Это происходит оттого, что в них в меру содержится вода...

Из воды рождается и человек. Когда тончайшие ци мужчины и женщины соединяются вместе, вода образует зародыш...

Поэтому говорится: «Вода — это источник всех вещей, родоначальник всех живых существ. Она рождает прекрасные и безобразные, благородные и низкие, глупые и умные [существа]». Откуда же видно все это?

В царстве Ци вода стремительная и глубокая, поэтому его народ алчный и храбрый. В царстве Чу вода мягкая и прозрачная, поэтому его народ легкомысленный, но смелый. В царстве Юе вода мутная и тяжелая, поэтому его народ тупой, болезненный и грязный. В царстве Цинь вода мутная, малоподвижная, в ней много ила, поэтому его народ алчный, хитрый, свирепый, склонный к интригам. В царстве Цзинь реки высохшие, вода в них мутная и неподвижная, поэтому его народ лицемерный, коварный и эгоистичный. В царстве Янь речные течения слабые, вода мутная, поэтому его народ глупый, упрямый, но правдивый, легкомысленный, но храбрый. В царстве Сун вода легкая, стремительная и чистая, поэтому его народ простой и правдивый. Поэтому совершенномудрые в понимании характера воды [находят ключ] к изменению состояния в обществе.

Таким образом, когда вода состоит из однородного состава, тогда и мысли у людей будут правильные; когда вода чистая, тогда и люди будут уравновешенные; правильные мысли у людей устраняют их корыстные желания; уравновешенность людей избавляет их от скверного поведения. Поэтому совершенномудрые, управляя страной, не занимаются предупреждением людей и убеждением дворов, а находят свою опору в воде.

(Древнекитайская философия. Собрание текстов в двух томах. Том 2. Академия наук СССР. Институт философии. Издательство социально-экономической литературы. «Мысль». М., 1973. С. 40-42).

 

«Трактат об учении, способностях времени и стране»

В нём Нитирэн (1222-1282), буддийский монах, основавший в 1253 буддийскую секту, названную его именем, в частности, пишет:

«… Проповедники учения Будды должны знать особенности страны, в которой они распространяют Учение, и, в зависимости от этого, выбирать подходящие методы обращения в буддийскую веру. «Среди стран есть холодные страны, жаркие страны, бедные страны, богатые страны, страны в центре мира, окраинные страны, великие страны, малые страны, страны, населенные только разбойниками, страны, населенные только убийцами, страны, где не почитают старших. Кроме того, есть страны только Малой Колесницы, страны только Великой Колесницы, страны и Малой и Великой Колесницы одновременно».

(Буддийская философия в средневековой Японии. – М. Янус-К, 1998. С.45).

 

Место работы Творческого диполя «Учитель – Ученик»

Творческие центры высокоразвитого государства. Периферия высокоразвитого государства. Творческие центры слаборазвитого государства. Периферия слаборазвитого государства.

 

Типы Творческого диполя «Учитель – Ученик» в зависимости от места его функционирования и «Малой Родины» Учителей и Учеников.

Учитель – потомственный житель Творческого центра высокоразвитого государства, скажем, москвич, преподает в Москве; Ученик – потомственный москвич. Учитель, приехавший в Москву; Ученик – потомственный москвич. Учитель – потомственный москвич, преподает на периферии; Ученик – местный житель. Учитель – потомственный москвич, преподает на периферии; Ученик приехал из Москвы для того, чтобы написать диссертацию. Учитель – местный житель, Ученик – из Москвы. Учитель и Ученик приехали из Москвы в наукоград, в Новосибирск, например.

В качестве самозащиты могу сказать, что названные выше Творческие диполи активно функционировали в Советском Союзе на этапах реализации государственной идеи и накопления богатств. И логика жизни говорит о том, что подобное случится уже в ближайшем будущем на территории России. С некоторыми важными изменениями, о которых уже сейчас надо думать.

 

Пример из жизни (Звонок из Казани)

Казань в настоящее время является крупным научным и инженерным центром. Из одного казанского «ящика» звонят в московский «ящик» по делам. Необходимо было сверить кое-какие данные. Один казанский светила поговорил с московским инженером, удивился и не сдержался: «Я не ожидал, что в Москве еще остались специалисты такого уровня!»

Москва и Московская область являлись во времена реализации государственной идеи и накопления богатств лидирующими в науке и инженерии объектами. Их вполне можно было назвать наукогосударством в государстве. Здесь работали сильнейшие ВУЗы. Сюда стремились все умные абитуриенты. Лучшие из них поступали в московские ВУЗы, лучших выпускников оставляли здесь работать. Это «наукогосударство» в СССР совершило множество научных и инженерных чудес. (Я ни в коей мере не умаляю чудеса других городов и регионов СССР).

И вдруг волею судеб Москва и Московская земли стали превращаться из страны, которая давала государству гениев, буквально, во всех сферах жизни и деятельности государства, в «торгашескую страну». Этот процесс продолжается уже около трети века! И, надо быть откровенным, в степень интеллектуализации ВУЗов Москвы и Московской области заметно подсел. Но пока в Москве остались и великие ученые, и столь же великие инженеры. Работать им, правда, не дают в том объёме, который они могли бы выполнять.

В той же Казани и в других крупных научных и инженерных центрах России происходят те же процессы «торгашезации» населения. Но в меньшей степени, чем в Москве. Я уверен в том, что этот процесс, в конце концов, завершится не в пользу торгашни, что Москва и Московская область не отдадут никому первенство и в науки, и в инженерии. Слишком уж здесь много наработано.

Но перераспределение научной и инженерной энергии в России происходит, и это хорошо! А, значит, и происходят изменения в работе Творческих диполей «Учителя – Ученики» во всей стране, в том числе, и в Москве и Московской области. Не считаться с этим нельзя. Хотя бы по причине распределения выпускников ВУЗов, аспирантур. Раньше они все хотели работать в Москве, и этот факт естественным образом влиял на энергию Творческого диполя Учитель – Ученик и на чисто человеческие взаимоотношения в нём.

 

Глава 6. Нейтральная Пространственная полоса

Люди из Нейтральной Пространственной полосы

На мой взгляд, и эта тема очень важна в наше «нейтральное время», и попытаюсь дать краткое обоснование этого утверждения еще до кратких характеристик трех видов нейтральных полос.

На их территориях динамика демографических процессов выглядит куда предпочтительнее динамики демографических процессов в крупных цивилизационных центрах. Из нейтральных полос в центры стекаются сильные люди. Не только дворники, слесари, водители и т.д. Хотя … пусть и дворники. Но с очень сильным социально-психологическим иммунитетом. Таковыми были лимитчики и лимитчицы 1950-1970-х годов в Подмосковье и в Москве. Как они работали в те годы! Как они мечтали дать детям образование! И у многих из них получалось. Они приезжали из разных областей Советского Союза, многие из них проживали там либо в межобластных нейтральных полосах, либо на территориях, близких по заброшенности к нейтральным полосам. В основном, то были русские люди, украинцы, белорусы, татары.

Сейчас ситуация изменилась по причине мощного демографического взрыва во второй половине XX века именно на территориях Земношарной Нейтральной полосы. Сейчас это даже не лимитчики. Это «гастарбайтеры». Многие из них едут в Москву на сезонные работы. Некоторые (но и их уже много!) мечтают остаться здесь навсегда. И кому-то это удаётся. И они рожают детей, по месту рождения уже москвичей и подмосковичей. И среди этих детей с каждым десятилетием будет все больше людей талантливых. Не торгашей талантливых, а инженеров, ученых, других интеллектуальных профессий. Так будет! Потому что так было всегда и везде в подобных ситуациях.

А, значит, сейчас необходимо создавать стратегию работы с людьми и детьми (!), выходцами из Земношарной Нейтральной полосы, да и из Региональных Нейтральных полос.

 

Земношарная Нейтральная полоса

Земношарная Нейтральная полоса тянется, замысловато извиваясь, от Финляндии до Юго-Восточной Азии. Её ширина может составлять от 100 до 300 км. Она породила очень сильных людей. Об их возможностях и способностях должны знать крупные политические и государственные деятели, великие завоеватели, а также люди попроще, скажем, наместники, да и повелители государств и государственных образований на тех или иных территориях Земношарной Нейтральной полосы, да и руководители «среднего звена.

Восточные области современной Финляндии. Карелия. Эстония. Латвия. Литва. Западная Белоруссия и Восточная Польша. Западная Украина. Приднестровье и Молдова. Север Балканского полуострова. Крым. Кавказ и горы Загрос. Южное и Юго-Восточное побережье Каспийского моря. Бактрия (Тохаристан). Согдиана. Мавераннахр. Памир. Гиндукуш. Арахозия. Ганхара. Афганистан. Пакистан. Непал. Территория, расположенная севернее Индо-Гангской равнины. Бенгалия. Бирма. Лаос. Таиланд. Вьетнам. Камбоджа. Сингапур.

 

«А на нейтральной полосе цветы, необычайной красоты»

1. Народы, проживающие на этой территории, не создали (да, похоже, и не имели к этому никакого стремления) за предыдущие пять тысяч лет ни одной крупной во времени и в пространстве державы. Подчеркиваю, крупной во времени и в пространстве державы.

2. Участки очерченной полосы никогда не принадлежала ни одной великой империи более чем 100-200 лет.

3. Эту полосу вполне можно назвать «водоразделом исторических процессов». Именно на этой полосе завершались завоевания тех или иных империй в разные времена. Завоевания Александра Македонского, Римской империи, Византийской империи, Сельджуков, крестоносцев, которые хоть и продержались весьма долго в Прибалтике, но завоевать в полном смысле этого слова данную территорию не смогли, Османов, Австро-Венгрии, Российской  империи, обитателей Великой степи (от киммерийцев и скифов до маньчжуров), англичан, французов, американцев…

4. За редким исключением, в любом ареале Нейтральной полосы проживает много племен, народностей, и они часто ведут между собой войны. Естественно, эти войны ослабляют государственный иммунитет любой из территорий. Но даже постоянные распри не помогали великим завоевателям надолго «примыслить» территории Нейтральной полосы. Однажды, в первой половине XIX века, один афганец заявил с гордостью английскому военному: «Мы любим раздор, тревоги и кровь, но мы никогда не полюбим господина над собой!» Англичане, помнится, не поверили гордому афганцу. И получили долгую головную боль, увязнув в Центральной Азии в войнах, которые выиграть невозможно…

Эти четыре момента являются важнейшими для формирования духовного, душевного, физического, физиологического, психического, психологического облика, характера проживающих на данной территории племен, наций, народов.  Но именно это почему-то забывают историки, социологи, политики, военные. Часто они относятся к оценке возможностей обитающих здесь народов пренебрежительно. И попадают в ситуации, для себя весьма неожиданные.

На Нейтральной полосе действительно «растут цветы необычайной красоты». Характер местных обитателей (а они – очень разные!!!) в чем-то удивительно похож. Это патриотизм, огромная степень обучаемости, готовность к самопожертвованию, способность, простите, прогибаться перед сильным противником на время, как то сделал, например, вождь относительно небольшого народа Чам (Индокитай), когда в его страну ворвались монголы Хубилая. Старый человек, вождь народа Чам, отправил к великому хану послов с просьбой сохранить его народ, обещав за это дань в 200 слонов ежегодно. Это путь слабых? Нет, это путь трезвомыслящих людей, прекрасно понимавших, что монголы – явление временное. В эти же времена другие народы Индокитая с оружием в руках отстояли свое право на существование и прогнали монголов со своей земли. Это – второй путь.

На Пространственной Нейтральной полосе обитают люди очень живучие, живые, творческие одаренные.

 

Региональная и Межобластные Нейтральные полосы

Такие реки, как Дунай, Днепр, Волга, Амур и т.д. делят планету и государства на Региональные Пространственные Нейтральные полосы.

Существуют также и Межобластные Региональные полосы. Они представляют собой полосы шириной в 10-30 км, тянущиеся вдоль границ областей.

И там, и там живут люди очень интересные для писателей и для государственных деятелей и ученых. В данном очерке нет необходимости для обоснования вышесказанного, но любой обитатель, например, Москвы и Московской земли хорошо знает, что представляют собой районы на границах Московской области, и какие там живут сильные люди. Сейчас у многих из них нет дела. Но времена проходят, народ остается, дела приходят.

 

Глава 7. Типы государств

Государство-полис. Централизованное государство. Государства имперского типа. Так называемое «демократическое государство». Аристократическое государство. Олигархическое государство. Монархическое государство. Государство во главе с тираном, захватившим власть. Государство во главе с потомственным тираном. Государство (или государственное образование) во главе с избранным вождем. Государство (или государственное образование) во главе с потомственным вождем. Государство (или государственное образование) во главе с вождем, захватившим власть.

Очень важным фактором, воздействующим на работу Творческого диполя «Учитель – Ученик», является время перехода государства из одного типа в другой, то есть еще одна «Временная Нейтральная полоса», которая часто совпадает с Вековой Нейтральной полосой и с Региональной Нейтральной полосой.

 

Глава 8. Доминирующая религиозная система в государстве

Язычество. Единобожие. Атеизм. Тотемизм. Толерантное отношение между господствующей религией и всеми остальными. Нетерпимое отношение между господствующей религией и всеми остальными. Время религиозных столкновений и изменений, как результат этих столкновений.

 

Глава 9. Научная иерархия в творческом диполе «Учитель – Ученик»

Учитель – Академик. Учитель – Доктор наук. Учитель – Кандидат наук. Учитель – Аспирант. Ученик – Студент. Ученик – Аспирант. Ученик – Кандидат наук. Ученик – Доктор наук

 

Глава 10. Иерархия социальная

В элитном учебном заведении:

Учитель из ученой элиты. Учитель из пробившихся в науку талантливых простых людей. Ученик талантливый из научной элиты. Ученик посредственный их научной элиты. Ученик из пробившихся в науку талантливых простых людей.

 

В старом ВУЗе с богатыми традициями и достижениями:

Учитель из ученой элиты. Учитель из пробившихся в науку талантливых простых людей. Ученик талантливый из научной элиты. Ученик посредственный из научной элиты. Ученик из пробившихся в науку талантливых простых людей.

 

В только что открывшемся ВУЗе:

Учитель из ученой элиты. Учитель из пробившихся в науку талантливых простых людей. Ученик талантливый из научной элиты. Ученик посредственный из научной элиты. Ученик из пробившихся в науку талантливых простых людей.

 

Глава 11. Матрица Творческого диполя «Учитель - Ученик»

Матрица с матрицей в матрице

Около 150 граней человеческой личности названо выше. Но это лишь малая их часть.

Попробуем составить из названных граней, например, линейную Творческую матрицу Учителя, а затем и Ученика. В результате мы получим две матрицы из 75 столбцов и 75 строк. Причём, подавляющее большинство элементов этих матриц не имеют точного значения и носят вариативный характер, и более того, они склонны изменять характеристики в пространстве и во времени. Найдется ли знаток Линейной алгебры, который рискнёт просчитать эти матрицы. – Нет, не найдётся.

А далее мы должны проделать еще более сложную работу по соединению этих матриц в общую матрицу Творческого диполя «Учитель – Ученик». Именно по соединению! А не, скажем, по сложению одной матрицы с другой или по умножению одной матрицы на другую. Эти-то две операции знатоки Линейной алгебры проделали бы. Хотя и в том, и в другом случаях они не смогли бы просчитать сдвоенную матрицу, имеющую вариативные характеристики. Да, в дело могли бы подключиться знатоки, скажем, Булевой алгебры. Но и они не смогут, даже совместно со специалистами Линейной алгебры и других математических дисциплин, дать хотя бы уж вариативные рекомендации, типа: «Если Учитель обладает такими-то «элементами» (то есть составляющими его Творческой матрицы), а Ученик – такими-то элементами, то в Творческом диполе «Учитель – Ученик» им нужно вести себя так-то и так-то для успешного творческого содружества». Для этого специалистам необходимо создать своего рода таблицу Брадиса, причем, бесконечно более объёмную и … вот что обидно, вариативную и, что совсем уж плохо, со многими оговорками и неточностями, причиной которых являются отсутствие Общей Теории творчества и связанных с ней теорий, обозначенных в начале данной работы.

 

Часть II. Творческие школы Древнего мира (Краткая выборка)

Глава 1. Египет

Совсем как в сказке

«Пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что», сложную задачу решал Федор, царский стрелец. А наша задача сложнее будет.

Мыслители Древнего мира знали, что познать человека и даже самого себя, как элемент Творческого диполя «Учитель - Ученик» чрезвычайно сложно. Но они смело создавали творческие школы, используя разные методы и средства работы с талантливыми людьми.

У них может поучиться любой, кто рискнет создать свою школу гениев.

В самой краткой форме я расскажу о главных принципах работы некоторых, самых ярких древних мыслителей в созданных ими творческих школах.

Ежегодно, в определенные храмовые праздники, из Фив отправлялась по Нилу барка Усер-хат-Амон бога Амона Карнакского, Владыки тронов Обеих земель, со жрецами высокого ранга. Нос и корма барки были украшены изображениями головы барана.

Помимо праздничных ритуалов в селениях и городах на берегах Нила жрецы решались и еще одну важную задачу. По особым предзнаменованиям, известным жрецам самого высокого ранга, барка останавливалась у какого-либо селения, и на берег выходил жрец, либо кто-то из его помощников. Они выбирали из рожденных в течение года детей для Фиванской школы жрецов. А то и одного ребенка выбирали они. В селении по этому случаю устраивался праздник. Семья ребенка приобретала огромный авторитет.

Детей привозили в Фивы. Здесь их ожидало суровое, долголетнее обучение, состоявшее из нескольких этапов, каждый из которых завершался отбором способных продолжать учебу на более высоком уровне. Таких детей с каждым последующим этапом становилось все меньше. До вершин египетского образования доходили единицы. Большинство же учеников попадало на службу в храмы, во дворцы знатных людей и во дворец фараона. После первого этапа часть учеников отправлялась в учебное заведение, готовившее для страны врачей, писцов, архивариусов, полководцев, зодчих, стражников и других специалистов. Самые талантливые отправлялись в Школу Амона, где они могли постичь тайны высших знаний, которыми обладали жрецы Древнего Египта.

Метод жрецов может вызвать улыбку у атеистов, но он успешно функционировал около двух тысяч лет. А это говорит о том, что жрецы Страны Нила действительно обладали важными познаниями, навыками, а то и чувствованиями (почему бы и нет?), с помощью которых они угадывали интеллектуальные и творческие возможности крохотного человека. Кроме этого «метод жрецов»  демократизирует задачу, дает возможность простолюдинам проявить себя. Сын кухарки, «склонившейся над зернотеркой», мог занять очень высокую ступень в жреческой иерархии Древнего Египта.

