Александр ТОРОПЦЕВ. ВАРИАНТ ФРУНЗЕ (Книга) - Часть Четвертая

E-mail Печать PDF
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 
Оглавление
Александр ТОРОПЦЕВ. ВАРИАНТ ФРУНЗЕ (Книга)
Часть Вторая
Часть Третья
Часть Четвертая
Часть Пятая
Часть Шестая
Часть Седьмая
Часть Восьмая
Все страницы

 

Часть Четвертая

Великие завоеватели мировой истории и дело Гитлера

 

«В целом, что касается Дао войны, ничто не превосходит единство. Единые могут сами прийти, сами уйти. Желтый Император говорил: «Единение приближается к Дао и соприкасается с духами». Его использование лежит в неуловимости, его видимое проявление основывается на стратегической мощи; его завершение зависит от правителя. Так, мудрые императоры называли оружие инструментом зла, но когда не было выхода, использовали его». У-Цзин. 73.

 

Судить ли победителей?

 

«Если он (правитель) должен казнить, но не делает этого, появляются великие воры. Если военная мощь не совершенствуется, враги увеличатся» Там же.72.

«Если правитель приглашает тех, кого повсюду превозносят как достойных и тех, кого осуждают как ничего не стоящих, то выдвинутся большие клики, а меньшие – отступят. Тогда злые люди объединятся, чтобы опорочить достойного. Преданные подчиненные умрут, хотя они невиновны. А порочные подчиненные приобретут чины и должности, благодаря пустой славе. Тогда, поскольку беспокойство будет нарастать, государство не сможет избежать опасности и разрушения». Там же. 72.

 

Победителей судить опасно. И не только тем, кто ими побежден, но и тем, кто пришел в этот мир гораздо позже того или иного победителя. За примерами далеко ходить не надо. Возьмем, например, Чингисхана. Ни дать, ни взять победитель. Один из тех, кого смело можно причислить к великим завоевателям. Недавно ему поставили памятник на родине. Более того, и раньше жили на Земном шаре, и сейчас живут и здравствуют люди, которые называют его самыми лестными, восторженными словами. Попробуй-ка, поругай Чингисхана – не поздоровится. Или, например, Тимура, Хромца Железного! Или конкистадоров. Или Аттилу. Опасно ругать победителей потому, что и в наши дни живут на Земном шаре люди, которым «лавры» этих и других, подобных им победителей покоя не дают. Для них великие завоеватели являются примерами для подражаний. Своего рода символами веры. У них получилось – и у нас получится. Они смогли – и мы сможет. Если мы будем действовать так же, как и они. Если мы прославим их дела, их идеи. Их самих. Они сыграют для нас роль идеологических помощников. Они помогут нам сколотить непобедимые армии, повести их на самых грозных победителей. Они нам очень нужны. Значит, всех, кто их судит, ругает, мы должны…

О том, как собирал немецкую армию Гитлер, сейчас может узнать каждый. Но далеко не каждый читатель знает, что фюрер действовал по схеме, очень схожей с той, которую использовали до него многие великие завоеватели. Именно поэтому я счел нужным привести некоторые сведения из жизни великих завоевателей. Начнем с Чингисхана.

 

Дело Чингисхана

 

«Искусство победы на войне состоит в том, чтобы тщательно разведать замыслы врага и воспользоваться выгодой, внезапно нападая там, где враг не ожидает» У-Цзин.. 74.

«Тот, кто не забирает у людей, приобретает их. Тому, кто не забирает у людей, люди принесут пользу. Тому, кто не забирает у государств, государства принесут пользу. Тому кто не забирает у Поднебесной, Поднебесная принесет пользу…» Там же. 76.

«Совершенномудрые древности собирали людей в семьи, собирали семьи, чтобы составить государства, и собирали государства, чтобы создать Поднебесную. Они разделяли пространство Поднебесной и отдавали уделы достойным, чтобы они управляли государствами. Они официально определяли этот порядок как «Великую основу». Там же. 77.

 

Дело Чингисхана, его сыновей и внуков было воистину огромным. За три четверти века они завоевали значительную часть Азии и Восточной Европы. Успехи монголов действовали на побежденных магически. Лишь немногие полководцы, воины и люди мирные не боялись ханов и ордынских войск. Но их было мало. И они не могли изменить ситуацию, которая ослабляла всех противников Чингисхана, его потомков. Они не могли уничтожить распрю, которая доминировала на Земном шаре в XI – XV веках.

О ней нужно помнить всем, кто хочет познать и осмыслить первопричину  побед монголов, кто хочет понять суть происходивших в те века процессов на Земном шаре.