Выбирая младенца, жрецы должны были угадать  и угадывали (!):

1. интеллектуальные возможности младенца,

2. физическое здоровье,

3. душевную стойкость,

4. духовную силу.

5. преданность делу и стране,

6. способность много работать и не роптать при этом,

7. способность творить в рамках «египетской идеи»,

8. не взрывоопасность…

 

В настоящее время (август 2014 года) ученые не имеют сведений о каком-либо древнеегипетском трактате, освещающем данную проблему, но известно, что еще в III тыс. до н.э. специальные школы для подготовки писцов назывались «домами жизни». Одно это название говорит о том, какое значение отводилось этой проблеме в Египте.

 

Глава 3. Древняя Индия. Буддизм

 

Первый шаг к Творческой матрице?

Чтобы самим ответить на этот вопрос, я предлагаю читателям сначала внимательно прочесть выборки из разных сочинений величайших буддистов.

 

Знаки и способности

 

Тридцать два знака

Тридцать два знака золотого цвета – специфические характеристики тел Будд, Бодхисаттв, главных богов (Брахмы, Индры) и четырех небесных царей. Из сутр и шастр известно, что тело Будды Шакьямуни имело тридцать два великих и восемьдесят малых признаков. Когда будущий Будда родился, его показали мудрецу Асите, узнавшему от богов о явлении в Мир Людей великого бодхисаттвы. Обнаружив на теле младенца особые великие и малые признаки, Асита сделал предсказание, что родившийся мальчик является воплощением великого святого, которому суждено стать либо великим Пробудившимся, либо царём-чакравартином.

Тридцать два великих признака тела Будды также называются тридцатью двумя признаками великого человека. Великий человек здесь – это тот, кому суждено в этой жизни стать либо Победителем в Истине, Татхагатой, либо Королём, Поворачивающим Колесо, то есть чакравартином. Существуют некоторые отличия в описании тридцати двух признаков великого человека, если сравнивать сутры первоначального буддизма и поздние сутры буддизма Махаяны. Ниже приводятся тридцать два великих признака тела Будды (перечень приводится по книге "Источник мудрецов" /Улан-Удэ, 1968 г./ с поправками и пояснениями): 1. Руки и ноги округлые. 2. Ноги, подобные "черепахе". 3. Пальцы рук соединены перепонками. 4. Руки и ноги мягкие и пухлые, как у молодого. 5. Семь [главных частей тела] выпуклые. 6. Пальцы рук длинные. 7. Пятки ног широкие. 8. Тело массивное и прямое. 9. Колени ног не выдающиеся. 10. Волосы на теле направлены вверх. 11. Голени (икры), как у чёрной антилопы энея. 12. Руки длинные и красивые. 13. Половой орган скрыт. 14. Кожа золотистого цвета. 15. Кожа нежная и тонкая. 16. Каждый волос завит в правую сторону. 17. Лицо украшено невидимыми волосинками. 18. Туловище, как у льва. 19. Запястья спереди округлые. 20. Плечи широкие. 21. Превращающий неприятный вкус в приятный. 22. Пропорциональное тело, как дерево ньягродха. 23. Ушниша на голове. 24. Язык длинный и красивый. 25. Голос подобен голосу Брахмы. 26. Щёки, как у льва. 27. Зубы совершенно белые. 28. Зубы ровные. 29. Плотно прилегающие зубы. 30. Имеющий все сорок зубов. 31. Глаза подобны сапфиру. 32. Ресницы глаз, как у быка.

 

Из трактата Нагарджуны

В трактате Нагарджуны "Махапраджняпарами­та-шастра" (сохранился только китайский перевод этого важнейшего сочинения крупнейшего буддийского философа) тридцать два великих признака тела Будды перечисляются в следующем порядке: 1. Плоские подошвы. 2. Изображение Колёс Дхармы на обеих подошвах. 3. Длинные и тонкие пальцы рук. 4. Широкие и плоские пятки. 5. Перепонки между пальцами рук и ног. 6. Исключительно гибкие руки и ноги. 7. Ноги (стопы) с высоким подъёмом. 8. Тонкие, как у оленя, ноги. 9. Длинные, опускающиеся ниже колен, руки. 10. Невидимый для окружающих половой орган. 11. Размах рук равен росту. 12. Все волоски на теле поднимаются вверх. 13. Волоски растут из каждой поры на теле. 14. Золотой цвет тела4 (поэтому в сутрах говорится о "знаках золотого цвета"). 15. Свет, испускаемый телом. 16. Тонкая и мягкая на ощупь кожа. 17. Хорошо развитые мышцы рук, ног, плеч и шеи. 18. Хорошо развитые мышцы ниже подмышечных впадин. 19. Благородный, как у льва, торс. Рослое, стройное тело. 21. Широкие плечи. 22. Сорок зубов. 23. Ровные зубы. 24. Четыре белых клыка. 25. Полные, как у льва, щёки. 26. Никем не превзойдённые вкусовые ощущения. 27. Длинный и широкий язык. 28. Звучный голос, который слышен очень далеко, в плоть до неба Брахмы. 29. Голубые глаза. 30. Длинные, как у коровы, ресницы. 31. Шишка на темени. 32. Пучок белых волосков, закручивающихся направо, растущих между бровей.

Согласно тракта­ту Нагарджуны, эти "знаки" проявляются в результате совершения благих деяний в течение трёх асамхьей кальп и ста больших кальп, причем один "знак" является вознаграждением за совершение ста благих деяний.

Из «Рассуждениий о великом знании-переправе»

Тридцать два знака — специфические характеристики тел будд, бодхисаттв, главных богов (Брахмы, Индры) и четырех небесных царей (кит. сы да тянь вон). В «Рассуждениях о великом знании-переправе» (санскр. «Махапраджняпарамита-шастра», кит. «Да чжи ду лунь») эти характеристики перечисляются в след. порядке: 1) плоские подошвы; 2) изображение Колеса Дхармы на обеих подошвах; 3) длинные и тонкие пальцы рук; 4) широкие и плоские пятки; 5) перепонки между пальцами рук и ног; 6) исключительно гибкие руки и ноги; 7) ноги (стопы) с высоким подъемом; 8) тонкие, как у оленя, ноги; 9) длинные, опускающиеся ниже колен руки; 10) невидимый для окружающих половой орган; 11) размах рук равен росту; 12) все волоски на теле поднимаются вверх; 13) волоски, растущие из каждой поры на теле; 14) золотой цвет тела (в «Лотосовой сутре» [санскр. «Саддхармапундарика-сутра», кит. «Мяо фа лянь хуа цзин»] говорится о «знаках золотого цвета»); 15) свет, испускаемый телом; 16) тонкая и мягкая на ощупь кожа; 17) хорошо развитые мышцы рук, ног, плеч и шеи; 18) хорошо развитые мышцы ниже подмышечных впадин; 19) благородный, подобный львиному, торс; 20) рослое и стройное тело; 21) широкие плечи; 22) сорок зубов; 23) ровные зубы; 24) четыре белых клыка; 25) полные, как у льва, щеки; 26) никем не превзойденная способность ощущать запахи; 27) длинный и широкий язык; 28) звучный голос, к-рый слышен очень далеко, вплоть до неба Брахмы; 29) голубые глаза; 30) длинные, как у коровы, ресницы; 31) шишка на темени; 32) завиток белых волосков, завивающихся вправо, растущих между бровей. Согласно «Рассуждениям о великом знании-переправе», эти знаки проявляются в результате совершения благих деяний в течение трех «неисчислимых» (асанкхея) кальп, причем один «знак» является вознаграждением за совершение ста благих деяний.

Игнатович А.Н. Буддизм в Японии. Очерк ранней истории. М., 1987; Сутра о бесчисленных значениях. Сутра о цветке лотоса чудесной Дхармы. Сутра о постижении деяний и Дхармы бодхисаттвы Всеобъемлющая Мудрость / Пер. с кит., коммент. и подгот, изд. А.Н. Игнатовича. М., 1998.

По материалам Игнатовича А. Н.

 

Восемьдесят малых признаков тела Будды

1. Ногти цвета меди. 2. Цвет ногтей масляный. 3. Ногти выпуклые. 4. Пальцы округлые. 5. Пальцы широкие. 6. Пальцы симметричные. 7. Вены тела незаметные. 8. Вены без узлов. 9. Лодыжки скрытые. 10. Ноги ровные. 11. Идущий походкой льва. 12. Идущий походкой гуся. 13. Идущий походкой слона. 14. Идущий походкой вожака стада – быка. 15. Поворачивающий только вправо. 16. Идущий красивой походкой. 17. Идущий прямо (без покачивания). 18. Тело круглое. 19. Тело очищенное. 20. Тело пропорциональное. 21. Тело чистое. 22. Тело нежное. 23. Тело исключительно святое. 24. Тело, полностью достигшее признаков Будды. 25. Осанка прекраснейшая. 26. Идущий ровным шагом. 27. С чистыми глазами. 28. Тело, как у молодого. 29. Тело, не знающее печали. 30. Тело грузное. 31. Тело плотного сложения. 32. Члены тела чётко выделены. 33. Голос при наставлении чистый. 34. С округлённой поясницей (т.е. имеет полную талию). 35. С боками ровными. 36. С боками не искривлёнными. 37. Живот подтянутый. 38. С глубоким пупком. 39. Фигура чуть повёрнута направо. 40. Приятное поведение. 41. Все поступки благородные. 42. Не имеющий тёмных родимых пятен. 43. Руки нежные, как хлопчатник. 44. Линии рук ясные. 45. Линии рук глубокие. 46. Линии рук длинные. 47. Лицо не очень продолговатое. 48. Губы красные, как персик. 49. Язык мягкий (эластичный). 50. Язык тонкий. 51. Язык красный. 52. Голос подобен голосу дракона (нага). 53. Голос нежный и мягкий. 54. Зубы круглые. 55. Зубы острые. 56. Зубы белые. 57. Зубы ровные. 58. Зубы симметричные. 59. Нос горбатый. 60. Нос чистый. 61. Глаза большие. 62. Густые ресницы. 63. Глаза, подобные лепесткам лотоса. 64. Брови длинные и тонкие. 65. Брови мягкие. 66. Брови лоснящиеся. 67. Волосы ресниц ровные. 68. Руки длинные и широкие. 69 Уши ровные. 70. Органы чувств без расстройств. 71. Лоб красиво поставленный. 72. Лоб весьма широкий. 73. Голова широкая. 74. Волосы на голове чёрные, как камень "бунба". 75. Волосы густые. 76. Волосы мягкие. 77. Волосы не растрёпаны. 78. Волосы гладкие. 79. Приятным запахом завоевавший любовь рождённых – людей. 80. Руки и ноги украшены благородными узорами любви [к живым существам] и знаками счастья.

В "Сутре о мудрости и глупости в главе 7. есть такое упоминание телесного признака Будды: "Победоносный, зная чистоту и уважительность помыслов царской дочери, явился к ней в дом и воочию явил ей один из своих телесных признаков – хохолок на макушке, отливающий лазурью.

 

О типах практикующих

Существует четыре типа духовных практикующих. В эпоху Кали-Юги существуют в основном духовные практикующие, относящиеся к четвёртому типу. Когда в этот мир приходит Спаситель, начинают появляться и практикующие, относящиеся к третьему, второму и первому типам.

К первому типу относятся те, кто, восприняв вибрации гуру или Победителя в Истине, тут же достигают Просветления и Освобождения. Души, относящиеся к этому типу, достигали Освобождения и Просветления в прошлых жизнях и совершили перевоплощение с тем, чтобы поддержать деятельность гуру или Победителя в Истине. Благодаря обещанию, данному в прошлых жизнях, эти души способны мгновенно достичь Освобождения и Просветления при первой же встрече с гуру. Но это крайне редкий случай.

Практикующие второго типа ранее выполняли различные виды духовной практики, и, выслушав Закон, проповедуемый гуру или Победителем в Истине, они незамедлительно достигают Освобождения и Просветления.

Практикующие третьего типа вначале встречаются с Мужчинами и Женщинами, Добивающимися Обширных Знаний и Стремящимися к Искоренению Мирских Желаний (бикку), и овладевают определённого уровня учением, полученным от них. А затем они слушают и овладевают учением гораздо более высокого уровня, получая его от бикку находящихся на более высоком уровне. Снова и снова следуя этому процессу, эти практикующие достигают Окончательного Просветления и Освобождения. В этом случае главную роль играет не кармическая связь с Учением, а кармическая связь с бикку.

Практикующие четвёртого типа способны лишь на то, чтобы просто запоминать учение, но извлечь какой-либо опыт за счёт этого они не могут. Такое происходит с душами, которые в прошлых жизнях были учёными и только лишь запоминали буддийские тексты, или же с душами, чья кармическая связь с Учением не столь сильна.

Для перевоплощения серьёзной проблемой становится то, с душами какого типа вы стремитесь установить кармические связи.

 

Четыре хороших и дурных признака

Что касается монахов вообще, то трудно распознать их по четырём хорошим и дурным признакам, подобно тому как трудно узнать, созрел или нет плод манго. Некоторые монахи хотя и отличаются исключительно прекрасным образом действия – выступают медленно, головой по сторонам не вертят, однако по своей внутренней сущности являются сосудом страстей, гнева, невежества и других качеств, не соответствующих Учению. Кое-кто из них даже нарушает правила моральной дисциплины. Они подобны плоду манго, который снаружи выглядит спелым, но зелен внутри.

Некоторые монахи хотя внешне грубы и непристойны, однако ведут монашеский образ жизни и обладают добродетелями, практикуют дхьяну, самадхи и наделены мудростью. Такие – подобны плоду манго, незрелому на вид, но спелому внутри.

Некоторые монахи грубы и в поведении своём греховны, не соблюдают они также и правил моральной дисциплины. Свойственны им страсти, гнев, духовная омрачённость, скупость и зависть. Такие – подобны плодам манго, незрелым как на вид, так и внутри.

Но некоторые монахи прекрасны поведением, и блюдут они также моральную дисциплину. Их внутренней сущности свойственны при этом монашеские добродетели, соблюдение обетов, практика самадхи, глубокая мудрость. Такие – подобны плоду манго, спелому как на вид, так и внутри. Именно такими внешними и внутренними качествами обладал нищенствующий монах, обитавший в стране Аната. Все чтили и уважали этого монаха за совершенство его добродетелей и поступков. (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. Раздел V. Глава 16. О соблюдении моральной дисциплины монахом-послушником. С. 116).

 

Восемь разновидностей голосов

Тот брахман был знатоком восьми разновидностей голосов: едва услышит чей-то голос, как уже знает, что тому предначертано и сколько он проживёт. Эти восемь разновидностей суть: голос, похожий на крик летучей мыши, на крик сокола, сиплый голос, голос, похожий на рёв слона, на ржание лошади, на голос дракона, на звучание колокольчика и на голос Брахмы.

Говорящий голосом летучей мыши – бесстыжий и неблагодарный;
говорящий голосом сокола гневен и свиреп, находит удовольствие в убийстве и не знает милосердия; говорящий сиплым голосом – это мужчина, говорящий женским голосом, или женщина, говорящая мужским голосом, такой несчастлив, беден и худороден; имеющий голос слона прям по своей натуре, печётся о пользе друзей и родственников; говорящий голосом лошади – красноречив, обладает быстрым умом и знаниями, является опорой царю; говорящий голосом дракона обладает постигающим умом и знанием Учения; говорящий голосом, похожим на колокольчик, богат, владеет сотнями и тысячами лянов золота; говорящий голосом Брахмы обладает благими заслугами и великим счастьем, избрав мирской путь, он становится Чакравартином, избрав духовную стезю, он обретает буддство. (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. Раздел X. Глава 35.  О царе по имени Микце. С. 116).

 

Способности архата

Шесть трансцендентных (парапсихических) способностей архата: способность видеть и слышать на любом расстоянии, способность проникать в мысли других людей, способность творить чудеса, знание прежних рождений, способность к угашению порочных помыслов (склонностей). (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. С. 312).

Пять трансцендентных (запредельных) способностей (потенциалов) – одна из групп тридцати семи компонентов духовного пробуждения, включающая в себя: запредельную веру, запредельную энергичность (рвение), йогическую память, йогическое сосредоточение, запредельную мудрость. ). (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. С. 315).

Пять трансцендентных (запредельных) сил (способностей): сила запредельной веры, сила запредельной энергичности, сила йогической памяти, сила йогического сосредоточения, сила запредельной мудрости. (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. С. 315).

Шесть парамит (или трансцендентирующих, т.е. переправляющих за пределы моря сансары качеств): трансцендентирующая щедрость в даянии, трансцендентирующая нравственность, или соблюдение заповедей, трансцендентирующие энергичность, терпение, медитация, высшая мудрость или способность к различению абсолютной истины. (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. С. 316).

Пять омрачений: чувственные желания, леность, невежество, злобность, гордыня. (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. С. 316).

Дхармический глаз – внутренняя восприимчивость к учению Будды, имеющаяся, согласно представлениям буддистов, у каждого человека. (Сутра о мудрости и глупости. Дзанлундо.  Перевод c тибетского Ю.М. Парфионовича. Издание второе. М. 2002. С. 315).

 

Глава 3. Два греческих гения

Пифагор (около 570 — около 500 гг. до н. э.)

Приблизительно в 580 г. до н.э. самосский ювелир Мнемарх (Мнесарх) и его жена Партенида пришли в дельфийский храм, чтобы узнать у оракула по поводу их запланированного плавания в Сирию. «Пифия, - как написано в книге Ямвлиха «Жизнь Пифагора», - предсказала, что это плавание будет очень удачным и прибыльным и что Партенида уже беременна и родит дитя, которое будет выделяться среди всех когда-либо живших красотой и мудростью и принесет человеческому роду величайшую пользу на все времена».

Мнесарх дал сыну прекрасное светское и религиозное образование.

 

Еще одна проблема!

На Самосе во времена Мнесарха было много людей богатых. Некоторые из них мечтали сделать из детей мудрецов. Это желание свойственно людям всех времен и стран. Вспомним некоторые факты из жизни советских граждан в 1960 – 2000  гг., когда даже в небольших городах открывались музыкальные школы, а во многих областях работали музыкальные училища, а крупных областных центрах – консерватории. Веком ранее в России не было и сотой доли такой благодати для влюбленных в музыку людей. А результат? Даже увлеченный музыкальной культурой человек легко согласится с тем, что «вал результата не дал». То же самое происходило и в других сферах деятельности, за исключением, пожалуй, инженерного дела. А ведь советские мамы и папы, дедушки и бабушки отдавали своим чадам деньги, время, душевную энергию, лишь бы детишки получили отменное образование и заняли достойное место в жизни. Все это их чада получили, но Пифагоров, Чайковских, Менделеевых, Гомеров в Российской державе это сорокалетие, самое образованное за всю ее историю, к сожалению, не дало в тех масштабах, которые могли удовлетворить всех мам и пап, бабушек и дедушек.

Проблема! Государственной важности проблема. От ее правильного решения зависит многое. Решать ее надо… как, кому? Сверху и повелителям? Снизу и индивидуально? А может быть, и так и сяк, или как-то иначе?

 

Пифагор-Ученик

Судьба Пифагора отвечает на этот вопрос следующим образом.

Уже в юношеском возрасте люди почувствовали необъятную мощь его ума, и сам он (сам!) понял это, устремился к вершинам познания. О Пифагоре узнали Фалес из Милета, первый греческий философ, математик, астроном, один из Семи мудрецов (о них – сказ особый) и Биант из Приены, судья, остроумный и миролюбивый человек, любивший повторять «думаю, а затем действую».

Пифагора не смутила слава. Природная мудрость подсказала ему, восемнадцатилетнему, что, во-первых, действие для него, как и обдумывания, заключаются в обучение, в познании, во-вторых, продолжать учебный процесс ему нужно вне Самоса, где «возникла тирания Поликрата», которая, по мнению молодого человека, послужит препятствием для дальнейшего образования.

Пифагор покинул Самос, учился в Милете у Ферекида, Анаксимандра-физика и Фалеса. «Все они его полюбили, дивились его природной одаренности и сделали его соучастником своих бесед (Ямвлих. Жизнь Пифагора. М., 1998. С. 29). Старый Фалес честно сознался гостю в том, «что сам он ни от природы, ни в результате выучки столькими достоинствами, какие видятся ему в Пифагоре», не обладает (Там же. С. 29) и посоветовал юному мыслителю отправиться в Египет, к жрецам Мемфиса и Диосполя.

 

Еще один важный момент!

Тоже очень важный момент в деле Творческих школ. Далеко не каждый Учитель обладает отцовским чувством радости за Ученика, более одаренного, далеко не каждому Учителю нравится фраза «сыновья идут дальше». Далеко не каждому Ученику можно смело сказать: «Ты талантливее меня». Фалес и Пифагор были достойны друг друга.

 

Пифагор-Ученик

Сын Мнесарха отплыл в Египет, по пути остановился в Сидоне, на своей родине. Здесь он познакомился с потомками Моха, физиолога и прорицателя, финикийского мудреца, жившего в XII в. до н.э., и других местных верховных жрецов. Они уважительно отнеслись к нему, он принял посвящение во все мистерии, внимательно изучая божественные тайны и обряды. О том, сколько лет и у кого учился Пифагор можно прочесть в книге Диогена Лаэртского.

В 56-летнем возрасте Пифагор вернулся на остров Самос. Гениальные умственные способности у него проявились приблизительно в пять-шесть лет. А значит Пифагор учился около 50 лет. Он овладел, кроме всего прочего, разными методами обучения, педагогическими секретами, и явился на родину, чтобы передать знания согражданам.

 

На Самосе

Старожилы Самоса подивились его уму и внешнему виду: мыслитель был божественно красив, недаром его считали сыном Аполлона. Соотечественники попросили его обучать их и их детей. Ученый открыл школу. Обучать он начал первых учеников с помощью символов, как египетские жрецы. Самосцам не понравилась такая система обучения, они перестали посещать школу. Пифагор не обиделся на них, не стушевался.

 

Бедняк в качестве маяка?

Однажды он увидел молодого человека, любящего физические упражнения, игры, гимнастику. Бедняк платить за обучение не мог. Пифагор решил провести с ним эксперимент и предложил бедняку учиться у него, обещав деньги на питание и одежду. Юноша согласился и старательно исполнял все, что говорил Учитель.

Пифагор преподавал ему азы арифметики и геометрии, действую не спеша и хитро. За каждый успех бедняк получал три обола, радуясь деньгам и не замечая, как в душе его растет радость познания. Учитель почувствовал, что ученик окончательно влюбился в процесс познания, и как-то сказал бедняку: «К сожалению, у меня нет больше денег, чтобы платить тебе за обучение». Ученик прервал его: «Я буду заниматься и без денег». Пифагор ответил: «Но у меня нет денег для обеспечения самого себя всем необходимым. Нам нужно сделать перерыв, чтобы обеспечить нас ежедневным пропитанием…» Но молодой человек уже не мог жить, не учась. Он обещал Учителю добывать в перерывах между занятиями все необходимое для жизни, а в будущем отплатить ему за обучение и заботу. Он достиг впоследствии значительных успехов. Его тоже звали Пифагором.

Прекрасную педагогическую победу одержал Учитель, но не полную. Сын Эратокла ему нужен был еще и затем, чтобы увлечь примером бедняка других сограждан. Но самосцы так и не пришли к Пифагору.

 

Где найти истину

Не теряя надежды, Учитель побывал в культурных центрах греческого мира на Делосе, Крите и в Спарте, изучая местные законы. Затем вернулся на родину, построил в городе «место для обсуждения», которое долгие века называлось «Пифагоровым полукругом». Здесь после смерти Учителя самосцы обсуждали важные государственные проблемы. Но Школой «Пифагоров полукруг» не стал.

 

Почему самосцы не приняли идеи Пифагора?

Почему же упорствовали самосцы? Может быть, Пифагор допустил ошибку со своим первым учеником? И богатые островитяне не захотели учиться тому, что легко освоил бедняк, считая это позорным для себя? Вполне возможно, что и социальный момент сыграл отрицательную роль. Но я уверен, что были причины и более глубокие, о которых наверняка догадывался великий Учитель и которые он не мог «озвучить» по доброте и мудрости душе своей. Причины эти сокрыты в особенностях внутреннего склада самосцев.

Пифагор построил лабораторию, где продолжал заниматься научными исследованиями. Самосцами относились к нему с уважением, использовали авторитет ученого в политических и дипломатических целях, не противились тому, что к Пифагору приезжали мудрейшие из греков, желая приобщиться к его знаниям. Но сами самосцы так и не полюбили учение Учителя.

 

Пифагор в Кротоне

И он покинул Самос.

В Италии, в городе Кротоне, куда переехал Пифагор, его тут же окружили 600 философов, а также множество зевак от философии, слушателей.

На первой же беседе Пифагора присутствовало 2000 человек! Грандиозный успех. Слово Учителя так подействовало на слушателей, что они вместе с семьями остались с ним, построили «дом совместного слушания». И он создал общину, которая являлась прообразом средневековых рыцарских и монашеских орденов.

 

Пифагорова община

Я не буду описывать особенности организации ордена (многие ученые так и называют Школу Пифагора орденом) и политическую деятельность Пифагора, а перейду сразу к процессу обучения в Пифагоровой общине.

Учитель любил повторять: «Не из каждого дерева можно вырезать Меркурия». Приходившие к нему молодые люди имели рекомендации от родителей или от учителей и первым делом попадали в гимнастический зал. В обычных залах было шумно и азартно. Юноши хвалились силой и ловкостью, смеялись над слабыми. В зале общины Пифагора «под сенью портиков прогуливались парами, или предавались играм на арене» молодые люди, вежливые, доброжелательные. Увидев новичка, они приглашали его принять участие в играх или беседах. (Эдуард Шюре. Великие посвященные. Очерк эзотеризма религий. М., 1990. Репринтное издание 1914 г. С. 245). И новенький уже не чувствовал себя здесь чужим.

Новичок, ставший «своим», но еще не свой, слушая сверстников и ободряемый ими, сам вступал в беседу. Его заинтересованно слушали, и он, гордый, распалялся, забывая, зачем пришел сюда, раскрывая себя.

Начальники внимательно следили за каждым его движением. Внезапно в зал входил Пифагор. Ему важно было видеть жесты и слышать голос новичка. По ним он определял многое, «составляя точное представление о будущих учениках». Так продолжалось несколько месяцев.

Затем учеников ожидали нелегкие испытания, которые Пифагор позаимствовал у жрецов Мемфиса и Фив, заметно смягчив их, учитывая натуру греков, впечатлительных и уже поэтому, как считал Учитель, не очень стойких.

Новенькие должны были провести ночь в глубокой пещере, в «которой – по слухам – появлялись чудовища и привидения» Эдуард Шюре. Великие посвященные. Очерк эзотеризма религий. М., 1990. Репринтное издание 1914 г. С. 246). Не каждый молодой человек соглашался войти в пещеру, не все достойно преодолевали испытание страхом. Трусливые отправлялись домой.

Прошедших «первый тур» помещали без предупреждения в отдельные пустые кельи, давали им доски и задание объяснить один из символов Пифагора, например, «что означает треугольник, вписанный в круг»? Двенадцать часов претендент сидел в каменной келье. Пищей его была кружка воды и кусок хлеба. Затем он попадал в большой зал, где находились строгие экзаменаторы.

Молодой человек, голодный, раздраженный, начинал говорить, но его нагло перебивали, поднимали на смех, обзывали, чтобы вывести юношу из душевного равновесия. Часто экзаменаторы побеждали. Юноша терял контроль над собой, и начиналось! Кто-то из претендентов обливался горькими слезами, кто-то бросался как львица на экзаменаторов, поливая грязными словами присутствующих, в том числе и Пифагора.

В этот момент появлялся Учитель. Он спокойно объявлял юноше о том, что тот не выдержал экзамен. Со стыдом и чувством злобы ученики покидали школу.

Суровое, однако, испытание!

В наши годы ни один ректор ВУЗа не рискнет вводить у себя подобные экзамены. А если кому-то и захочется это сделать, то он тут же вылетит из ректорского кресла, причем в любой стране, не обязательно довлеющей к демократии.

Кто же в данном вопросе прав: общественное мненье или один из величайших Учителей всех времен и стран?

Многие мамы-папы, особенно из богатеньких да знатных возмущались, когда узнавали  о том, как издевались над их чадами. Они, дети и родители, конечно же, становились недругами Учителя, а то и его заклятыми врагами, как, например, изгнанный из школы кротонец Килон.

Наверняка Пифагор предугадывал, что система приема может сыграть роль убийцы всего дела. Ноон так и не отказался от неё! Экзаменационная система Пифагора почти бездействовала в предшествующие 2,5 тысячи лет. Хотя в других сферах деятельности (разведке, разведшколах, тайных обществах, орденах, сектах и так далее) она использовалась со значительным КПД, несмотря на то, что не всем, кто применял ее, было известно о Пифагоре.

 

Многоступенчатая система образования и воспитания

Система вступительных экзаменов не исчерпывала достоинства «образовательной системы Пифагора». Процесс обучения в Школе делился на 4 ступени.

Первая ступень.

Преодолевшие экзаменационные испытания становились послушниками или акусматиками, слушающими. Во время уроков они обязаны были молчать, слушать педагогов и размышлять о сказанном ими, оставшись в одиночестве.

Пифагор развивал в акусматиках интуицию – высшую способность человека, а также любовь к родителям. Значительную роль Пифагор отводил музыке.

Важнейшим на этом этапе делом Учитель считал очищение души и очищение тела (последнее достигалось гигиеной и строгой дисциплиной нравов), приведение внутреннего мира учеников в гармонию, а только в этом случае возможно постижение божественной гармонии.

Не всем акусматикам нравилась такая жизнь. Некоторые добровольно покидали Школу.

Первая ступень продолжалась от 2 до 5 лет. Молодой человек готовился к более сложной работе. В эти годы важно было сформировать личность.

 

Платить или не платить?

Учитель считал нужным брать плату за обучение. Данная проблема в деле развития Творческих школ относится к числу принципиальных, государственных, особенно в странах, где превалирует частный сектор.

Платить или не платить за обучение? Конечно же, платить, любой труд должен быть вознагражден.

Кто должен платить: ученик или государство? На этот вопрос существуют разные ответы. Если, например, переложить затраты на обучение на родителей, то учиться смогут только обеспеченные, а это нарушает демократические принципы и отсекает огромный пласт способных учеников. Если же расплачиваться будет государство, то это приведет ко всевозможным нарушениям тех же демократических принципов, о чем российским гражданам хорошо известно по опыту строительства коммунизма и, главное, по опыту 1985-2014 годов. Вывод напрашивается сам собой: нужно искать золотую середину.

Пифагор справился с этой задачей по-своему. Молодой человек вступал в общину Пифагора, отдавал ей все свое имущество, естественное, только личное, а оно у молодых людей за редким исключением не могло быть очень большим.

Если же кому-то хотелось выйти из «общины», то он получал в два раза больше внесенного в общину. Таковых случаев было не так много.

Вторая ступень обучения.

Успешно завершившие первый этап обучения ждали этого дня с нетерпением, и называли его «золотым днем». Пифагор в своем скромном жилище торжественно присоединял молодого чеовека к рядам своих учеников. Затем препровождал во внутренний двор, куда допускались лишь верные последователи Учителя. Ученик превращался в математика.

На этом этапе ученик получал «основы священной науки» Пифагора. Здесь уже сильна роль Учителя, его знания и авторитет.

Третья ступень.

На третьей ступени происходило посвящение разума, то есть усвоение учениками сложнейших тайн мироздания.

Четвертый этап

«За посвящением разума должно было следовать посвящение воли, - написано в книге Шюре, - самое трудное из всех. Оно заключалось в том, что ученик должен был низвести истину в глубину своего существа и применить ее ко всем подробностям своей жизни. Чтобы достигнуть этого идеала, следовало по учению Пифагора, достигнуть трех совершенств: осуществить истину в разуме, праведность в душе, чистоту в теле».

Достичь телесной чистоты можно только с помощью мудрой гигиены и воздержанности. Чистота тела необходима для чистоты души.

«Кроме этого необходимо, чтобы душа, постоянно освещаемая разумом, приобретала мужество, способность самоотречения, преданность и веру, чтобы она достигла праведности и победила навсегда низшую природу.

И, наконец, для интеллекта необходимо достижения мудрости, чтобы человек мог во всем различать добро и зло и видеть Бога как в самых малых существах, так и в мировом целом» (Эдуард Шюре. Великие посвященные. Очерк эзотеризма религий. М., 1990. Репринтное издание 1914 г. С. 284).

Только поднявшись на эту вершину познания, ученик, по мнению Пифагора, становится адептом.

Разум, душа и тело – вот три составляющие личности, которые развивались и приводились в гармонию в Школе Пифагора.

 

Гибель Пифагора

Однажды к Пифагору явился кротонец Килон, «первый между гражданами и богатством, и знатностью, и славою своих предков, но сам обладавший нравом тяжелым и властным, а силою друзей своих и обилием–богатств  пользовавшийся не для добрых дел». (Порфирий. Из книги Диогена Лаэртского «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов». М., 1986. С. 425). Кротонец стал нахально напрашиваться в ученики, а заодно и в друзья. Пифагор быстро определил по внешнему виду и по речи, что представляет собой этот богатый прощелыга, и отказал ему. Килон обиду скрыл, но не забыл. Вскоре в Кротоне взволновался народ. Килон воспользовался моментом, обвинил во всех бедах общину Пифагора,  и толпа пошла громить «орден». Ученики вместе с Учителем спрятались в доме. Люди подожгли дом. В нем погибли лучшие Ученики во главе с Учителем. Лишь Архипп и Лисидспаслись, да другие Ученики, находившиеся на чужбине. Они «в одиночестве, угнетенные случившимся, скитались, где попало, чуждаясь людского общества… Они составлять сжатые записки, собирать сочинения старших и все, что сами помнили, и каждый оставлял это там, где случалось ему умереть, а сыновьям, дочерям и жене завещал никому это из дома не выносить; и это завещание они долго соблюдали, передавая его от потомка к потомку» (Порфирий. Из книги Диогена Лаэртского «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов».М., 1986. С. 426).

О гибели Пифагора и его «ордена» существуют и другие версии. Однако суть их одна: Пифагор погиб от многорукой толпы.

 

Майевтика Сократа (470 – 399  гг. до н.э.)

О жизни Сократа написано много и древними мыслителями, и современными исследователями.

По свидетельству Диогена Лаэртского Критон освободил его из мастерской скульптора, «привлеченный его душевной красотой (так пишет Деметрий Фалерский) и Сократ, «Поняв, что философия физическая ему безразлична, стал рассуждать о нравственной философии по рынкам и мастерским…» (Диоген Лаэртский. «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов». М., 1986. С. 99).

Место для занятий нравственной философией он выбрал на диву точное. Спорщиком был отменным. Это злило сограждан, не любивших проигрывать. Они частенько колотили его, но он, упрямый, продолжал ходить в свое «Высшее учебное заведение».

Спорил он необычно. Иной раз подтрунивал над оппонентами, иронизировал колко.  Сам Сократ любил повторять, что в своих беседах он пытается пробудить интеллектуальные силы собеседника, чтобы тот сам рожал идеи и мысли, шел к Истине. Вот как говорит об этом сам афинский гений.

Из диалога «Теэтет»

Сократ. В моем повивальном искусстве почти все так же, как и у них, - отличие, пожалуй, лишь в том, что я принимаю у мужей, а не у жен и принимаю роды души, а не плоти. Самое же великое в нашем искусстве – то, что мы можем разными способами допытываться, рождает ли мысль юноши ложный призрак или же истинный и полноценный плод. К тому же и со мной получается то же, что с повитухами: сам я в мудрости уже неплоден, и за что меня многие порицали, - что де я все выспрашиваю у других, а сам никаких ответов никогда не даю, потому что сам никакой мудрости не ведаю, – это правда. А причина вот в чем: бог понуждает меня принимать, роды же мне воспрещает. Так что сам я не такой уж особенный мудрец, и самому мне не выпадала удача произвести на свет настоящий плод – плод моей души. Те же, что приходят ко мне, поначалу кажутся мне иной раз крайне невежественными, а все же, по мере дальнейших посещений, и они с помощью бога удивительно преуспевают и на собственный и на сторонний взгляд. И ясно, что от меня они ничему не могут научиться, просто сами в себе они открывают много прекрасного, если, конечно, имели и производят его на свет. Повития же этого виновники – бог и я. И вот откуда это видно: уже многие юноши по неведению сочи виновниками всего этого самих себя и, исполнившись презрения ко мне, то ли сами по себе,  то ли по наущению других людей ушли от меня раньше времени. И что же? Ушедши от меня, они и то, что еще у них оставалось, выкинули, вступивши в дурные связи, да и то, что я успел принять и повить, погубили плохим воспитанием. Ложные призраки стали они ценить выше истины, так что в конце концов оказались невеждами и в собственных и в чужих глазах. Одним из них оказался Аристид, сын Лисимаха, было и много других. Когда же они возвращались обратно и вновь просили принять их, стараясь изо всех сил, то некоторым мой гений запрещал приходить, иным же позволял, и те опять делали успехи. Еще нечто общее с роженицами испытывают они в моем присутствии: днями и ночами они страдают от родовых мук и стеснения, даже в большей мере, чем те, о мое искусство имеет силу возбуждать или останавливать эти муки. Так я с ними и поступаю. Но иногда, Теэтет, если я не нахожу в них каких-либо признаков беременности, то, зная, что во мне они ничуть не нуждаются, я из лучших побуждений стараюсь сосватать их с кем-то и, с помощью бога, довольно точно угадываю, от кого бы они могли понести. Многих таких юношей я отдал Продику, многих – другим мужам, мудрым и боговдохновенным.