Я не буду углубляться в исследование причинно-следственных явлений, послуживших причиной Мировой распри XI—XV веков. Я лишь констатирую факт: распря была, она определяла жизнь Земного шара в целом и каждой страны в отдельности.

Она подготовила прекрасную почву для великих побед монголов. Она помешала тем же монголам создать на завоеванных землях что-то подобное Римской империи. Эта беда человеческого духа никогда не покидала ставку Чингисхана. Пока жив был Тэмуджин, Распря вела себя осторожно. Силен был великий хан, он суровой рукой держал ситуацию в своих крепких руках.. Но умер он, и распря стала разъедать ставку ханов изнутри.

Некоторые ученые утверждают, будто Чингисхан и его дети и внуки создали величайшую империю, «Монголосферу». Но прочной во времени и пространстве Монгольская империя не была и быть не могла. Степняки  набросили на громадные территории непрочную, быстро гниющую сеть, которая стала рваться сразу после смерти Чингисхана.

С чего же начинал Тэмуджин?

«Люди длинной воли»

 

«Распространяя благодеяния на людей, не жалей средств. Люди подобны коровам и лошадям. Корми и одевай их, дополняя это своею любовью» У-Цзин. 82.

«Полководец утверждает свою устрашающую силу, казня великих, и становится осведомленным, вознаграждая малых. Запреты делаются нерушимыми, а приказы – исполняемыми благодаря безупречной точности в применении наказаний. Ели после одного армия будет дрожать от страха, убей его. Если после награждения одного массы будут довольны, награди его. Казня, цени большое, награждая, цени малое. Когда убиваешь могущественного и почитаемого, это то наказание, которое достигает верхов. Когда награды простираются на пастухов и конюших, они затрагивают низших. Когда наказания достигают верхов, а награды распространяются на низших, тогда устрашающая сила утверждена». Там же. 91.

«Из всех бед, которые могут постичь армию, нерешительность – самая опасная. Из всех несчастий, которые могу сокрушить армию, ничто не сравнится с сомнением». Там же. 96.

 

В начале XII в северо-восточной части Монголии и в степном Забайкалье делали первые самостоятельные шаги монголы. В 1135 году они разгромили чжурчженей в войне за земли севернее реки Керулен. Полководцем у монголов был Хабул-хан, прадед Тэмуджина. В середине XII века монголы одолели татар. Чжурчжени в 1147 году подписали выгодный для монголов мир, хотя и непрочный.

Лучшими бойцами в армии монголов были  «люди длинной воли». Сильные, смелые они покидали свои роды, не желая подчиняться потомственной знати  и жили суровой жизнью бродячего люда.

Такие люди появляются в той или иной стране довольно часто и по разным, в основном социальным причинам. Вспомним, и в Германии после окончания Первой мировой войны подобного человеческого материала было немало. Как и в других странах планеты. Недаром же в 1929 – 1933 годах почти на всей планете разразился экономических кризис. Эти люди, оказавшиеся не у дел (процент безработных в Германии, США и так далее был очень высоким), по внутренней своей сути был очень похож на тех, кого в монгольской степи называют «люди длинной воли». Это люди сильные, готовые на все, лишь бы выкарабкаться из жизненного болота. Эти людей очень легко поднять на самые разные дела. Между прочим, подобные люди являются в настоящее время самым хорошим материалом для тех, кто развязал (уже развязал!) еще не объявленную террористическую войну странам, заметно опережающим другие страны в техническом и технологическом отношении. Мощный демографический бум в «отсталых странах» поставляют главарям террористов «людей длинной воли». Забывать об этом не стоит… Не стоит забывать уроки человеческой истории.

Число «людей длинной воли» в Дикой Степи быстро росло. Они собирались в отряды, мечтали по-справедливому устроить жизнь. После смерти Хабул-хана главнокомандующим у монголов стал Есугей-багатур. В 1162 году он разгромил татар. В тот же год у него родился сын, которого он назвал Тэмуджином в честь одного из пленных багатуров.

Войны в Дикой Степи не затухали. Монголы бились с татарами, другими народами и… между собой, и в этой борьбе все чаще побеждали те, кто привлекал в свои отряды «людей длинной воли».

К Тэмуджину съезжались со всей Степи багатуры со своими детьми и друзьями. Немного их было, но были то люди «длинной воли». Тэмуджин предложил им создать крепкое государство. Он говорил, что у степняков воровство, грабеж, прелюбодеяние стало обычным делом, сын не повинуется отцу, муж не доверяет жене, всюду царит произвол и своеволие, нужно положить этому конец, ввести законность и порядок.

«Люди длинной воли» ценили свободу. Но ценили они и справедливость! Они поняли, что в государстве Тэмуджина им — по справедливости! — достанутся достойные места. За это они готовы были воевать не на жизнь, а на смерть.

Гитлер нашел иную военную работу для тех, кто прекрасно понимал, что в Германии им места нет. Вспомним слова Гитлера, говорившего, что он не может дать работу нескольким миллионам молодых немцев. Он это говорил. Он нашел выход для них: «Дранг нах Остен!» Только люди, социально не удовлетворенные, обойденные могут с оголтелостью «людей длинной воли» пойти  на такую авантюру.

 

«Яса» (или «Джасак») Чингисхана

 

«Методы Сыма»

«Когда у армии устрашающей силы в избытке, люди буд4ут дрожать от страха, но если она потеряет устрашающую силу, люди не добьются победы. Если высшие делают так, что люди не могут быть справедливыми, сто родов не в состоянии установить правильную организацию, ремесленники не могут кормиться от работы, лошади и скот не могут работать в поле, а чиновники обижают народ – это называется «избыточная устрашающая сила», и люди будут дрожать от страха. Если высшие не почитают добродетель, но используют хитрых и злых; если они не почитают Дао, но используют храбрых и воинственных; если они не почитают послушных, но используют вздорных и сварливых; если они не почитают добрых, но используют надменных и наглых – это называется «ослабленная устрашающая сила». Если они преобладает, люди не добьются победы». 169.

«Награды не должны долго задерживаться, если хочешь, чтобы отличившиеся были отмечены. Когда наказываешь кого-то, не перемещай его на другой пост, если хочешь, чтобы люди быстро увидели воздаяние за совершение плохого». 170.

«В случае полного поражения не наказывай никого, ибо тогда и высшие, и низшие чины признают свой позор. Если высшие будут упрекать себя, они раскаются в своих ошибках, если низшие будут упрекать себя, они обязательно постараются избежать повторения бесчестия. Когда все чины разделяют ответственность за бесчестье между собой, в этом суть уступчивости». Вышеуказанная книга». 171.

На курултае в 1206 году Тэмуджина избрали великим ханом. Его стали называть Чингисханом. Он огласил суровый закон, «Ясу» (тюркская форма монгольского «Джасак», что в буквальном смысле слова означает закон), которому все — от бедного кочевника до самого хана — обязаны были подчиняться под страхом жестокого наказания. Не сразу и не все подчинились «Ясе», но Чингисхан упорно, порою жестоко проводил новые законы в жизнь.

 

Статьи из «Ясы» и «Билика» Чингисхана

 

(Статьи взяты из книги Эренжена Хара-Давана «Чингисхан, как полководец и его наследие»).

О «Билике» Эренжен Хара-Даван пишет следующее: «… Надо думать, что образовался он постепенно, по мере накопления еще с того времени, когда письменность не была введена. Сохранению его в изустной форме способствовало то, что Чингисхан, подобно многим другим кочевникам, обладал замечательным даром свои наставления и изречения облекать в легкую стихотворную форму. Впоследствии с увеличением числа людей, овладевших письмом, такие ходячие изречения вносились в сборник, получивший название «Билик», причем, записывалось, конечно, только то, что было угодно самому Чингисхану…» 63.

Никто из подданных империи не имеет права иметь монгола слугой или рабом. 54.

Каждый мужчина, за редкими исключениями, обязан быть воином.70.

Всякий, не участвующий лично в войне, обязан в течение некоторого времени поработать на пользу государства без вознаграждения.70.

Должностные лица и начальники, нарушающие долг службы или не являющиеся по требованию хана, надлежат смерти.71.

Он поставил эмиров (беков) над войсками и учредил эмиров тысячи, эмиров сотни и эмиров десятки.70.

Он запретил эмирам (военачальникам) обращаться к кому-нибудь, кроме государя, а если кто-нибудь обратится к кому-нибудь, кроме государя, того предавал смерти; кто без позволения переменит пост, того предавал смерти.70.

Он предписал солдат наказывать за небрежность, охотников, упустивших зверей в облаве, подвергать наказанию палками, иногда и смертной казни.70.

От добротности, строгости — прочность государства.