Потому, славный юноша, так подробно я все это тебе рассказываю, что ты, как я подозреваю, - вот и он того же мнения – страдаешь, вынашивая что-то в себе. Доверься же мне как сыну повитухи, который и сам владеет этим искусством, и, насколько способен, постарайся ответить на мои вопросы. И если, приглядываясь к твоим рассуждениям, я сочту что-то ложным призраком, изыму это и выброшу, то не свирепей, пожалуйста, как роженицы из-за своих первенцев. Дело в том, дорогой мой, что многие уже и так на меня взъярились и прямо кусаться готовы, когда я изымал у них какой-нибудь вздор. Им даже в голову не приходило, что я это делаю из самых добрых чувств. Они не ведают, что ни один бог не замышляет людям зла, да и я ничего не делаю злонамеренно, просто я не вправе уступать лжи и утаивать истинное…

(Платон. Сочинения в трех томах. Том 2,.М., 1970. С. 234 – 237. Пер. Т. В. Васильевой).

Важно помнить, что никто до и после «сына повивальной бабки и камнереза», родившего майевтику (роды души), не смог превзойти его в этом деле. Это я проверил, работая над книгой «Вершина Сократа». Вершина! Похоже, вершина недосягаемая, хотя диалог в разных его формах успешно использовался в творческих школах во все времена и во всех цивилизационных центрах Земного шара.

 

Глава 4. Прием – набор в Творческие школы Древнего мира

В разработке уникальных средств, методов и приемов и отбора одаренных людей для работы в Творческом диполе «Учитель – Ученик» своё слово сказали, практически, все крупнейшие мыслители Древнего мира, обитавшие во всех цивилизационных центрах планеты. А затем и Средних веков, и Нового времени. Мы ограничимся в данной работе только Древним миром.

 

Египет, Пифагор, Сократ

О системе набора в Египте, а также в школах Пифагора и Сократа мы уже рассказали.

 

Индостан

 

Как создавалась «Махабхарата»

Согласно общепринятой версии, после битвы на Курукшетре оставшимся в живых ближайшие потомки пандавов объединили страну. Война потрясла всех обитателей полуострова.

Во дворцах правителей устраивали праздники, на которых придворные певцы, брахманы, бродячие песносказители повествовали собравшимся соотечественникам о великой войне. Затем они странствовали по стране. Останавливались в городах и селениях, исполняли сюжеты рождающегося великого эпоса местным жителям. Сначала на санскрите, государственном языке, а затем «на народном языке провинции». (А. П. Баранников. Послесловие. В книге: Махабхарата. Адипарва. Книга первая. М.—Л., 1950. С. 591 – 592).

Они выискивали среди слушателей талантливых детей, которые могли не только запоминать огромное количество стихов, но и привносить в рождающееся творение нечто свое. Родителям платили определенную сумму денег, и мальчик отправлялся в далекий путь длиною в целую жизнь.

Лично я не нашёл в источниках средства, методы, принципы, по которым песносказители находили талантливых 8-10 летних мальчишек.

 

Поднебесная

 

Всеведающий зверь

Байцзэ (Боцзэ) – мудрый, всеведающий и говорящий зверь, согласно преданиям, передал «Желтому императору» (Хуан-ди) сведения о 11520 бесах и духах, обитавших в Поднебесной. Хуан-ди повелел нарисовать их, чтобы подданные знали, как выглядят этих духи и бесы.

Практически, во всех регионах планеты существовала отраженная в мифах этакая упрощенная схема изначального познания секретов мироздания, суть которой заключалась в следующем: кто-то, обязательно очень мудрый (человек, бог, дух, герой, царь, зверь…) являлся в мир людей и передавал им сведения, важные и нужные в разных сферах жизни. Доверчивые предки верили этим легендам, принимая данную схему первоначального познания.

Но почему людям понадобились боги, герои, цари, мудрые звери и так далее для передачи сохраненных, видимо, допотопных, знаний, сказать сложно. Хотя и не так уж сложно!

Знания – это энергия прошлого, закодированная тем или иным образом умными людьми для хранения и передачи прошлого в будущее. Знания по своей значимости для «рода человека » равносильны Богу, изобретенному гениальнейшими из людей, может быть, именно для целей хранения всех знаний! Я не боюсь предстать перед читателями этакими Геростратом сразу всех религий, но свое мнение сказать обязан: Знания это Бог, а Бог это Знание.

И ничего удивительного нет в том, что люди (носители и хранители допотопных знаний) вынуждены были пойти на разные хитрости, передавая потомкам самое главное, самое сокровенное, самое-самое, что принципиально отличает существа разумные от всех других существ, то есть Знания…

 

Как распознать лошадь

«В древности были знатоки коней: из них Ханьфэн Ши определял их по зубам, Ма Чао – по крупу, Цзы Нюйли – по глазам, Вэй Цзи – пго гривам, Сюй Би – по хвостам, Доу Фагэ – по груди и бокам, Гуань Цинн – по губам, Чэнь Бэй – по ногам, Цинь Я – по груди, Цзань Цзюнь – по крупу. Все эти десять человек были мастерами, прославленными в Поднебесной, и хотя признаки, по которым они определяли качества коней, были различными, каждый из них по одному-единственному признаку способен был определить, каковы пропорции тела, легок ли бег, крепко ли сложение, каковы достоинства и недостатки.

Так обстоят дела не только с конями, у людей тоже есть стати-признаки, как есть такие признаки у дел и государств – так со всем. Поэтому мудрец может знать о том, что было тысячу лет назад и что будет через тысячу лет, и это не потому, что он гадает о вещах, а потому, что они сами ему о себе сообщают. А книги предсказаний, такие, как «Люй ту» и «Пань бо», как раз на этих наблюдениях и основываются». (Люй Чуньцю. Весны и осени господина Люя. М., 2001. Перевод с китайского Г. А. Ткаченко. С. 356).

Каким же мудрым человеком нужно быть, чтобы по внешним признакам юного человека догадаться, узнать наверняка его внутренний мир, его физические и, главное, духовные возможности, качество и степень его таланта! Если принять за очевидное мнение китайского мудреца, то такие стигматы есть, а значит, в природе Творческого диполя Ученик – Учитель существует некая система распознавания талантливых людей и даже способов и методов творческого общения Учителя и Ученика. На мой взгляд, такая система действительно существует. Но это не значит, что ее можно вычленить из творческого пространства, расположить по типу таблицы умножения, либо по принципу Периодической таблицы Менделеева и пользоваться этой системой механистически. Человек многогранен как шар. «Обсчитать» его невозможно. Эту мысль я повторял неоднократно. Эту мысль должен помнить любой талантливый человек, вдруг решивший разработать и (не дай Бог!) внедрить в практику систему поиска талантливых людей по внешнему виду их ног, рук, грудей, глаз и других частей тела. Вдруг да получится у этого гения, вдруг и создаст он «Практическое пособие по выявлению талантливых людей» - ой, как не интересно будет жить Учителям на белом свете! Ой, как загрустят они и затоскуют! Ой, как много ошибок он совершит!

Искусство, особенно Педагогика Гениев, импровизирующая субстанция. Искусство – это, прежде всего, образно-интуитивное мышление.

По хвосту можно узнать (я доверяю древним мыслителям) физические возможности скакуна. По походке, видимо, можно узнать творческие потенции человека. Но только его потенции. Он может сделать что-то великое. Он может стать равноправной частицей Творческого диполя. Но что же, в конце концов, сотворит он, узнать не способен даже Сократ.

 

Мать Мэн Кэ и дикая ягода. Мэн Кэ (Мэн-цзы, Мэн Цзыюй,) (ок. 372 – 289 гг. до н.э.)

В 372 г. до н.э. в городе Цзоу в семействе потомков правителей царства Лу родился сын. По некоторым сведениям назвали его Кэ, а прозвище у него было Цзюй, или Цзыюй. В 369 г. до н.э. умер отец мальчика, и в дальнейшем его воспитывала мать из рода Чжан.

После смерти мужа мать трехлетнего Мэн Кэ три раза меняла место жительство, боясь, как бы окружающая среда дурно не повлияла на духовное развитие сына. Однажды она увидела сына, играющего в похоронные обряды. Ей это не понравилось. Она поселилась неподалеку от базара. Любознательный ребенок схватывал разные сцены на базаре, имитировал их, играя в продавцов-покупателей. Мать перебралась поближе к школе. Выбор места жительства на этот раз оказался удачным. Впечатлительный Мэн Кэ полюбил учебу.

Это – метод? Способ приобщения детей к прекрасному? Да, так ответят многие добрые люди, и они будут правы. Среда, духовная и душевная атмосфера играют в жизни детей и людей важную роль. И все же нельзя забывать, что подобное отношение к талантливым детям чем-то похоже на строительство вокруг них прочных теплиц. Сама по себе эта забота родителей вызывает только добрые чувства. Чем бы родители не тешились, лишь бы не мешали детям развиваться… Пусть мамы-папы тешатся. Их не переубедишь.

Но дикая малина куда полезнее садовой. Тепличные помидоры уступают по вкусовым качествам и по наличию витаминов помидорам с грядок, живым помидорам…

 

Всенародные соревнования

В 358 г. до н.э. Мэн-цзы приехал в столицу Лу для продолжения образования.

В 334 г. до н.э. он принял участие во всенародных соревнованиях ораторов, которые постоянно проводились в царстве Ци, прекрасно выступил и стал советником правителя, построил дом в городе Пинлу и перевез туда мать.

В Поднебесной издревле существовал обычай проведения состязаний для выявления талантливых людей, которые, проявив себя на «интеллектуальных рингах», занимали высокие должности в государственном аппарате. Следует обратить внимание на возраст Мэн Кэ: ему было в тот год около 38 лет. До этого он не занимал должностей, но не отчаивался, учился.

Человек, даже очень сильный и талантливый, должен постоянно чувствовать надежду на то, что его талант будет оценен и востребован.

Можно назвать подобные соревнования одним из методов отбора, если учесть, что в них могли участвовать люди даже совсем пожилого возраста?

Я отвечаю на этот вопрос утвердительно, потому что целью любого состязания является выявление лучших.

 

Средиземноморье

 

Гесиод (Поэтические состязания)

Гесиод родился приблизительно в 700 г. до н.э. в Аскре (Беотия) в семье зажиточного крестьянина, переселенца из Ким в Малой Азии. В детстве пас отцовские стада, после смерти которого  брат Гесиода, Перс, обманом завладел наследством. Гесиод отправился в Халкиду в Эвбее на поэтическое состязание. Он одержал победу, получил приз, стал профессиональным песносказителем.

В начале поэмы «О происхождении богов» (Теогония) Гесиод пишет о музах Геликона, обучивших его «песням прекрасным своим», вдохнувших в него дар «божественных песен». К сожалению, первый греческий поэт не написал в дошедших до нас произведения о системе обучения на Геликоне. Остается только догадываться о том, каким же было педагогическое кредо божественных педагогинь.

 

Агон или агонистика

Стремление эллинов к любым состязаниям, в том числе и в области искусства (поэтические и музыкальные соревнования).

Агонистика, как некая духовная составляющая внутреннего мира древнего грека и древнегреческого общества, сыграла в истории античности выдающуюся роль. Не известно, было ли это качество привнесено извне на Балканы, или кто-то из эллинов разжег в согражданах эту страсть, или боги даровали ее. Впрочем, агонистикой «страдали» и другие народы планеты.

 

«Наилучший»

Аристей («Наилучший») – сын Аполлона и нимфы Кирены в греческой мифологии. Гея одарила его бессмертием. Кентавр Хирон, музы и нимфы обучили Аристея искусствам и мудрости. Он же поделился знаниями с людьми, передав им навыки охотника, врачевателя, прорицателя, пастуха, пчеловода. «Наилучший» основал несколько городов, изобрел ремесла. В мифах не говорится о методике обучения, которой пользовались Гея, Хирон, музы, нимфы, занимаясь с Аристеем. Также ничего не сказано в мифах о педагогическом кредо самого сына Аполлона и Кирены. Но хорошо уже то, что в мифологической истории нашлись герои, ставшие передаточным звеном между богами, владеющими всеми знаниями, и людьми.

Трудно сказать, по каким критериям боги отбирали способных людей.

 

Антисфен (ок. 435 – умер 370 гг. до н. э.) Основатель кинизма

Антисфен, сын Антисфена и фракийской рабыни, родился в Афинах и получил на всю жизнь метку – нечистокровный, незаконнорожденный. Это – афиняне. Творцы великой  эпохи в истории мирового искусства, яростные сторонники демократии, всенародно постановили разделять людей на свободных и не свободных, на афинян и варваров, на чистокровных и не чистокровных. Это – афиняне. С народом, с мнением толпы считались величайшие государственный деятели, полководцы, мыслители…

В данной работе нас интересуют не оправдания тупости человеческой, а проблемы незаконнорожденных в теме Творческих школ. Проблем здесь много. Хотя бы потому, что «незаконнорожденных» становится все больше.

Нечистокровному человеку жить в Афинах было не просто. Им частенько приходилось слушать язвительные слова в свой адрес. И далеко не всем и не всегда удавалось достойно ответить чистокровным и, главное, спокойно снести оскорбление, обиду. Антисфен в подобных ситуациях был строг и горд. Однажды он ответил словоохотливому знатоку человеческих «пород» и «мастей»: «Матерь богов – тоже фригиянка», то есть не потомственная афинянка.

Добиваться больших успехов «незаконнорожденным» в Афинах, как, впрочем, и в других странах в другие времена можно было только одним способом: много и упорно работая над собой. Антисфен с этой задаче справился.

 

И великие ошибаются. (Дело Евдокса Книдского)

Евдокс, будущий астроном, геометр, врач, законодатель и мыслитель родился в Книде приблизительно в 408 г. до н.э. В молодости ему жилось трудно. Его содержал врач Феодемонт. В двадцатитрехлетнем возрасте Евдокс прибыл вместе с ним в Пирей. Отсюда он ежедневно в течение двух месяцев поднимался в Афины, являлся в Академию. Платону не нравился книдец, и тому ничего не оставалось, как вернуться в родной город. Авторитет великого человека мог бы сыграть в судьбе талантливого человека  отрицательную роль.

Евдокс, однако, не стушевался. Он получил от Агесилая верительное письмо к фараону Нектанебу и в складчину с врачом Хрисиппом отплыл в Египет. Фараон свел его со жрецами. Евдокс, по установленным правилам, обрил подбородок и брови и около полутора лет обучался у жрецов.

Закончив учебу, он «софистом явился в Кизик и на Пропонтиду». Здесь к нему потянулись ученики. Много учеников было у отвергнутого основателем Академии мыслителя. Находясь в зените славы, он явился с учениками в Афины. Некоторые современники тех событий считали, что Евдокс это сделал назло Платону. «Месть» Евдокса, конечно, не сравнима с местью низких и злобных людей, но все-таки это была месть.

Рассказывали, будто на пиру у Платона Евдокс впервые «расставил ложа гостей полукругом, потому что было слишком многолюдно». В Книд мыслитель вернулся в зените славы, которая, если верить Диогену Лаэртскому, быстро распространилась по всему эллинскому миру.  Труды ученого из Книда, и его педагогическая деятельность говорят, что и Платон мог ошибаться в подборе учеников.

 

Из клятвы Гиппократа

Клянусь Аполлоном, врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательство и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. (Гиппократ. Избранные книги. М., 1994. С. 87).

 

Балеарские пращники

Жители Гимнесийских островов (Балеарских островов) «с детства упражнялись в метании из пращей, так что даже не давали детям хлеба, если те не попадут в цель из пращи» (Страбон. География в 17 книгах. М., 1994. С. 162). Стоит напомнить, что балеарские пращники считались лучшими мастерами своего дела на всем Средиземноморском театре военных действий в течение многих столетий. И, между прочим, это искусство составляло значительную часть доходов островитян.

Диодор Сицилийский о балеарских пращниках: «Оружие островитян составляют три пращи, одну из которых они обматывают вокруг головы, другую – вокруг туловища, а третью держат в руках. Во время боевых действий они мечут камни, намного большие, чем другие пращники, и притом с такой силой, что кажется, будто снаряды посылают из катапульта. Поэтому при штурме крепостных стен они поражают воинов, стоящих между зубцами, нанося им тяжелые раны, а в сражениях в поле пробивают щиты, шлемы и любой доспех. Стреляют они так метко, что почти никогда не бьют мимо цели. Причина того – постоянные упражнения с самого детства, поскольку матери заставляют маленьких детей то и дело стрелять из пращи, а целью является прикрепленный к шесту хлеб: обучающийся не получает еды, пока не попадет в хлеб, - только тогда мать позволяет ему взять и съесть». (Страбон. География в 17 книгах. М., 1994. С. 226).

 

Воровская академия Вавилона

В начале двадцатого века ученые обнаружили в Вавилоне забавный документ, контракт, заключенный в 629 г. до н.э между свободным вавилонянином Бэл-аххе-риба и некоим Набу-ушалли, видимо, говоря современным языком, вором в законе, который был либо учителем-одиночкой, либо владел малиной, где готовили высоко квалифицированных бандюг, воров, сутенеров и так далее. В те далекие  годы жизнь в Вавилоне была напряженной и политически нестабильной, что, естественно, являлось главной причиной ухудшения криминогенной ситуации. Бандиты в городе чувствовали себя прекрасно. Вечерами в Вавилоне прогуливаться было опасно.

Повелители делали все, чтобы ликвидировать группы и банды преступников, те, в свою очередь, серьезно занимались повышением бандитского мастерства. В столице державы возникли своего рода учебные центры, хорошо засекреченные. Обыкновенному человеку без влиятельных рекомендаций, без материальной опоры и без практической наработки в этом опасном деле бандитском, без способности к этой деятельности можно было не мечтать о поступлении в высшую воровскую школу.

Свободный вавилонянин Бэл-аххе-риба, видимо, все перечисленное имел, о чем, в частности, говорят условия договора. Ученик платил учителю 2 сикля (17 г) серебра «на угощение», а также обязался выплачивать часть доходов от своих бандитский делю. Если же ученик не получал от учителя достаточных знаний, то он мог взыскать с педагога по 1 суте (15 л) ячменя за каждый день обучения (Белявский В. А. Вавилон легендарный и Вавилон исторический. М., 1971. С. 184 – 185)

Это, действительно, забавный и поучительный пример!