После нас род наш будет носить златом шитые одежды, есть жирные и сладкие яства, ездить на добронравных лошадях, обнимать благообразных женщин…

«Наслаждение и блаженство человека состоит в том, чтобы подавить возмутившегося и победить врага, вырвать его с корнем, взять то, что имеет самого дорогого, заставить вопить служителей их, заставить течь слезы по лицу и носу их, сидеть на их приятно идущих жирных меринах, любоваться розовыми щечками их жен и целовать, и сладкие губы сосать…», — сказал однажды Чингисхан. 141.

Запрещено под страхом смерти провозглашать кого-либо императором, если он не был предварительно избран князьями, ханами, вельможами и другими монгольскими, знатными людьми на общем совете.144.

Запрещается главам народов и племен, подчиненных монголам, носить почетные титулы.144.

Запрещается заключать мир с монархом, князем или народом, пока они не изъявили полной покорности.144.

Мужчинам разрешается заниматься только войной и охотой.

«Сила крепостных стен никогда не бывает ни более и ни менее мужества их защитников». 110.

«Я запрещаю вам, - объявил Чингисхан во время похода в Центральную Азию, народы которой оказали ему серьезное сопротивление. – выказывать милосердие к моим врагам без особого на то с моей стороны распоряжения. Только суровость удерживает таких людей в повиновении. Когда враг завоеван, это еще не значит, что покорен и будет всегда ненавидеть  своего нового властелина» 118.

 

Эти цитаты из Ясы и высказываний Чингисхана убедительно обосновывают мысль о том, что, по сути дела, Чингисхан создал идеологию, провозглашающую превосходство его рода над монголами, монголов над всеми остальными обитателями доступного монгольскому оружию мира.

И это превосходство Чингисхан, его сыновья, внуки, их воины доказывали с такой беспощадной яростью, что многие народы просто-напросто спасовали перед силой этого человека, воздействовавшего на них как удав на кролика.

К великому сожалению, далеко не все ученые, оценивая личность и дело Чингисхана (и других, подобных ему военных и государственных деятелей), исходят из этих, дошедших до нас статей «Ясы». Короткие, но емкие, они определяли главное в политике этого человека. Поэтому я считаю необходимым повторить их.

Никто из подданных империи не имеет права иметь монгола слугой или рабом.

Он запретил эмирам (военачальникам) обращаться к кому-нибудь, кроме государя, а если кто-нибудь обратится к кому-нибудь, кроме государя, того предавал смерти; кто без позволения переменит пост, того предавал смерти

Запрещено под страхом смерти провозглашать кого-либо императором, если он не был предварительно избран князьями, ханами, вельможами и другими монгольскими, знатными людьми на общем совете.

Запрещается главам народов и племен, подчиненных монголам, носить почетные титулы.

Запрещается заключать мир с монархом, князем или народом, пока они не изъявили полной покорности.

«Я запрещаю вам выказывать милосердие к моим врагам без особого на то с моей стороны распоряжения. Только суровость удерживает таких людей в повиновении. Когда враг завоеван, это еще не значит, что покорен и будет всегда ненавидеть  своего нового властелина».

Вот – кредо Чингисхана.

Человек сказал всему миру, что он и его род, и монголы выше всех, что все, кто не принимает это, он уничтожит. И он уничтожал. Роды. Племена. Народы. Государства непокорных.

Да, он был гением. Да, ему повезло: он смог уничтожить всех своих врагов в долинах рек Керулен (Кэлурэн), Онон, Орхон, он смог поднять «людей длинной воли», воодушевить их, дать им возможность проявить свои звериные инстинкты на полях сражений, а также в борьбе с мирными жителями, которых люди Чингисхана вырезали тысячами, десятками тысяч и в своей родной степи, и в Центральной Азии, на Кавказе, в Восточной Европе. Они вырезали непокорных, чтобы запугать остальных. Они честно исполняли волю Чингисхана, его детей и внуков. Они добились многого. Им удалось на сто пятьдесят - двести лет установить свою власть над многими народами. Они это сделали еще и потому, что Чингисхан и его ближайшие преемники честно «расплачивались» со своими верными воинами и полководцами, давали им то, чего они заслужили, чего они достигли, побеждая, вырезая, уничтожая, грабя. Чингисхан поставил перед собой задачу, и он ее выполнил.

Какой хороший организатор! Какой чудесный человек! – слышно то тут, то там.

«Он умер, к великому сожалению, так как был честным и мудрым человеком», - говорит о нем Марко Поло. «Он установил мир», - высказывает Жуанвиль, французский историк XIII века». (В книге Эренжена Хара-Давана, стр. 130).

И тот, и другой хвалитель жили очень далеко от тех стран, по которым железным катком прокатились орды степняков. А вот, что писали о деле Чингисхана другие историки.

«Трудно себе представить тот панический ужас, который овладел тогда всеми сердцами. Рассказывают, что однажды один монгол ворвался в большое селение и стал избивать жителей его, не встречая ни в ком попытки к сопротивлению; в другой раз безоружный монгол приказал своему пленнику лечь на землю, пока он не принесет свое оружие, и тот повиновался этому приказанию, хотя знал, что оружие понадобилось монголу лишь для того, чтобы отсечь ему голову» (арабский историк Ибн-аль-Асир, там же, 120).

Понять этих людей можно! Не остался бы пленник лежать, монгол вернулся и уничтожил бы десятки ни в чем не повинных людей.

Какой хороший организатор, Чингисхан! Он прекрасно натаскал «людей длинной воли», и они исполнили его волю, они вселили животный страх в сердца мирных людей.

Это – схема, это – алгоритм поведения не только Чингисхана, но и Аттилы, Тимура, и современных «людей длинной воли», которых очень ловко используют в своих планах организаторы необъявленной мировой террористической войны.

Этой же схемы придерживался и Гитлер, которого тоже хвалят некоторые историки.

Почему они хвалят этих людей?

Потому что они по разным причинам ждут очередного бича Божия. Зачем он им нужен, понять трудно. Хотя бы потому, что эти хвалители вроде бы не имеют ничего общего с «людьми длинной воли».

 

Если дать волю «людям длинной воли»

 

«Когда у людей есть богатства, они есть у государства. Когда люди стараются ради них, это называется «обладать богатством».

Когда люди обучены относительному искусству формы, и полностью используют силу вещей при подготовке к битве, это называется «достижением превосходства».

Когда люди воодушевлены, их называют людьми, «воюющими с улыбкой на устах». «Методы Сыма»,173.

 

Если дать волю «людям длинной воли», то в какой-нибудь грустной стране, отдаленной от цивилизационных центров планеты Земля, появится очередной «Бич Божий», «очень хороший организатор, справедливый, добрый, мудрый…». Он спланирует широкомасштабные террористические операции в разных точках Земного шара. Он возьмет сначала то, что плохо лежит, как это всегда делали, пока силушку копили, всевозможные Чингисханы, то есть, например, возьмет он (и сделать это не трудно для головорезов!) все родильные дома самых крупных, не очень крупных, средних городов и предложит землянам свои очень справедливые услуги. Что ответят в таком случае земляне? Что они ответят, если все родильные дома взлетят на воздух? Напрасно думают хвалители всевозможных «Бичей Божиих», что подобные сценарии нереальны. Они реальны!

Они реальны еще и потому, что человечество до сих пор почему-то не дало безапелляционную оценку этим самым «Бичам Божиим».

 

Немного о «Бичах Божиих»

 

«Люди не получают удовольствие от смерти, не презирают жизнь, но если команды и приказы ясны, а закон и установления тщательно разработаны, их можно заставить наступать. Когда, перед битвой, награды сделаны ясными, а после битвы наказания решительны, то когда войска идут вперед, они способны использовать преимущества, а когда продвигаются, они добьются успеха». «Вэй Ляо-цзы». 302 – 303.

 

Человечество почему-то стесняется отвечать на очень важные для своей будущности вопросы:

Можно ли нормальному человеку хвалить Хромца Железного, постоянно возводившего пирамиды, башни, другие сооружения из человеческих черепов, из человеческих тел? Можно ли ему это простить? Что бы ответил на данный вопрос добренький Марко Поло, если бы в одной из тимуровых пирамид оказались бы все его родственники? А таких сооружений было много. Несколько сот тысяч человек, а может быть, и несколько миллионов человек послужили строительным материалом для них.

В одном из походов в Индию, перед штурмом Дели трусливый Тимур, боясь как бы пленные не ударили по нему с тыла, спокойно уничтожил 100 тысяч человек. А что было в самом Дели после падения индийской столицы, передать трудно. Хромца Железного называют «Человеком века». Действительно, в том, огненном XIV веке, на Земном шаре не было такого неистового строители пирамид из человеческих черепов. Но как о нем хорошо пишут некоторые историки! Конечно же, ни у одного из них в тех пирамидах родных, близких, друзей не было.

Гитлер – «Бич Божий» или не «Бич Божий»?