Он говорит, во-первых, об исключительно точном подходе вавилонских бандитов к своей специальности (хочешь быть крупным профи, не забывай о постоянной учебе, постоянном повышении квалификации), во-вторых, о продуманной системе отбора абитуриентов, которые перед вступительными экзаменами должны были зарекомендовать себя в конкретном деле, доказать свою любовь и преданность бандитскому делу, в-третьих, о справедливой системе вознаграждения педагогов.

 

Глава 5. Средства и методы обучения

 

Гуру и брахмачарин

Обучение брахмачарина (ученика, изучавшего веды) проходило в доме наставников-брахманов (гуру). Ученик оказывал брахману почтение, беспрекословно подчинялся и прислуживал ему. В некоторых случаях, если гуру являлся нищим аскетом, брахмачарин обязан был собирать для него милостыню.

Основным предметов изучения являлись веды. Гуру наизусть читал их ученикам. Они повторяли веды до полного запоминания.

«Обучение начиналось с усвоения правил обряда сандхьи, т.е. утренних, полуденных и вечерних обрядов, состоявших в чтении «Гаятри», задержке дыхания, заглатывании и разбрызгивании воды, а также в возлиянии воды в честь Солнца, которое было скорее символом личного бога верующего, например Вишну или Шивы, а не божеством само по себе. Обряды считались обязательными для всех дваждырожденных и в различных формах выполняются до настоящего времени.

Основным предметом, поглощавшим массу времени, были веды. Наставник читал наизусть веды нескольким ученикам, сидевшим перед ним на земле, и они с утра до вечера повторяли стих за стихом до полного запоминания. Иногда, чтобы достигнуть полной точности воспроизведения, гимны заучивались несколькими способами: сперва в виде связных отрывков, затем по каждому слову в отдельности (падапатха), после чего слова объединяли в группы по принципу  аб, бв, вг и т.д. (крамапатха) либо еще более замысловатым способом. Благодаря столь разработанной системе тренировки терпения и мнемонического контроля у многих поколений наставников и учеников выработались исключительные свойства памяти, которые позволили сохранить веды для потомства в той точной форме, в какой они существовали приблизительно за тысячу лет до н. э. .

Мальчики, жившие в доме гуру, не ограничивались, однако, изучением одних лишь вед. Существовали другие области знания, так называемые «Части веды», т.е. вспомогательные науки, необходимые для правильного понимания священных текстов. К этим шести ведантам относились: кальпа – правила выполнения ритуала, шикша – правила произношения, т.е. фонетика, чхандас – метрика и просодия, нирукта – этимология, т.е. объяснение непонятных слов в ведийских текстах, вьякарана – грамматика, джьотиша – астрономия, или наука о календаре. Кроме этого, в послеведийские времена гуру часто излагали своим ученикам содержание шести ортодоксальных философских систем или учение только той школы, к которой они принадлежали сами. Те, кто знал «священный закон», передавали знание его своим ученикам, между тем как другие наставники обучали специальным светским предметам – астрономии, математике или литературе. (Бэшем. Чудо, которым была Индия. М. 2000. С.  176).

Курс обучения брахмачарина составлял 12 лет. Впрочем, учебу можно было закончить изучением одной веды. По достижении двадцатилетнего возраста молодой человек возвращался домой и вел жизнь своей варны. Некоторые брахмачарины давали пожизненные обет целомудрия и всю жизнь изучали веды и другие религиозные дисциплины, становились гуру.

До распространения буддизма и джайнизма обучение велось только в доме брахмана.

 

Вардхамана Махавира (VII – VI вв. до н.э.). Создатель переправы

Вардхамана родился неподалеку от Вайшали в Северном Бихаре в семье Сиддхартхи, вождя джянтриков в VII - VI вв. до н.э. Его мать Тришала была сестрой вождя племени личчхавов. Родители дали сыну прекрасное образование. Он женился. Жена родила ему дочь. Когда Вардхамане исполнилось 30 лет, отец и мать умерли, и сын бросил дом и стал странствующим аскетом, примкнул к группе, которую за сто лет до тех событий создал Паршва (Париванахт). Члены группы называли себя Ниргрантхи («лишенные уз»). Вардхамана многое познал от учеников Паршвы. Позже он, создав общину, стал называть ее членов ниргрантхи, а Паршву – 23 из 24 великих тиртханкаров. Около 6 лет с ним ходил другой аскет Гошала Маскарипутра (Госала Маккхали). Они перестали понимать друг друга, и Госала ушел от Вардхаманы и основал общину и учение адживиков.

На 13 г. аскетических подвигов и странствий «на Вардхаману снизошло полное просветление, ему открылась нирвана, он стал «достойным» (архатом), «победителем» (джина) и «Создателем переправы» (тиртханкаром), после чего еще 30 лет он проповедовал учение в тех же царствах слева, справа от Ганга, где проповедовал и Гаутама Будда.

Умер «Создатель переправы» на 72 году жизни, добровольно уморив себя голодом.

Его предшественник, Паршванахт, сын правителя Бенареса, живший в IX в. до н.э., тоже в свое время покинул семью и стал аскетом. Он провозгласил четыре заповеди: не наносить вреда, не лгать, не красть, не стяжать. Вардхамана прибавил к ним еще одну: непорочность.

В VI-V вв. до н.э. джайнизм распространился в Восточной Индии, а в IV в. до н.э. проник в Южную Индию, составляя серьезную конкуренцию буддизму во влиянии на массы. В эти столетия джайнизм имел больший успех у населения. Но в III в. до н.э. джайнизм разделился на две секты. Одна называлась светамбара. Члены секты носили белые одежды. Другая секта называлась дигамбара. Ее адепты в подражание основателю джайнизма ходили обнаженными.

В конце III вв. до н.э. собор джайнов в Паталипутре собрал учение Махавиры в 12 частей, анга. Через некоторое время двенадцатая анга потерялась. В V в. н.э. собор джайнов в Валабху перестроил уцелевшие одиннадцать анга, и тексты, видимо, были отредактированы. Дигамбары не признали эти новшества.

Книги джайнов написаны были на пракрити, в доступной для простых людей форме. Последователи Махавиры вели большую работу по распространению учения. Но то же делали и буддисты, о которых подробнее речь пойдет ниже.

Ученые отмечают, что джайнизм имеет обильную литературу, но «ее религиозное и философское значение намного превышает ее литературные достоинства. Как отмечает Винтерниц, «за редким исключением священные книги джайнов написаны в сухом, повествовательном, поучающем тоне и … редко возбуждают тот общечеловеческих интерес, который вызывают многие буддийские тексты. Поэтому, какое бы важное значение не имели они для специалистом, они не могут претендовать на то, что ими заинтересуются широкие круги читателей». (Синха Н. К., Банерджи А. Ч. История Индии. М., 1954. С. 48).

Важнейший момент для всех, профессионально интересующихся Творческими школами! Особую актуальность он в наше время, когда на планете бурно развивается так называемое массовое искусство, приносящее бизнесменам огромную прибыль.

Но вернемся к джайнизму и буддизму в VI - III вв. до н.э. и позже.Как мы уже сказали, в первые века этого противостояния верх одерживали сторонники Махавиры. Видимо в те времена индийском простолюдинам ближе были «сухие», повествовательные и поучающие тексты джайнов в отличие от поэтических, психологически насыщенных текстов сторонников Гаутамы Будды.

Приблизительно в III в. до н.э. в Индии стали распространяться джатаки – сказания о перерождения Будды. Это – небольшие произведения, в которых прозаические тексты перемежались с поэтическими. Сюжетной основой их стали любимые индийцами басни и сказки о животных, волшебные сказки, притчи, исторические предания и легенды из жизни Будды. Казалось бы, тоже поучительная, назидательная литература с элементами риторики и педагогики. Но с какой легкостью и непринужденностью подавался сложный материал, конечной целью которого было прославление «Просветленного» и его дела!

Современные авторы литературного ширпотреба, к сожалению, не думают о высоком, о великом. Но страшно другое: потребители низкопробной литературы тоже перестают думать.

 

Книга или гуру?

«Индуисты считают, что в обучении йогической технике никакое книжное руководство не заменить устных наставлений гуру. В тантризме же гуру становится воплощенным божеством. Отсюда и загадочность языка, на котором написаны тантры. Когда же отсутствует живой носитель традиции, тексты, играющие вспомогательную роль, просто непонятны». (Древо индуизма, с. 73; Пахомов 2002, с. 63). (Деви-гита, в книге: Девибхагавата. Избранное. М., 2006. С.401).

 

Образ Учителя

«Образ духовного учителя всегда был окружен огромным почитанием и уважением. Правила взаимоотношений с гуру изложены прежде всего в таких индуистских сочинениях, как Куларнава-тантра и Гуру-гита. Эти правила включают в себя акты почитания, правила послушания и запреты. Акты почитания это служение учителю, каждодневное простирание  перед ним и предложение даров, повторение его имени и созерцание его образа, уччхишту – питье воды со святых сандалий и съедание остатков его пищи, стремление к посвящению и освобождению в соответствии с его указаниями. Правила послушания включают в себя поиски его благословения, следование его  распоряжениям, откровенность и почитание его высокого присутствия. Запреты подразумевают, что ученик никогда не противоречит и не спорит с учителем, не критикует его и не слушает, как другие критикуют учителя, не стоит и не сидит, возвышаясь на ним, не идет  и не едет впереди него, не лжет и не высказывает презрения по отношению к учителю, не начинает беседу и не задает вопросов, пока к нему не обратятся». (Субрамуниясвами, с. 363). (Деви-гита, в книге: Девибхагавата. Избранное. М., 2006. С.403).

 

Панчатантра. Как воспитать сыновей

…На юге Индии, в городе Махиларопья правил царь Амарашякта, «Обладатель мощи бессмертных», очень умный человек, достигший предела всей мудрости. У царя было трое сыновей. Высоких, физически крепких: «Очень могучий», «Страшно могучий», «Безмерно могучий». Но были они при этом очень глупыми.

Царь знал из политического трактата мудреца Чанакьи, что правитель должен изучить философию, веды, ремесла и «науку управления». Он говорил об этом своим могучим, но глупым сыновьям, но они лишь посмеивались над ним, повторяли что-то вроде «сила есть, ума не надо, папа!» и показывали ему крутые мышцы.

— Но как же заставить их выучить все это?! — спросил царь у советников, и мудрец Сумати («Благомыслящий») тихо произнес:

— Живет в лесу старый брахман Вишнушярма. Его проси. Он пробудит у них желание учиться.

Царь призвал к себе отшельника, и тот согласился выполнить его поручение. Мудрец привел в лесной домик могучих сыновей царя, и как говорят легенды, написал пять книг, рассказы из которых читал на каждом уроке воспитанникам. Книги назывались так: «Разъединение друзей», «Приобретение друзей», «Война ворон и сов», «Утрата приобретенного», «Безрассудные поступки». Три брата сначала слушали «Пять хитросплетений» (так называлось пятикнижие брахмана) невнимательно. Им хотелось бегать, охотиться, а тут худой старец читает им целыми днями рассказы из жизни. Смешные и грустные, увлекательные и поучительные одновременно они говорили о мудрости царей и простолюдинов, воинов и купцов, мужей и жен, и с каждым днем интерес к «науке» Вишнушярмы у братьев возрастал. Вскоре они стали задавать брахману вопросы, и он с великой радостью отвечал на них, прекрасно зная, что тяга даже к самым сложным знаниям рождается у человека тогда, когда он задает вопросы, сначала учителю, а потом и самому себе: «А это почему? А это как?»

Брахман исполнил свое обещание.

… «Панчатантра» стала одной из самых любимых книг обитателей Индостана и других стран Азии. Персидский царь Хозрой Ануширван в VI в. приказал врачу Барзавейю перевести «Панчатантру» (точнее ее пехлевийский перевод) на персидский язык. А в конце VIII вв. в Арабском халифате появилась книга «Калила и Димна», арабский пересказ труда Барзавейна. Рассказы из «Панчатантры» распространялись по Азии, включались индийскими авторами в аналогичные, популярные сборники…

А сделал эту книгу знаменитой самый обыкновенный, бытовой, нравоучительный, короткий рассказ, украшенный поэтической меткой строкой.

 

У кого растут рога

В «Истории буддизма в Индии» тибетского историка-монаха Таранатхи рассказан такой эпизод.

Нагарджуна (II век) жил на Севере Индии, на горе Ушира с 1000 учениками. Одному из них учение давалось с большим трудом. За несколько дней упорной работы он не мог выучить наизусть одну школу, и все ученики называли его глупым. Однажды Нагарджуна в шутку сказал тугодуму, чтобы тот представил себе, будто у него на голове растут рога. Ученик, обладавший богатой фантазией, стал созерцать и вдруг нащупал у себя на голове рога. Они росли довольно быстро и вскоре уперлись в стену пещеры. Увидев это, Нагарджуна понял, что ученик обладает отличными способностями, что ими можно и нужно воспользоваться с пользой для учебы. Но первым делом нужно было что-то делать с рогами, которые все росли и росли. Учитель спокойно сказал ученику, чтобы тот представил себе, что его рога спадают, и они вскоре исчезли. После этого Учитель занялся с учеником, используя сильную его фантазию, и дело пошло на лад: ученик освоил Нишпаннакрама («Окончательный путь созерцания в занятиях чарами»).

Метод Сунь-цзы (Можно ли научить женщин?)

Сунь-цзы родился в государстве Ци в VI в. до н. э. Из-за внутренних неурядиц покинул родину, бежал в государство У, явился к вану Хо Люю и показал ему свой трактат «Законы войны». Повелитель решил проверить автора в деле. Тем более, что  дисциплина в его армии хромала, боеспособность падала, а врагов у государства У расплодилось много. Вызвал он Сунь-цзы, сказал:

— Сможете ли вы обучить женщин военному делу?

— Смогу, — ответил Сунь-цзы.

Князь повелел привести всех своих 180 наложниц, в том числе и двух, горячо им любимых.  Это был парад красоты, грации.

— Приступайте к делу, — улыбнулся Хо Люй.

Сунь-цзы разделил красавиц на два отряда, назначил любимых наложниц князя командирами, построил отряды друг перед другом, спросил:

— Вы знаете, где находится правая сторона, где левая?

— Знаем! — радостно крикнули девушки.

— В таком случае приступим к делу, — полководец поднял секиру, ударил в барабан и дал команду. — Направо!

Красавицы встретили странную для них команду хохотом, учитель дождался, пока они утихнут, спросил:

— Мои команды четкие, вам все ясно?

— Все ясно!! — девушки давились от смеха.

— Даю команду еще раз. Направо!

Наложницы не сдвинулись с места.  Сунь-цзы дождался тишины, сказал:

— Если вам все ясно, и вы не выполняете команды, то виноваты младшие начальники. Приказываю их казнить!

Хо Люй, наблюдая учения с террасы дворца, вздрогнул и отменил приказ:

— Вы умеете командовать, но зачем убивать красивых женщин?

— Когда полководец командует, он не исполняет повелений вана, который сам назначил его военачальником, — ответил Сунь-цзы.

Любимых наложниц царя казнили, и девушки вмиг преобразились, стали четко выполнять команды. Вскоре полководец доложил вану:

— Отряд приведен в боевую готовность.

Хо Люй с горечью вздохнул:

— Что вы наделали? Как я буду жить без моих красавиц!

Все же он назначил Сунь-цзы полководцем и не пожалел об этом. Автор «Законов войны», укрепив дисциплину, обучив солдат военному делу, разгромил врагов княжества на западе и на севере, прославил победами Хо Люя. Воевал Сунь-цзы, конечно же, без женщин. Не женское это дело — воевать.

Но поговорить о женщинах мы были обязаны...

 

Аристофан (444 до н. э. — между 387 и 380 гг.)

…Расскажу вам о том, что когда-то у нас воспитаньем звалось молодежи,

В те года, когда я, справедливости страж, процветал, когда скромность царила.

Вот вам первое: плача и визга детей было в город вовсе не слышно.

В самых легких одеждах, хотя бы мукой с неба падали снежные хлопья.

Приходили, садились, колен не скрестив, а почтенный наставник учил их

Стародедовским песням: «Паллада в бою воевода» или «Меди бряцанье»,

Запевая размеренно, строго и в лад, как отцы и как деды певали;

Если б баловать кто-нибудь вздумал, дурить, выводить переливы и свисты,

Как теперь это любят, Фринида лады, безобразные трели, коленца,

Запищал бы под палкою шут. Поделом! Не бесчести святого искусства!..

(«Облака». Ст. 961-970, Пер. А Пиотровского. Процитировано по книге: Идеи эстетического воспитания. Том первый. Античность. Средние века. Возрождение. М., 1973 г. С. 149).

 

Цицерон Марк Туллий (106 – 43 гг. до н.э.), (Обучение политиков)

Цицерон родился в 106 г. до н.э. в небольшом городке Арпине в Лации во всаднической семье. Отец дал ему прекрасное образование и стал целенаправленно готовить сына к политической карьере, не задумываясь о том, нужна ли она сыну.

В Древнем Риме тех времен существовал интересный педагогический прием. Родители будущего политика отдавали сына в дом видного сенатора. Юноша присутствовал во время бесед «учителя» с разными людьми, наблюдал за его подготовкой к выступлениям, слушал их, привыкал руководить не только людьми, но и страной, и, что немаловажно, самим собой.

Цицерон попал в дом Квинта Муция Сцеволы – авгура, считавшегося лучшим юристом, и его зятя Луция Лициния Красса, лучшего оратора. На форуме юноша часто слышал Антония, Сульпиция, Котту и других зораторов

«У родосского ритора Аполлония Молона, преподававшего в это время в Риме, он учился греческому красноречию; знаменитый трагик Акций и греческий поэт Архий руководили им в чтении поэтов; эпикуреец Федр, стоик Диодот и приехавший в Рим академик Филон Ларисский были его наставниками в философии» (М. Л. Гаспаров. Цицерон и античная риторика, в книге «Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве». М., 1972. С. 27).

К двадцати годам Марк Туллий Цицерон получил блестящее образование. Пора было начинать политическую карьеру.

 

Плутарх (около 46 – позже 119 г. ).(Сравнительные жизнеописания)

Плутарх родился между 46 и 51 гг. н.э. в греческом городке Херонее в Беотии в знатной семье. Его дед Ламприй и отец Автобул были образованными людьми. И старшие братье – тоже. Плутарх получил прекрасное образование и отправился в Афины, где изучал философию у перипатетика Аммония и др. учителей. И много занимался самостоятельно. Обладая великолепной памятью, он прочел книги поэтов, драматургов, историков, философов, ораторов, а также труды по изящным искусствам, теории музыки, естественным науками, по медицине. На протяжении всей жизни Плутарх делал выписки из прочитанного.