 

«Люди не могут одинаково бояться двух вещей. Если они боятся нас, они будут ненавидеть врага; если они будут бояться врага, они будут ненавидеть нас. Тот, кого ненавидят, будет разбит; тот, кто являет свою устрашающую силу, одержит победу. Когда полководец может осуществить Дао устрашающей силы, командиры будут бояться его. Когда командиры боятся своего полководца, люди будут бояться командиров. Когда люди боятся командиров, тогда враг будет бояться нас. Поэтому те, кто хочет знать Дао победы и поражения, первым делом должны знать и равновесии сил «страха» и «ненависти». «Вэй Ляо-цзы». 309.

 

Не так давно в одной из радиопередач я услышал этот вопрос. Мол, не является ли Гитлер «Бичом Божиим» для советских людей, «пропустивших» Сталина? Хороший вопрос. Его задал взрослый человек, и по его голосу вполне определенно можно сказать, что он находился в здравом уме. А значит, задавал он этот вопрос с умыслом.

Наверняка он сам знает ответ на него. Наверняка он знает, что ведущие радиопередачу не станут на него отвечать. Он это знает. Но умысел, цель у него была!

Государственный иммунитет – понятие, не обихоженное современной наукой. Но такое понятие существует. Потому что существует народная воля, народный дух (у русских это – русский дух), любовь любого нормальное гражданина к своей Родине. Существуют материальные и людские резервы… Хорошие государственники уделяют большое внимание ослаблению государственного иммунитета в странах-соперниках и делают все, чтобы в родном государстве его поддерживать на высоком уровне.

Великая Отечественная война 1941 – 1945 годов является для россиян, украинцев, белорусов, для всех граждан бывшего Советского Союза очень мощной идеологической опорой, помощницей в деле поддержания на соответствующем уровне государственного иммунитета, государственной воли, силы, духа. Все противники Советского Союза, России, конечно же, заинтересованы в том, чтобы в пух и прах развенчать Победы советского народа в той войне. Они используют все средства и способы, все методы, в том числе и грязные. Понять их можно. Они заботятся о счастье своих народов, своих государств, им очень хочется осуществить тысячелетнюю мечту, превратив территорию России в огромный природный склад, свой личный, естественно.

Однако сделать это не так просто. Нужно крепко поработать. Одной из форм работы этой неблагородной являются подобные вопросы, которые наверняка слышали сотни тысяч россиян. Из них – немало молодых людей, которым в силу их молодости трудно разобраться в хитросплетениях внутренней и внешней политики, в суровой и в то же время насыщенной истории Двадцатого века, истории, сложной, многоплановой.

Услышит молодой человек такой вопрос от серьезного взрослого человека и задумается: а может быть, и впрямь Гитлер был «Бичом Божиим», и наказал он моих прадедов и дедов за их ошибки? И вполне возможно, что в душу юного россиянина закрадется сомнения.

Сомнение есть начало неверия. Неверие есть начало разочарования. Разочарование есть одна из составляющих, одна из причин ослабления государственного иммунитета.

Люди, подобные автору вышеизложенного вопроса, с наивной взглядом, а то и с твердолобым упрямством говорят, что молодые люди должны знать правду о прошлом своей страны. И с этим сложно не согласиться.

Но!

Хотелось бы спросить у этих людей, почему все монгольские биографы Чингисхана описывали только одну сторону его личности? Почему никто из них не изложил в своих сочинениях «Ясу» Чингисхана  и самые откровенные его высказывания по поводу того, кто и как должен управлять миром, завоеванным его тумэнами? Почему? Почему историки Центральной Азии, подданные Тимура, пишут о нем только хорошее, забывая упоминать о зверствах, которые творили воины Чингисхана на завоеванных территориях, причем по отношению к мирному населению? Почему современные исследователи, играя в этакую сердобольную мудрость, пишут, что, мол, ни Чингисхан, ни Тимур, ни Аттила, ни другие, подобные им великие завоеватели Средневековья ни повинны в злодеяниях, что, мол, это время такое было нехорошее. Они, мол, были людьми своего времени. Все убивали, и они убивали, все зверствовали, и они зверствовали. А во всем остальном они были очень хорошие люди, совсем не звери. Да, с точки зрения их подданных и некоторых беспечных историков эти люди были действительно хорошие. А с точки зрения тех, кого они убивали сотнями тысяч и строили из их черепов пирамиды?

Почему в разговорах о Гитлере беспечные люди забывают его откровения в «Майн Кампф» или всем известные ныне документы?

 

Что делать с пленными?

 

«Тот, кого не любят и не помнят люди, не может быть использован мной; тот, кого не уважают и не боятся, не может быть назначен мной. Любовь проистекает снизу, устрашающая сила устанавливается сверху. Если они любят своего полководца, у них не будет двойных мыслей; если они устрашены своим полководцем, они не будут восставать. Поэтому вопрос искусства командования – это вопрос любви и устрашающей силы». «Вэй Ляо-цзы». 309.