Из Афин он вернулся на Родину. Продолжая самообразование, Плутарх много ездил по Греции, затем отправился в Александрию, один из культурных и научных центров Средиземноморья. В конце 80-х гг. он, видимо, по государственным делам приехал в Рим. Плутарх читал здесь лекции, беседовал с философами, ездил по Италии, знакомился с выдающимися людьми. В начале 90-х годов он вернулся в Херонею и жил здесь всю оставшуюся жизнь, занимая важные общественные должности и являясь пожизненным жрецом Дельфийского Аполлона. Он много писал, читал лекции по философии, другим дисциплинам.

Его труд «Сравнительные жизнеописания» построен в форме следующих друг за другом «парных рассказов» (или сдвоенных рассказов) о деятелях Греции и Рима. Получается этакий рассказный диалог, с помощью которого автор, явно все-таки симпатизируя грекам, живописует события, в которых участвовали отобранные Плутархом в пары герои, сначала грек, затем римлянин. Они вели себя по-разному: потому что были разными людьми и, что важно, являлись представителями двух разных дерев мировой цивилизации. Уже в первом же «сдвоенном рассказе» читатель включается в этот своеобразный диалог и пытается догадаться, а как же в похожей ситуации поведет себя римлянин?

Великолепный ход. Учитель обязан, простите, расшевелить Ученика незаметно от него самого, заставить его не просто укладывать информацию в объёмную матрицу памяти, но думать, думать. Плутарху это удалось.

В третьей части нашей работы, в главе «Книги – Учителя», я рискну дать список трудов Древнего мира, которые, на мой взгляд, могут, нет, не заменить полностью Учителя, но стать для него и, главное, для Учеников великолепным подспорьем в начале творческого пути.

 

Спартанский метод воспитания по Ликургу

«Отец был не праве сам распорядиться воспитанием ребенка – он относился новорожденного на место, называемое «лесхой», где сидели старейшины по филе. Они осматривали ребенка и, если находили его крепким и ладно сложенным, приказывали воспитывать, тут же назначив ему один из девяти тысяч наделов. Если ребенок был тщедушным и безобразным, его отправляли к Аптегам (так назывался обрыв на Тангете), считая, что его жизни не нужна ни ему самому, ни государству… Женщины обмывали новорожденных не водой, а вином, испытывая их качества: говорят, что больные падучей и вообще хворые от несмешанного вина погибают, а здоровые закаляются и становятся крепче. Кормилицы были заботливые и умелые, детей не пеленали, чтобы дать свободу членам тела, растили их неприхотливыми и не разборчивыми в еде, не боящимися темноты или одиночества, не знающими, что такое своеволие и плач… Едва мальчики достигали семилетнего возраста, Ликург отбирал их у родителей и разбивал по отрядам, чтобы они вместе жили и ели, поучаясь играть и трудиться друг подле друга. Во главе отряда он ставил того, кто превосходил прочих сообразительностью и был храбрее всех в драках. Остальные равнялись на него, исполняя его приказы и молча терпели наказания, так что главным следствием такого образа жизни была привычка повиноваться. За играми детей часто присматривали старики и постоянно ссорили их, стараясь вызвать драку, а потом внимательно наблюдали, какие у каждого от природы качества – отважен ли мальчик и упорен ли в схватках. Грамоте они учились лишь в той мере, в какой без этого нельзя было обойтись, в остальном же все воспитание сводилось к требованиям беспрекословно подчиняться, стойко переносить лишения и одерживать верх над противником. С возрастом требования становились все жестче: ребятишек коротко стригли, они бегали босиком, приучались играть нагими. В двенадцать лет они уже расхаживали без хитона, получая раз в год по гиматию, грязные, запущенные; бани и умащения им были незнакомы – за весь год лишь несколько дней они пользовались этим благом. Спали они вместе, по илам и отрядам, на подстилках, которые сами себе приготовляли, ломая голыми руками метелки тростника на берегу Эврота. Зимой  к тростнику подбрасывали и примешивали так называемый ликофон: считалось, что это растение обладает какою-то согревающей силой. (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Т. 1., М., 1961. С. 65 – 66 и далее).

Детей учили говорить так, чтобы в их словах едкая острота смешивалась с изяществом, чтобы краткие речи вызывали пространные размышления»…Ликург считал, что «под немногими скупыми словами должен был таиться обширный и богатый смысл, и, заставляя детей подолгу молчать, законодатель добивался от них ответов метких и точных». ( Там же. С. 68).

Пению и музыке учили с не меньшим тщанием, нежели четкости и чистоте речи, но в песнях было заключено своего рода жало, будившее мужество и нечто, увлекавшее душу восторженным порывом к действию. То были в основном прославления счастливой участи павших за Спарту и укоры трусам, обреченным влачить жизнь в ничтожестве, обещания доказать свою храбрость или – в зависимости от возраста певцов – похвальба ею… ( Там же. С. 69 и далее).

 

Плиний Младший (61 или 62 – около 113 гг. н.э.)

Плиний Младший родился в городе Коме на берегу озера Лария (современное озеро Комо). Мальчику дали имя Цецилий Секунд. Отец умер рано, и первые десять лет мальчик жил под присмотром матери в провинциальном городке. В начале семидесятых годов мать с сыном покинули Комо, где была только начальная школа, и приехали в Рим, к Плинию Старшему, брату молодой вдовы.

Автор «Естественной истории» отправил племянника в хорошую грамматическую школу, в которой большое внимание уделялось изучению греческой и латинской культуры, литературы. Цецилий Секунд уже в 14 лет написал на греческом языке пьесы.

Плиний Старший сам много занимался с ним: беседовал на разные темы, давал задания, следил за их выполнением, приучал самостоятельно работать, читать, делать выписки. Вскоре дядя усыновил племянника, и Цецилий Секунд получил новое имя: Плиний Цецилий Секунд.

Индивидуальные занятия и основательное отношение к учебе в грамматической школе заложили крепкий фундамент для дальнейшего образования и самообразования. Плиний поступил в «римский университет» - риторскую школу, где учился у знаменитого педагога Квинтилиана.

Риторские школы не давали фундаментальных знаний, но приучали понимать и ценить слово, его возможности, красоту, силу. Эти учебные заведения готовили судебных риторов. Плиний стал великолепным адвокатом, не раз он с блеском выступал в суде центумвиров, где разбирались имущественные дела, выигрывал их. Он несколько раз был консулом, императорским легатом в Вифинии, области на северо-западе Малой Азии.

Из многочисленных трудов Плиния Младшего до нас дошли 10 книг «Писем», а также «Панегирик Траяну». В них Плиний изложил мысли на различные проблемы творчества, образования и Педагогики гениев, дал интересные зарисовки своего времени.

 

Бить или не бить?

Луций Орбилий Пупилл из Беневента рано потерял родителей, служил мелким чиновником,  дослужился до всаднического звания. Когда закончился срок службы, он вернулся домой, вспомнил детскую страсть к наукам, долгие  годы преподавал в родном городе. В пятидесятилетнем возрасте прибыл в Рим, где пошла о нем слава прекрасного учителя грамматики. Преподавал он действительно хорошо, но нрава был сурового и частенько бивал плеткой и линейкой учеников, среди которых были дети знатных римлян.

Бить или не бить, а если бить, то, как часто и всех ли подряд? – вот в чем вопрос, один из важнейших в педагогической деятельности. Орбилий отвечал на него однозначно: бить всех подряд. Может быть, он в чем-то был прав. Только странно обошлась с ним судьба: слава о нем гремела, но денег ему эта слава не приносила, и умер он почти в столетнем возрасте в глубокой нищете, хотя и учил, и бивал детей очень знаменитых и богатых римлян.

 

Метод Веррия

Вольноотпущенник Марк Веррий Флакк, римский грамматик, прекрасный наставник, учитель внуков Августа, развивая способности учеников, часто устраивал между ними состязания. Он подбирал равных по дарованию детей, давал им задание и победителям вручал награду – какую-нибудь древнюю редкую книгу. К слову сказать, Веррий не являлся первооткрывателем этого метода.

 

Сначала раб – потом ткач – потом первый среди грамматиков

Квинт Реммий Палемон из Виценции, доморощенный раб одной женщины, был ткачом. Затем стал провожать сына женщины в школу, и, слушая преподавателей, он познал в совершенстве весь курс. Женщина отпустила талантливого человека на волю, и он стал в Риме «первым среди грамматиков».

 

Краткое заключение

Конечно же, здесь описаны не все средства и методы обучения и воспитания талантливых людей в Древнем мире. Их было гораздо больше. И это важно понять тем, кто хочет в настоящее время заняться «Педагогикой гениев»: сначала необходимо познать по источникам все, наработанное в этом деле мыслителями Древнего мира, Средних веков, Нового времени. А уж потом искать свои пути. Проделать эту работу можно за 5-7 лет кропотливого труда. Нет времени на этот труд – нечего соваться в столь сложное дело. Этот императив не относиться лишь к людям гениальным, уровня отцов основателей философских школ. Их за три тысячи лет было на Земном шаре не более 10 тысяч человек. То есть 3-4 человека в год гениев уровня Пифагора, Сократа, Будды, Конфуция и т.д. рожала Земля. Когда-то больше, когда-то меньше.

Если кто-то из ныне живущих людей уверен в том, что он гений такого же уровня, то ему можно и не читать нечего. Гениям можно не волноваться, гениям нужно только работать, то есть генерить идеи.

 

 

Глава 6. Предоставление работы

Мо Ди (Мо-цзы) (468, или 478, 480, 490 и др. – 376, или 403, 392 и др. гг. до н.э.). Можно ли учить правителей?  (Юся, или «Первые странствующие рыцари»)

Мо Ди родился в семье служилых, «близких к свободным низам общества, то есть к земледельцам, ремесленникам и торговцам. Его этико-социальное учение во многом параллельно школе фа цзя (легистов) и отражало интересы этих слоев населения. Представители моизма боролись против конфуцианцев и учения о незыблемости господства потомственной аристократии.

Сведений о жизни основателя моизма сохранилось мало. Существует предположение о том, что Мо Ди служил сановником в государстве Сун, а затем вел жизнь подвижника, странствуя по Поднебесной и побывав в Лу, Ци, Сун, Чжэн, Чу и в других княжествах. Он имел сотни учеников, прославился ораторским искусством и дипломатическим дарованием. Мо Ди был прекрасным инженером, знатоком строительства крепостных сооружений.

Видимо, еще при жизни Мо Ди стала складываться хорошо структурированная организация моистов, чем-то похожая на «орден Пифагора» и даже на рыцарские ордена Средневековья. И не только в организационном смысле. Мо цзя, Школа Мо, пережила расцвет и апофеоз влияния на философскую мысль, на политическую жизнь Китая в IV в. до н.э.

Первым возглавил школу сам Мо Ди. По некоторым сведениям он непосредственно передал организацию и учение Цинь Хуали. Тот – Сюй Фаню. А тот – Тянь Цзи. Затем главу Школы Мо (цзюй-цзы, «Большого человека», «Великого мужа») выбирали.

Главным средством достижения целей моисты называли личный пример и пропаганду идей Мо среди правителей. Члены «Школы Мо», ученые и фортификаторы, беспрекословно подчинявшиеся «Большому человеку», отправлялись по его приказу в разные государства Поднебесной на службу. Людей образованных, знающих фортификацию, охотно принимали на высокие посты. Они получали значительное вознаграждение, часть которого поровну делилась между «членами «Ордена Мо». Иной раз были и такие случаи, когда член организации отходил от ее принципов «Большой человек» отзывал его и исключал из Школы.

Возникнув в государстве Лу (на родине Конфуция) «Школа Мо» в начале IV вв. до н.э. переехала в Чу, а затем в Цинь, где в разные времена жили философы, близкие по духу моизму, а также школе фа цзя.

В начале III в. до н.э. «Школа Мо» раскололась на три или на два течения, одно из которых, перебравшись на юг Китая, занималось теоретическими изысканиями, а другое (северное) продолжало уделять основное внимание практической деятельности. В конце III вв. до н.э. Мо цзя прекратило свое существование. Произошло это тогда, когда в Поднебесной завершилась многовековая междоусобица и была создана империя Цинь, а затем и империя Хань.

Лю Бан был из крестьян. Почему же он, возглавивший восстание и нарушивший тем самым нормы Конфуция, стал, победив, ревностным его сторонником? Почему императорам династии Хань не понравилась «Школа Мо»? Потому что Лю Бан стал строить наследственную пирамиду власти, о которой мечтал Конфуций. И моисты, и сторонники фа цзя ему были не нужны. На учение Мо Ди в Ханьском Китае был наложен жесткий запрет.

История конфуцианства, а также школы фа цзя и моизма должны многому научить всех, кто имеет желание учить правителей, а также открывать Творческие школы в периоды, которые мы назвали Региональной Временной Нейтральной полосой. В данном случае, период истории Поднебесной с середины IV века до н.э. по первую треть III века до н.э.

 

Философы из Хуайнани (Хуайнаньцы) (Философ-политик-меценат)

Лю Ань, Хуайнань-цзы (179 – 122 гг. до н.э.) – мыслитель, литератор, правитель области Хуайнань, был внуком Гаоцзу, основателя династии Хань. Он прекрасно знал художественную литературу, философию, историю, музыку, великолепно играл на лютне (цине), прославился как тонкий стилист. Согласно преданиям, он собрал в своем дворце несколько тысяч «гостей-приживальщиков» (бинь кэ) – крупных китайских ученых. При его непосредственном участии они написали большой труд «Хуайнань-цзы», который отличает «образность, искуссно построенная ораторская речь, сочетание различных стилей (от логизирующего до высокопоэтичного). В нем обрела завершенную форму мировоззренческая тенденция, восходящая к Конфуцию: человеческое измерение и человеческая деятельность воспринимаются как не менее важные атрибуты, чем Небо и Земля…» (Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 377).

«Гости» Лю Аня написали много философских, поэтических произведений, «трактатов о звездах, алхимии и искусстве превращений». А также «Комментарий на «Скорбь отлученного» Цюй Юаня, автором которого стал сам Лю Ань. Труды кружка были хорошо известны, но до наших дней они не дошли. Лю Ань возглавил политический заговор против императора У-ди. Заговор раскрыли. Лю Ань покончил с собой. Многие из его близкого окружения были казнены. Но труд «Хуайнань-цзы» прославил и Лю Аня, и его «гостей» на долгие тысячелетия.

 

Гай Юлий Цезарь о друидах и о творчестве

«Друиды принимают деятельное участие в делах богопочитания, наблюдают за правильностью общественных жертвоприношений, истолковывают все вопросы, относящиеся к религии; к ним же поступает много молодежи для обучения наукам, и вообще они пользуются у галлов большим почетом... Во главе всех друидов стоит один, который пользуется среди них величайшим авторитетом. По его смерти ему наследует самый достойный, а если таковых несколько, то друиды решают дело голосованием, а иногда спор о первенстве разрешается даже оружием. В определенное времяг. друиды собираются на заседания в освященное место в стране карнутов, которая считается центром всей Галлии. Сюда отовсюду сходятся все тяжущиеся и подчиняются их определениям и приговорам. Их наука, как думают, возникла в Британии и оттуда перенесена в Галлию; и до сих пор, чтобы основательнее с нею познакомиться, отправляются туда для ее научения». (Записки Юлия Цезаря. Пер. М. М. Покровского. М. – Л., 1948. С. 125.

«Друиды обыкновенно не принимают участия в войне и не платят податей наравне с другими (они вообще свободны от военной службы и ото всех повинностей). Вследствие таких преимуществ многие отчасти сами поступают к ним в науку, отчасти их посылают родители и родственники. Там, говорят, они учат наизусть множество стихов, и поэтому некоторые остаются в школе друидов по двадцати лет. Они считают даже грехом записывать эти стихи, между тем как почти во всех других случаях, именно в общественных и частных записях, они пользуются греческим алфавитом. Мне кажется, такой порядок у них заведен по двум причинам: друиды не желают, чтоб их учение делалось общедоступным и чтобы их воспитанники, слишком полагаясь на запись, обращали меньше внимания на укрепление памяти; да и действительно со многими людьми бывает, что они, находя себе опору в записи, с меньшей старательностью учат наизусть и запоминают прочитанное. Больше всего стараются друиды укрепить убеждение о бессмертии души: душа, по их учению, переходит по смерти одного тела в другое; они думают, что эта вера устраняет страх смерти и тем возбуждает храбрость. Кроме того, они много говорят своим молодым ученикам о светилах и их движении, о величине мира и земли, о природе и о могуществе и власти бессмертных богов». (Там же. С. 126).

 

Месть бога-врачевателя

Однажды в жестоком бою бог Ноденс потерял кисть. Рядом оказался сын бога-врачевателя. Он взял отсеченную кисть, приставил ее к руке Ноденса, три дня держал ее, и с помощью заговоров кисть приросла к руке. Заговоры были известны только богу-врачевателю. Он узнал о том, что его сын без ведома отца использовал заговор, возмутился такой дерзостью и убил сына. Затем бог-врачеватель похоронил убитого по обычаям предков. Вскоре на могиле выросла триста шестьдесят пять разных целебных трав.

На могилу пришла дочь бога-врачевателя. Она собрала травы, разложила их по целебным свойствам на своем плаще. Ей хотелось, чтобы любой соотечественник пользовался целебными свойствами трав. Но отец незаметно подкрался к дочери и перемешал травы.

Теперь только он и самые авторитетные друиды знали секреты трав. Они набирали в свои школы талантливых молодых людей и обучали их по своей методике. Каждый день ученики изучали целебное свойство одной травы.

Эта легенда очень похожа на легенды других народов о жрецах, о страстном их желании строго хранить секреты разных знаний и передавать их только самым достойным и талантливым согражданам. Правы ли были жрецы?

Известно, что многие тайны и секреты, в частности, целебные свойства трав, люди знали задолго до так называемой неолитической революции. В те далекие, доисторические времена этими знаниями владели далеко не все в племени. И это объяснимо.

Можно объяснить также и тот факт, что со временем в каждом роде, племени, обществе формировался социальный слой, который ведал знаниями, передачей знаний, то есть слой жрецов, как мы их называем. Правы ли были жрецы, так строго относившиеся к знаниям? Отвечая на этот вопрос, нужно помнить о том, что эта замкнутость, корпоративность часто приводила к потере знаний, которые, на мой взгляд, должны принадлежать всему человечеству. С этим утверждением могут не согласиться многие люди. В настоящее время передовые в техническом и технологическом отношении страны делают все, чтобы, например, секреты атомного оружия и другие научные и инженерные достижения, не распространялись на так называемые отсталые страны. Почему? Может быть, потому что теперь появились не только социальные прослойки жрецов, но и государства, исполняющие принципиально ту же роль?

Над этими проблемами нужно думать и думать. В том числе, а может быть, в первую очередь тем, кто мечтает стать Учителем…

 

Глава 7. Заключительная

Итак, что же интересного для людей XXI в. н. э. дали древние мыслители «Педагогике гениев»?

 

В системе отбора или приема в Творческую школу

Египетский вариант отбора детей до годовалого возраста по внешним стигматам и строгий контроль за успеваемостью учеников в многоступенчатой системе образования и воспитания в жреческих школах.

На Индостане отбор 8-10 летних мальчиков при непосредственном общении Учителей со своими будущими Учениками. Я не встретил в древнеиндийских источниках примеров проведения экзаменов для Учеников.

Метод Сократа, который брал в свой Творческий диполь любого собеседника и с помощью майевтики «заставлял» его рожать свои истины.

 

Средства и методы обучения и воспитания

Метод интернатов, которыми, по сути, являлись школы жрецов в Египте. Странствующие интернаты у древних индийцев.

Роль Учителя в те времена была огромной и в раннем, начальном периоде, когда доверием богам являлось доминирующим, и позже, когда во времена завершения работ над «Песнь о Гильгамеше», «Шицзин», «Махабхаратой», «Илиадой» и так далее, человечество стало больше доверять человеку. Отношение к Учителю носило культовый характер, что, естественно, не позволяло даже великим педагогам импровизировать в своем творчестве, менять с пользой вектор энергии взаимоотношений между Учителем и Учеником. А это сковывало волю того и другого, что не могло не сказываться на итогах образовательного процесса.

Коротко о письменности. Где-то до середины I  тысячелетия до н.э. человечество упорно не желало тотально развивать письменность. Вспомним, Фалес в письме Ферекиду высказался за то, чтобы написанные сочинения делать общим достоянием, а «не обращать их безо всякой пользы к избранным лицам». Чуть позже, в 6 в. до н.э., многие мыслители греческого мира безоговорочно приняли сторону Фалеса. Слово написанное, книга, стали теперь не только источниками информации, знаний, но и учителями. Человечество поверило в книгу, как в некий обучающий инструмент. Казалось бы, это направление в культуре должно было со временем возобладать, и книга должна была победить всех, кто со времен египетского фараона Тамуса являлся категорическим противником письменности и вообще заменить Учителя. Но этого не случилось. Письменность развивалась. Люди, даже весьма одаренные, доверяли ей все больше. В греческом мире и в других цивилизационных центрах писать книги на самые разные темы и по самым разным отраслям знаний становилось модно, но эта мода не смогла повлиять на некоторых мыслителей, учителей, инженеров, врачей, продолжавших передавать знания из уст в уста. Тот же Архимед, например, остерегался передавать свои сокровенные знания всем людям. И положение Учителя в школах и особенно в Творческих школах оставалось высочайшим и незыблемым.

На Индостане, пожалуй, раньше, чем в иных цивилизационных центрах планеты стали использовать и активно разрабатывать в качестве мощного познавательного и педагогического средства психологический рассказ, джатаку. Да, и Сократ, и киники, и стоики Древней Греции в афоризмах и притчах, и китайские мыслители в притчах пытались найти и находили в обыкновенной жизни простые формы подачи самых сложных истин. И библейские пророки использовали эти средства постижения мира в себе и себя в мире. Но буддисты довели этот метода до логического завершения. Джатаки заметно отличаются от афористического образного лаконизма, от диалоговой тончайшей вязи.

Соревнование – смысл жизни и творчества. Эллины соревновались буквально во всем. Судьбы Софокла и Еврипида говорят о том, что возраст не являлся помехой для участия в поэтических состязаниях, которые, в силу этого, во-первых, поддерживали активное творческое долголетие, во-вторых, развивали демократичность (в греческом понимании этого слова) искусства, а значит, и жизни эллинов в целом. Состязательность стала своего рода обычаем, нормой жизни, жизнью во всех полисах греческого мира. И этот обычай – что очень важно для нашей темы – играл весьма важную роль в обучении и воспитании одаренных детей, во взаимоотношениях Учителей с Учениками. В других цивилизационных центрах Земного шара люди, естественно, тоже любили состязаться во всем, в том числе, и в поэзии. Но пока я не нашёл сведений о других странах древнего мира, в которых агонистика приняла бы такой, всенародный, масштаб. Да, позже, в Средние века, подобное случится, в частности, в литературе, практически, во всех цивилизационных центрах, Евразии и Северной Африке. Но это уже тема другой работы.

Они сделали себя сами, или Синдром Демосфена. Жизненный опыт и творческие достижения Демосфена говорят о том, что всегда и во всех странах проблема безродных и так называемых «незаконнорожденных» была актуальной во всех сферах жизни и деятельности, в том числе, и в искусстве, литературе, науке и в Творческом диполе Учитель – Ученик». Бывало, что эти люди с легкостью преодолевали «Барьер безродности», но, к сожалению, это не было нормой и не стало нормой. Особенно актуальной эта тема становится в периоды, которые я назвал «периодом потребления», или «Вековой Нейтральной полосой», еще не закончившейся, следует помнить, в Московской империи (сейчас идет август 2014 года).

В Эпоху мудрых (VIII-III вв. до н.э.) в Китае практически все философы вели странствующий образ жизни. И в Индии тоже. Но там этот стиль жизни мудрецов  пришел из прошлого. Вполне возможно, что и в Китае произошло то же самое, но сведений об этом у меня пока нет. В Средиземноморье мудрецы путешествовали из одного культурного центра в другой, набираясь в них знаний, чтобы затем генерить что-то свое. Почему-то мне не хочется сравнивать эллинов с пчелами. Индийские же риши и китайские мудрецы, странники, собиратели пыльцы, напоминают мне пчел. Впрочем, не обиделись бы за это на меня великие эллины.

Феномен Сократа. Именно Сократ своим отношением к людям, бедным и богатым, знатным и безродным, а также своим методом диалога, своей судьбой убедительно доказал, что человек самоценен, что социальное в нем – вторично, что искать человеческое, в том числе о творческое, нужно прежде всего в человека. Если есть в нем искорка таланта, значит, ее можно разжечь независимо оттого, сколько денег у него или у его родителей, каково его генеалогическое древо. Для нашей темы очень важно помнить о майевтике Сократа, то есть искусстве диалога в образовательном процессе. В Эпоху мудрых этот метод общения Учителя с Учеником разрабатывался повсеместно, но Сократ превзошел всех, и остался не досягаемым. Подчеркиваю: майевтика является, на мой взгляд, самой демократичной системой творческого общения в Творческом диполе «Учитель – Ученик». Но, повторюсь, никто ни до, ни после сына повивальной бабки и камнереза не смог даже приблизиться к майевтике.

З. Многообразие систем и методов в Педагогике гениев. Огромное количество философских систем и творческих школ было создано в Эпоху мудрых Средиземноморье, в Междуречье, Центральной Азии, на Индостане, в Поднебесной. Каждая из них внесла свой вклад в «Педагогику гениев». Сотни Творческих диполей «Учитель – Ученик». Но почему-то ученые до сих пор не решились обобщить огромный и систематизировать опыт гениев сначала этой прекрасной эпохи, а уж затем – и других веков.

 

Предоставление работы Ученикам

Школы жрецов в Египте действовали в этом смысле прагматично. Они набирали, обучали и воспитывали талантливых людей, и предоставляли им достойную их таланту и обучению работу либо в храмах, либо в государстве.

В многочисленных философских школах Индостана, Поднебесной, Средиземноморья этот вопрос, похоже, не являлся для Учителей и Учеников актуальным. Люди шли к Пифагору, Сократу, Будде, Конфуцию и т.д. не затем, чтобы получить у него диплом и, соответственно, этому диплому работу. Они получали знания, они развивали свои мыслительные способности, учились думать. И без работы оставались из них единицы.

Пример с «воровской академией» в Вавилоне является, на мой взгляд, не просто уникальным в Древнем мире именно в этом вопросе, но и актуальным в наши дни.

Достоин пример балеарских пращников. Они жили этим видом воинского искусства несколько сот лет. Родители знали, что, в совершенстве обучив ребенка владению пращи, они, тем самым, дают ему путевку в жизнь, возможность зарабатывать приличные деньги.

В Китае с давних времен проводились государственные экзамены, сдав которые люди самых разных возрастов и социальных слоев получали даже очень крупные посты. Естественно, готовиться к экзаменам нужно было очень серьезно. Естественно, многие «ученики» и «Ученики» нанимали для подготовки известных мыслителей. Но были и такие люди, которые занимались самостоятельно и при этом показывали очень хорошие результаты.

 

Глава 8. Идеальный вариант образования и воспитания гениев

В настоящее время в Москве и в ближайшем Подмосковье уже существуют так и называемые «Школы гениев». Наверняка с отчетностью у них всё нормально, наверняка выпускники эти «гениальных школ» поголовно поступают в престижные ВУЗы, иначе просто нельзя. Наверняка это очень приличные школы. Иначе просто нельзя.

Некоторые из них функционируют уже около 20 лет! Но почему-то эти школы, уж, простите, не дали гениев уровня Гесиода и Сократа, Шакьямуни Будды и Вардхаманы Махавиры, Сунь цзы и Конфуция, Пророков, великих поэтов, композиторов, естествоиспытателей и т.д. Да, согласен, времени на столь серьезную работу в современных так называемых «Школах гениев» пока маловато. Но дело тут даже не во времени, а в том, что педагоги и руководители этих учебных заведений не совсем точно подходят к определению и к самому понятию слова «гений». При этом очень часто они оправдывают это всем известными аргументами: мол, практически, все люди способны стать гениями. На мой взгляд, это – ложный посыл. Нечто гениальное, вполне возможно, есть в любом из нас. Есть дети, у которых это гениальное быстро рвется наружу, подсказывая родителям … ложный путь! «Делайте из меня гениального певца, меня же все слушают, мне хлопают!» Радостные родители, и чиновники, и политики, и шоумены смело берут в разработку юного человека, он поёт, ему хлопают … и никто не обращает внимания на то, что этот несчастный юный человек не растет и не может расти, очень быстро достигнув своего потолка! Захвалили, захлопали и, вполне возможно, загубили в юном человеке другие способности, а кроме этого еще и разожгли в нём огонь себялюбия и чрезвычайно завышенного самомнения. При желании каждый из нас может вспомнить десятки примеров подобных случаев из жизни.

«Школа гениев»

Что это такое в идеале, например, для математиков? В 12-13 лет они должны закончить школу и поступить куда? - На мехмат МГУ, где учатся 16-22 летние талантливые и просто способные, но упорные, студенты? – Нет, для гениальных выпускников «Школ гениев» это будет маловато. Для них необходимо будет создавать «Мехматы для гениев», «Аспирантуры для гениев», «Докторантуры для гениев». И, в конце концов, нужно будет создавать новые предписания для диссертаций для гениев. А как же вы хотели? Одно дело обыкновенный кандидат физмат наук, а другое дело гениальный кандидат физмат наук. Я уж не говорю про гениальных докторов наук и академиков.

Я не шучу и не иронизирую. Я попытался заглянуть в недалекое будущее «Школ для гениев», и оно мне привиделось именно таким.

Существует еще несколько вариантов развития во Времени этой идеи, этой проблемы. О них я коротко рассказал в данной работе.

 

Часть III. Библиография. Древний мир

А. До VIII до н.э.

Египет

Древнеегипетская книга мертвых. Слово, устремленное к Свету. М., 2006.

Сказки и повести Древнего Египта. Пер. И. Г. Лифшица. Л., 1979.

Хрестоматия по истории Древнего Востока, под ред. В. В. Струве и Д. Г. Редера, М., 1963.

Фараон Хуфу и чародеи. Сказки, повести, поучения Древнего Египта. Предисловие и прим. И. С. Кацнельсона. М., 1958.

 

Междуречье, Малая Азия и Кавказ

Ассиро-вавилонский эпос. Переводы с шумерского и аккадского языков В. К. Шилейко. СПб., 2007.

Липит-Иштар. Законы Вавилонии, Ассирии и Хеттского царства, пер. и комментарии под ред. И. М. Дьяконоваэ. «Вестник древней истории», 1952.

Луна, упавшая с неба. Древняя литература Малой Азии. М., 1977.

Пятикнижие и Гафтарот. Ивритский текст с русским переводом и классическим комментарием «Сончино». Москва-Иерусалим, 1999.

Толковая Библия, или комментарий на книги св. писания Ветхого и Нового Завета, т. 1-3, Петербург, 1904-1907. Второе издание Института перевода Библии. Стокгольм. 1987.

Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., 1997.

Эпос о Гильгамеше.(«О все видавшем»). Пер. с аккадского И. М. Дьяконова. М., 1961, 2006.

Я открою тебе сокровенное слово. М., 1981.

 

Индостан

Махабхарата. Рамаяна, М., 1974.

Рамаяна. Книга Первая. Балаканда (Книга о детстве). Книга вторая. Айодхьяканда (книга об Айодхье). М., 2006.

Ригведа. Избранные гимны. Пер., комментарии, вступ. ст. Т. Я. Елизаренковой, М., 1972.

Ригведа. Мандалы I—IV. М., 1999.

Ригведа. Мандалы IV—X. М., 1999.

Ригведа. Мандалы V—VIII. М., 1999.

Упанишады. Книги 1—3. М., 1991.

 

Поднебесная

Шицзин. Книга песен и гимнов. М., 1897.

Шуцкий Ю. К. Китайская классическая книга перемен. Ицзин. М., 1993.

Юань Кэ. Мифы Древнего Китая. Пер. с кит. Е. И. Лубо-Лесниченко, Е. В. Пузицкого и В. Ф. Сорокина. М., 1987).

 

Средиземноморье и Европа

Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1993.

Гигин. Мифы. Серия «Античная библиотека». СПб., 2000.

Гомер. Илиада. М., 1985.

Гомер. Одиссея. М., 1984.

Грейвс Р. Мифы Древней Греции. Пер. с англ. М., 1992.

 

Б. VIIIII вв. до н.э.

Эллада и Причерноморье

Античные поэты об искусстве. СПб, 1996.

Античные риторики. М., 1978.

Антология кинизма. Антисфен, Диоген, Кратет, Керкид, Дион. Фрагменты сочинений кинических мыслителей. М., 1984.

Антология мировой философии. В четырех томах. Том 1. Часть первая, Часть вторая. Философия древности и средневековья. М., 1969.

Арат Солийский. Явления. Пер. с древнегреч. К. А. Богданова. СПб, 2000.

Аристотель. Сочинения в четырех томах. М., Тома 1-4. 1975 – 1983.

Аристофан. Комедии. Т. 1 – 2. Пер. А. Пиотровского. М.- Л., 1934.

Геродот. История. М., 1993.

Гесперийские речения. Замысел, пер. Д. Б. Шабельникова. СПб, 2000.

Гиппократ. Избранные книги. М., 1994.

Демосфен. Речи. В трех томах. М., 1994.

Дынник М. А. Материалисты Древней Греции. Собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура, М., 1955.

Еврипид. Трагедии. Том 1—2. М., 1980.

Ксенофонт Афинский. Сократические сочинения /Пер. С. И. Соболевского. М., 1935.

Ксенофонт. Воспоминания о Сократе. М., 1993

Ксенофонт. Греческая история. Пер. С. Лурье. Л., 1935.

Ксенофонт. Киропедия. М., 1993.

Ксенофонт. Сократические сочинения. СПб., 1993.

Лирика древней Эллады. В переводах русских поэтов. М.—Л., 1935.

Лисий. Речи. Перевод С. И. Соболевского. М., 1994.

Маковельский А. О. Софисты. Вып. 1 – 2. Баку, 1940 – 1941; Досократики. Первые греческие мыслители в свидетельствах древности и в свете новейших исследований. Часть первая. (Доэлеатовский период), Казань. 1914; Досократики. Первые греческие мыслители в свидетельствах древности и в свете новейших исследований. Часть вторая. (Элеатовский период). Казань. 1915; Досократики. Первые греческие мыслители в свидетельствах древности и в свете новейших исследований. Часть третья. (Пифагорейцы, Анаксагор и др.). Казань. 1919

Менандр. Комедии. Герод. Мимиамбы. М., 1984.

Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты. М., 1980.

Пифагор. Золотой канон. Фигуры эзотерики. М., 2001.

Плавт. Комедии. Т. I, Т. II. М., 1987.

Платон. Собрание сочинений в четырех томах. Т. 1 – 4. М., 1990 - 1993

Поэты-лирики древней Эллады и Рима в пер. Я. Голосовкера. М., 1955.

Софокл. Драмы. Пер. Ф. Ф. Зелинского. М., 1997.

Уэльс: Хроника бриттов. Книга сказаний. Пер., составление и комментарий С. Шабалова. СПб., 2005.

Феофраст. Характеры. М., 1993.

Фрагменты ранних греческих философов. Ч. I. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. М., 1989.

Фрагменты ранних стоиков. Том I. Зенон и его ученики. Пер. А. А. Столярова. М., 1998.

Фрагменты ранних стоиков. Том II. Хрисипп из Сол. Часть 2. Физические фрагменты. Пер. А. А. Столярова. М., 2002.

Фукидид. История. М., 1993.

Шотландская старина. Книга сказаний. Пер., составление и комментарий С. Шабалова. СПб., 2001.

Эвклид (Евклид). Начала Евклида. Пер. с греч. Т. 1-3. М.-Л., 1948-1950.

Эсхил. Трагедии. В переводе Вячеслава Иванова. М., 1989.

 

Междуречье и Центральная Азия

Авеста. Избранные гимны из Видевдата. Пер. с авестийского Ивана Стеблина-Каменского. М., 1993.

Заратустра. Учение огня. Гаты и молитвы. М., 2002.

Зороастрийские текст. Суждения Духа разума (Дадестан-и меног-и храд). Сотворение основы (Бундахишн) и други тексты. Пер. О. М. Чунаковой. М., 1997.

 

Индостан

Атхарваведа. Избранное. М., 1995.

Бхагавадгита. Философские тексты «Махабхараты». Выпуск I, Книга I. Ашхабад, 1977. (и другие книги Махабхараты в переводе Б. Л. Смирнова, выходившие в Ашхабаде в 70-80-х гг. XX в.).

Джатаки, или Сказания о подвигах Бодхисатвы. Пер. с санскрита А. Баранникова и О. Волковой. СПб., 1994.

Дхаммапада. М., 1960.

Дхармашастра. Нарады. Пер. А. А. Вигасина и А. М. Самозванцеваю М., 1998.

Законы Ману. М, 1992.