 

Распоряжение верховного командования вермахта

об обращении с советскими военнопленными,

8 сентября 1941 г.

1. Общие вопросы обращения с советскими военнопленными. Большевизм является смертельным врагом национал-социалистской Германии. Впервые перед германским солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма. Борьба с национал-социализмом привита ему в кровь и плоть. Он ведет ее всеми имеющимися в его распоряжении средствами: диверсиями, разлагающей пропагандой, поджогами, убийствами. Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение как с честным солдатом, в соответствии с Женевским Соглашением.

Поэтому вполне соответствует точке зрения и достоинству германских вооруженных сил, чтобы каждый немецкий солдат проводил бы резкую грань между собой и советскими военнопленными [...] Самым строгим образом следует избегать всякого сочувствия, а тем более поддержки. Чувство гордости и превосходства немецкого солдата, назначенного для охраны советских военнопленных, должно во всякое время быть заметным для окружающих.

Поэтому предлагается безоговорочное и энергичное вмешательство при малейших признаках неповиновения, а особенно в отношении большевистских подстрекателей. Неповиновение, активное или пассивное сопротивление должны быть немедленно и полностью устранены с помощью оружия (штык, приклад и огнестрельное оружие). Правила о применении вооруженными силами оружия применимы лишь с ограничениями, так как эти правила исходят из предпосылок общей мирной обстановки. В отношении советских военнопленных даже из дисциплинарных соображений следует весьма решительно прибегать к оружию. Подлежит наказанию всякий, кто для понуждения к выполнению данного приказа не применяет или недостаточно энергично применяет оружие.

По совершающим побег военнопленным следует стрелять немедленно, без предупредительного оклика. Не следует производить предупредительных выстрелов.

 

Как освоить русское пространство

 

«В древности те, кто служил на границе, в течение трех лет после этого были освобождены от трудовой повинности, правитель сам наблюдал за трудом людей. Высшие и низшие чины таким образом помогали друг другу, и в этом была суть гармонии.

Когда они достигали своей цели усмирения земель, они пели песни ликования, чтобы показать свою радость. Они убирали оружие войны, сооружали Башню духов и откликались на труд людей, чтобы показать, что пришло время отдыха». «Методы Сыма» 171.

 

Из стенографической записи высказываний Гитлера

о завоевательных планах Германии,

8-9 сентября 1941 г.

...Когда мы будем осваивать русское пространство, то «имперские крестьяне» должны будут жить в селениях выдающейся красоты. Немецкие административные и прочие учреждения должны размещаться в прекрасных зданиях, а губернаторы — во дворцах. Вокруг учреждений будет построено все то, что необходимо для жизни. А вокруг каждого города, в радиусе 30-40 км, будут кольцом располагаться красивые деревни, соединенные первоклассными дорогами. Все, что лежит за пределами этого кольца, — иной мир, где мы разрешим русским жить, как они хотят. Лишь бы мы господствовали над ними. В случае какой-то революции нам будет достаточно сбросить на их города пару-другую бомб — и вопрос решен...

Чем для Англии была Индия, тем для нас станет восточное пространство. Ах, если бы я мог довести до сознания немецкого народа, сколь велико значение этого пространства для будущего!

Колонии — владения сомнительного достоинства. А эта земля всегда будет нашей. Европа — понятие не географическое, а обусловленное расовыми факторами.

...Уж если какая-то нация имеет право на выселение чужих народов с насиженных мест, то это, прежде всего, мы, потому что мы неоднократно выселяли со своей территории людей. Из одной только Восточной Пруссии было выселено 800 000 человек…

Нельзя больше допускать эмиграцию из Европы в Америку представителей германской расы. Всех норвежцев, шведов, датчан, голландцев мы должны направить в восточные области; они будут служить империи. Перед нами великая задача будущего: проведение планомерной расовой политики. Мы вынуждены этим заняться уже потому, что необходимо воспрепятствовать кровосмешению, которое у нас все больше распространяется. Что же касается швейцарцев, то их придется использовать лишь в качестве трактирщиков...

 

Что делать с Москвой и москвичами?

«Кто хочет мира, пусть готовится к войне; кто хочет победы, пусть старательно обучает воинов; кто желает получить благоприятный результат, пусть ведет войну, опираясь на искусство и знание, а не на случай. Никто не осмелится вызывать и оскорблять того, о ком он знает, что в сражении он окажется сильнее его». Военное искусство античности. М.: Изд-во Эксмо, СПб.: Terra Fantastika, 2003. Флавий Вегеций         Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева. 321.