Махабхарата. Книга первая. Адипарва. М.—Л., 1950; Махабхарата. Книга вторая. Сабхапарва. М., 1992; Махабхарата. Книга третья. Лесная (Араньякапарва). М., 1987; Махабхарата. Книга четвертая. Видатапарва или книга о Вирате. М., 1993; Махабхарата. Книга пятая. Удьйогапарва или книга о старении. Ленинград, 1976; Махабхарата. Книга шестая. Бхишмапарва, или Книга о Бхишме. М., 2009; Махабхарата. Книга седьмая. Дронапарва или книга о Дроне. СПб, 1992; Махабхарата. Книга восьмая о карне (карнапарва). М, 1990; Махабхарата. Книга девятая. Шальяпарва или книга о Шалье. М, 1996; Махабхарата. Книга десятая. Сауптикапарва или книга об избиении спящих воинов. Книга одиннадцатая. Стрипарва или книга о женах. М, 1998; Махабхарата. Книга десятая. Книга одиннадцатая. Вып. VIII. Книга о нападении на спящих (кн. Х, гл 1—18). Книга о женах (кн. ХI, гл. 1—27). Издание второе. Ашхабад, 1982; Махабхарата. Книга четырнадцатая. Ашвамедхикапарва, или Книга о жертвоприношении коня. СПб., 2003; Махабхарата. Заключительные книги. XV-XVIII. СПб., 2005; Махабхарата. Философские тексты. Выпуск I. Книга 1. Бхагаватгита. Пер. с санскрт, предисловия, примечания и толковый словарь Б. Л. Смирнова. Ашхабад, 1977; Махабхарата. Философские тексты. Выпуск I. Книга 2. Анугита («Последующая песнь»). Отдел XIV книги Махабахараты Ашвамедхапарван (Книга «Жертвоприношение коня»). Книга Санатсуджаты (Санатсуджатапарван). Пер. с санскрт, предисловия, примечания и толковый словарь Б. Л. Смирнова. Ашхабад, 1977; Махабхарата. Философские тексты. Выпуск V, Книга I. (Мокшадхарма) (Основа освобождения). Издание второе. Перевод, предисловие академика А. Н. СССР Б. Л. Смирнова. Ашхабад. 1983; Махабхарата. Вступительная статья и примечания Б. Л. Смирнова, [т.] 1—7, Аш., 1955—63; Махабхарата».(санскрит — «Сказание о великих Бхарата»). Наль и Дамаянти, перевод В. А. Жуковского, М., 1958.

 

Поднебесная

Антология даосской философии. М., 1994.

Го юй. (Речи царств). М., 1987.

Даосские притчи. Пенза. 2007.

Древнекитайская философия. Собрание текстов в двух томах. Том 1—2. М., 1972—1973.

Книга правителя области Шан (Шан цзюнь шу). М., 1993.

Конфуциева летопись «Чуньцю» («Вёсны и осени»). М., 1999.

Люй Чуньцю. Весны и осени господина Люя. М., 2001. Пер. Г. А. Ткаченко.

Мудрецы Китая. Ян Чжу, Лецзы, Чжуанцзы. СПб, 1994.

Мэн-цзы. СПб, 1999.

Пути обретения бессмертия. Даосизм в исследованиях и переводах Е. А. Торчинова. СПб, 2007.

Сун-цзы. Трактат о военном искусстве. М. 1955.

У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. М., 2001.

 

 

В. II в. до н.э. – IV в. н.э.

Средиземноморье и Причерноморье

Авл Гелий. Аттические ночи. Книги I-X. Пер. с латинского. СПб., 2007.

Авсоний. Стихотворения. М., 1993.

Аммиан Марцеллин. Римская история. СПб., 2000.

Аппиан. Гражданские войны. Пер. с греч. М., 1994.

Апулей. Апология. Или Речь в защиту самого себя от обвинения в магии. Метаморфозы в XI книгах. Флориды. Пер. М. А. Кузмина и С. П. Маркиша.

Вергилий. Собрание сочинений. СПб., 1994.

Властелины Рима. Биографии римских императоров от Адриана до Диоклетиана. Пер. С. Н. Кондратьева. М., 1992.

Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. Пер. В. О. Горенштейна. М., 1981.

Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати Цезарей. М., 1964.

Геродиан. История императорской власти после Марка. М., 1996.

Гностики. Или О «Лжеименном знании». Переводы с коптского, древнегреческого, английского, испанского. Киев, 1997.

Гораций. Собрание сочинений. С-Пб.. 1993.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Второе, исправленное, издание. Пер. М. Л. Гаспарова. М., 1986.

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книги IV – VII. Греческая мифология. СПб. 2005.

Дион Кассий, Кассий Дион Коккеян. Римская история. В кн.: Поздняя греческая проза, М., 1961.

Дионисий Галикарнасский. Римские древности. Тт. 1-3. М., 2005.

Евангелие. М., 1996.

Евсевий Кесарийский, Евсевий Памфил. Сочинения. Ч. 1—2. СПБ., 1850—1858.

Евтропий. Сокращение римской истории до времен кесарей Валента и Валентиниана. пер. с лат. М., 1779.

Еланская А. И. Коптские рукописи Гос. публ. библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1969.

Ернштедт П. В. Коптские тексты Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. М.— Л., 1959.

Записки Юлия Цезаря. Пер. М. М. Покровского. М. – Л., 1948.

Изречения египетских отцов. Пер. с коптского А. И. Еланской. СПб., 2001.

Иордан. О происхождении и деяниях гетов. GETICA. СПб., 1997.

Иосиф Флавий. Иудейская война. Минск, 1991; Иудейские древности. Минск, 1994.

Катон Старший (или Цензор) Марк Порций. Из речи за родосцев, в кн.: Римская литература в избранных переводах. Сост. С. П. Кондратьев. М., 1939.

Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. С приложением сочинений Диодора, Юстина, Плутарха об Александре. М., 1993.

Квинтилиан. Двенадцать книг риторических наставлений. Ч. 1 – 2 . СПб., 1834.

Кефалайа («Главы»). Коптский манихейский трактат. Пер. Е. Б. Смагиной. М., 1998.

Климент Александрийский. H. Корсунского: Кто из богатых спасется. Я., 1888.

Корнелий Непот. О знаменитых иноземных полководцах. М., 1992.

Лактанций, Луции Целий Фирмиан. Творения Лактанция писателя в начале четвертого века, прозванного христианским Цицероном. Пер. E. Корнеева. Ч. 1-2. СПБ., 1848.

Ливий Тит. История Рима от основания города. М., 1989. Т. 1-3.

Лукиан. Собрание сочинений в двух томах. Т. 1., Т. II. М. – Л., 1935.

Лукреций. О природе вещей. Пер. с лат. Ф. А. Петровского. М., 1936.

Мабиногион. Волшебные легенды Уэльса. М., 1995.

Марк Аврелий Антоний. Размышления. Пер. А. Г. Гаврилова. СПб, 1993.

Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа и Псаатирь. В русском переводе. СПб, 1890.

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Ю. А. Голубца. СПб, 1997.

Овидий. Собрание сочинений. Т.1, 2. СПб., 1994.

Олимпиодор. Пер. с греч. Е. Ч. Скржинской. СПб., 1999.

Орозий Павел. История против язычников. Книги IV-V. Пер. с лат. В. М. Тюленева. СПб, 2002.

Память острова Мэн. Книга сказаний. Пер., составление и комментарий С. Шабалова. СПб, 2002.

Петроний Арбитр. Сатирикон. М. – Л., 1924.

Письма Плиния Младшего. Книги 1 – 10. Пер. М. Е. Сергеенко, А. И. Доватура. М., 1983.

Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. М., 1994.

Плотин. Энеады. Пер. с древнегреч. И англ. Киев., 1995.

Плутарх. Застольные беседы. Л., 1990; Исида и Осирис. Киев, 1996; Сочинения. М., 1983; Сравнительные жизнеописания. В трех томах. С. П. Маркиша и С. И. Соболевского. М., 1961—1964.

Полибий. «Всеобщая история». Т. 1-3. Перевод Ф.Г. Мищенко. СПб, 1994-1995.

Похищение быка из Куальнге. М., 1985.

Саги об уладах. Пер. с ирландского. М., 2004.

Секст Проперций. Элегии в четырех книгах. Пер. А. И. Любжина. М., 2004.

Секст Эмпирик. Сочинения в двух томах. Том 1,2. Пер. с древнегреч. А. Ф. Лосева. М., 1975-1976; Три книги пирроновых основоположений. Мн.-М., 2000.

Сенека Луций Анней. Нравственные письма к Луцилию. Трагедии. Пер. С. Ошерова. М., 1986.

Сочинения древних христианских апологетов. Рус. пер. П. Преображенского. СПБ., 1895.

Стаций Публий Папиний. Фиваида. М., 1991.

Страбон. География в 17 книгах. М., 1994.

Тацит К. Соч.: В 2-х т. М., 1993; Тацит К. Летопись Кая Корнелия Тацита. Пер. Алексея Кронеберга. М., 1858.

Теренций. Комедии. Пер. С лат. А. Артюшкова. Харьков, 2001.

Тертуллиан Квинт Септимий Флоренс. О плаще. Пер. с лат. А. Я. Пыжова. СПб., 2000; Творения К. С. Ф. Тертуллиана. Пер. с библ. и коммент. Н. Щеглова. Ч. 1. К., 1910.

Филон Александрийский. О жизни созерцательной. В кн.: Смирнов Н. Т., Терапевты и соч. Филона Иудея «О жизни созерцательной». К., 1909.

Филострат Ф. Жизнь Аполлония Тианского. Пер. Е. Г. Рабинович. М., 1985.

Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. Пер. В. О. Горенштейн. М., 1975; Полное собрание речей, пер. под ред. Ф. Зелинского, т. 1, СПБ, 1901; Три трактата об ораторском искусстве. Пер. Ф. А. Петровского, И. П. Стрельниковой, М. Л. Гаспарова. М., 1972;

Элий Аристид. Священные речи. Похвала Риму. М., 2006.

Эпиктет. Беседы Эпиктета. Пер. Г. А. Тароняна. М., 1997.

Юлиан. Император Юлиан. Сочинения. Пер. Т. Г. Сидаша. СПб, 2007.

Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога. Диодор. Историческая библиотека. Книга XVII. Рязань. 2005.

Ямвлих. Жизнь Пифагора. Пер. с древнегреч. В. Б. Черниговского. М., 1998; О египетских мистериях. Пер. с древнегреч. И. Ю. Мельниковой. М., 2004.

 

Индостан

Арья Шура. Гирлянда джатак, или Сказания и подвигах Бодхисаттвы. М., 2000.

Ашвагхоша. Жизнь Будды. Калидаса. Драмы. Перевод К. Бальмонта. М., 1990.

Буддийская классика Древней Индии. Слово Будды и трактаты Нагарджуны. Пер. с пали, санскрита и тибетского языков с комментариями В. П. Андросова. М., 2008.

Виденгрен Гео. Мани и манихейство. Пер. с нем. Иванова С. В. СПб., 2001.

Вишну-смрити. М., 2007.

Девибхагавата-пурана. Избранное. Перевод с санскрита. М., 2006.

Калидаса. Род Рагху (Рагхуванша). Пер. В. Г. Эрмана. СПб, 1996; Сакунтала. Перевод К. Бальмонта. М., 1995; Избранное. Драмы и поэмы. М., 1973.

Классическая йога. («Йога-сутры» Патанджали и «Вьяса-бхашья»). М., 1992.

Кундакунда. Железнова Н. А. Учение Кундакунды в философско-религиозной традиции джайнизма. М., 2005.

Ньяя-сутры. Ньяя-Бхашья. М., 2001.

Панчатантра. М., 1958.

Самозванцев А. М. Правовой текст Дхармашастры. М., 1991.

Сандракирти. Введение в Мадхьямику. СПб., 2004.

 

Поднебесная, Великая степь и страны западного побережья Тихого океана

Антология китайской поэзии. Т. 1. М., 1957.

Вэнь-цзы. Познание тайн. Дальнейшее развитие учения Лао-цзы. М., 2004.

Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990.

Духовная культура Китая. Энциклопедия в пяти томах. Том. Т. 6. (дополнительный). Искусства. М., 2010.

Духовная культура Китая. Энциклопедия. В 5 т. Т. 1. Мифология. Религия. М., 2007.

Духовная культура Китая. Энциклопедия. В 5 т. Т. 2. Философия. М. 2006.

Духовная культура Китая. Энциклопедия. В 5 т. Т. 3. Литература. Язык и письменность. М., 2006.

Духовная культура Китая. Энциклопедия. В 5 т. Т. 4. Историческая мысль. Политическая и правовая культура. М., 2009.

Духовная культура Китая. Энциклопедия. В 5 т. Т. 5. Наука, техническая и военная мысль, здравоохранение и образование. М., 2009.

Ло Гуан-чжун, Троецарствие. Т.II, М., 1954.

Сыма Цянь. Избранное. М., 1956; Исторические записки. т. I—VIII, М., 1972—1996.

Философы из Хуайнани. Зуайнаньцы. Пер. Л. Е. Померанцевой. М., 2004

Цао Чжи. Фея реки Ло. СПб., 2000.

 

 

Александр Торопцев

Школы для гениев

(Проблемы, примеры из мировой истории, пути решения задач)

Оглавление

Часть I. Творческая матрица

Глава 1. Вводная

В поход за гениями

Получится, как всегда?

Начнем с аксиом

Глава 2. За пределами человеческого познания

Мы не знаем

Общая теория творчества

Кривая творческого роста

Творческий диполь «Учитель – Ученик»

Оптимальные сопряжения в творческом диполе Учитель  - Ученик

Предел Творческих возможностей

Влияние социума и социального на творческую личность

Творческое взаимодействие трёх типов мышления: прагматического, системного, образно-интуитивного в рамках Творческого диполя

Влияние профессиональных и общих знаний на творческий процесс

Влияние многогранности каждой личности на творческий процесс

Степень обучаемости

Возрастные возможности

Быстрый ум

Коротко об Общей теории творчества

Глава 3. Личность, общество, государство

Список

Память

Список (продолжение)

Чем отличается «странник» от, например, путешественника?

Махабхарата

«Совершенномудрый» и странник. (Мысли Лао-цзы)

Иоанн Лествичник (525 - между 650 и 606). «О странничестве, т. е. уклонении от мира»

Сковорода Григорий Саввич (1722-1794)

Странники и странничество в Творческом диполе «Учитель - Ученик»

«Характеры» Феофраста

 

Глава 4. Время функционирования Творческого диполя Учитель – Ученик

Государство и Время

Нейтральная Временная полоса

От Кали-юги до эпохи потребления

Тысячелетняя и Региональная Нейтральные  Временные полосы

Вековая Нейтральная Временная полоса и Московская империя

Творческий диполь «Учитель и Ученик» во времени

 

Глава 5. Место функционирования Творческого диполя Учитель - Ученик».

Лучше не скажешь

«Гуань-цзы»

«Трактат об учении, способностях времени и стране»

Типы Творческого диполя «Учитель – Ученик» в зависимости от места его функционирования и «Малой Родины» Учителей и Учеников.

Пример из жизни (Звонок из Казани)

Глава 6. Нейтральная Пространственная полоса

Люди из Нейтральной Пространственной полосы

Земношарная Нейтральная полоса

«А на нейтральной полосе цветы, необычайной красоты»

Региональная и Межобластные Нейтральные полосы

Глава 7. Типы государств

Глава 8. Доминирующая религиозная система в государстве

Глава 9. Научная иерархия в творческом диполе «Учитель – Ученик»

Глава 10. Иерархия социальная

В элитном учебном заведении:

В старом ВУЗе с богатыми традициями и достижениями:

В только что открывшемся ВУЗе:

 

Глава 11. Матрица Творческого диполя «Учитель - Ученик»

Матрица с матрицей в матрице

Часть II. Творческие школы Древнего мира (Краткая выборка)

Глава 1. Египет

Совсем как в сказке

Глава 3. Древняя Индия. Буддизм

Первый шаг к Творческой матрице?

Знаки и способности

Что увидел мудрец Асита

Из трактата Нагарджуны

Из «Рассуждениий о великом знании-переправе»

Восемьдесят малых признаков тела Будды

О типах практикующих

Четыре хороших и дурных признака

Восемь разновидностей голосов

Способности архата

Глава 3. Два греческих гения

Пифагор

Еще один важный момент!

Пифагор-Ученик

На Самосе

Бедняк в качестве маяка?

Где найти истину

Почему самосцы не приняли идеи Пифагора?

Пифагор в Кротоне

Пифагорова община

Многоступенчатая система образования и воспитания

Платить или не платить?

Гибель Пифагора

Майевтика Сократа (470 – 399  гг. до н.э.)

Глава 4. Прием – набор в Творческие школы Древнего мира

Египет, Пифагор, Сократ

Индостан

Как создавалась «Махабхарата»

Поднебесная

Всеведающий зверь

Как распознать лошадь

Мэн Кэ (Мэн-цзы, Мэн Цзыюй,) (ок. 372 – 289 гг. до н.э.)

Всенародные соревнования

Средиземноморье

Гесиод (Поэтические состязания)

«Наилучший»

Антисфен (ок. 435 – умер 370 гг. до н. э.) Основатель кинизма

И великие ошибаются. Дело Евдокса Книдского

Из клятвы Гиппократа

Балеарские пращники

Воровская академия Вавилона

Глава 5. Средства и методы обучения

Гуру и брахмачарин

Вардхамана Махавира (VIIVI вв. до н.э.). Создатель переправы

Книга или гуру?

Образ Учителя

Панчатантра. Как воспитать сыновей

У кого растут рога

Метод Сунь-цзы (Можно ли научить женщин?)

Аристофан(444 до н. э. — между 387 и 380 гг.)

Цицерон Марк Туллий (106 – 43 гг. до н.э.). (Обучение политиков)

Плутарх (около 46 – позже 119 г. ). Верховный жрец Аполлона Пифийского в Дельфах

Спартанский метод воспитания по Ликургу

Плиний Младший (61 или 62 – около 113 гг. н.э.)

Бить или не бить?

Метод Веррия

Сначала раб – потом ткач – потом первый среди грамматиков

Глава 6. Предоставление работы

Мо Ди (Мо-цзы) (468, или 478, 480, 490 и др. – 376, или 403, 392 и др. гг. до н.э.). Можно ли учить правителей?  (Юся, или «Первые странствующие рыцари»)

Философы из Хуайнани (Хуайнаньцы)

Гай Юлий Цезарь о друидах и о творчестве

Месть бога-врачевателя

Глава 7. Заключительная

В системе отбора или приема в Творческую школу

Средства и методы обучения и воспитания

Предоставление работы Ученикам

Глава 8. Идеальный вариант образования и воспитания гениев

Часть III. Библиография. Древний мир

А. До VIII до н.э.

Египет

Междуречье, Малая Азия и Кавказ

Индостан

Поднебесная

Средиземноморье и Европа

Б. VIIIII вв. до н.э.

Эллада и Причерноморье

Междуречье и Центральная Азия

Индостан

Поднебесная

В. II в. до н.э. – IV в. н.э.

Средиземноморье и Причерноморье

Индостан

Поднебесная, Великая степь и страны западного побережья Тихого океана