 

Указание главного командования сухопутных войск Германии

о порядке захвата Москвы и обращении с ее населением

от 12 октября 1941 г.

Группе армий «Центр»

Верховное главнокомандование приказало:

«Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена противником. Моральное обоснование этого мероприятия совершенно ясно в глазах всего мира. Так же, как и в Киеве, для наших войск могут возникнуть чрезвычайные опасности от мин замедленного действия. Поэтому необходимо считаться в еще большей степени с аналогичным положением в Москве и Ленинграде. То, что Ленинград заминирован и будет защищаться до последнего бойца, объявлено по русскому радио.

Необходимо иметь в виду серьезную опасность эпидемий. Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Всякий, кто попытается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно. Небольшие незакрытые проходы, предоставляющие возможность для массового ухода населения во внутреннюю Россию, можно лишь приветствовать. И для других городов должно действовать правило, что до захвата их следует громить артиллерийским обстрелом и воздушными налетами, а население обращать в бегство.

Совершенно безответственным было бы рисковать жизнью немецких солдат для спасения русских городов от пожаров или кормить их население за счет Германии.

Чем больше населения советских городов устремится во внутреннюю Россию, тем сильнее увеличится хаос в России и тем легче будет управлять оккупированными восточными районами и использовать их.

Это указание фюрера должно быть доведено до сведения всех командиров».

 

Добрый дядюшка Гитлер?

 

«Всю массу граждан следует заблаговременно приводить к возможно большему единомыслию, добиваясь этого наряду с разного рода другими мерами также и облегчением положения должников, сокращением или полным уничтожением процентов, а при чрезвычайной опасности и прощением части или даже всего долга, если это будет необходимо, так как весьма часто такие люди таят в себе опасность. Следует также облегчать положение тех, кого нужда поставила в затруднительные обстоятельства». Военное искусство античности. М.: Изд-во Эксмо, СПб.: Terra Fantastika, 2003. Эней Тактик. «О перенесении осады». Перевод Ф. Н. Беляева. Стр. 55.

 

Неоднократно мне приходилось спорить с некоторыми «германофилами по недоразумению», утверждавшими, будто в первые недели войны немцы были очень добрыми, а потом, когда партизаны стали убивать их, они, мол, стали злыми по вполне естественным причинам. Причем, люди приводили примеры, как говорится, «из первых рук». Один мой бывший коллега говорил так: «Мне было пять лет, когда в наше белорусское село вошли немцы. Они организовали жизнь в нашем колхозе. Следили за порядком. А когда по ночам к нам стали приходить люди из близлежащих лесов и требовать продукты, а то и силой брать скот, то немцы открыли огромный амбар, куда мы по ночам уводили наших коров. И только тогда, когда партизаны стали громить немецкие гарнизоны, немцы испортились».

Человек видел это все своими собственными глазами. Я ему полностью доверяю, как верю я и другому, уважаемому мной человеку, который рассказывал мне в восьмидесятые годы об одном старосте-немце, работавшим в одном Краснодарском селе во время оккупации. Это был порядочный человек. Он организовал жизнь в селе на строгих, но по военным временам справедливых основаниях. Поборов не было, явного хамства и зверств со стороны захватчиков тоже не было. Хотя, конечно же, мало кому из местных жителей нравилось, что по их большому селу расхаживают чужаки, поглядывали с ненасытным интересом на молодых казачек. Какому мужчине понравится подобное?! Через полгода немца перевели на повышение. Захватчики обещали назначить на эту должность, для людей-то очень важную, гражданина СССР. Жители села обрадовались: наш-то лучше будет. Но пришел «наш», и оказался он такой сволочью, что уже через несколько дней местные жители почувствовали «коренные перемены». Оно и понятно. Согласиться на должность старосты при немцах мог только человек, крепко обиженный на советскую власть и поверивший, что немцы пришли надолго. Такие люди были в распоряжении немцев, которые, надо сказать, умели воздействовать на них либо обещаниями, либо запугиваниями. Не в этой работе исследовать социальные и психологические причины, которые приводили граждан Советского Союза во вражеский стан. Здесь нужно сказать главное: такие люди были. Кто-то из них мстил Советам за 1917 – 1922 годы, за 1930 год и за 1937 год. Кто-то зверствовал по натуре своей, вырвавшись из тюрем и лагерей. Кого-то слабость подвела, трусость. Разные люди попадали на крючок немцев. Я их не жалею. Потому что они не жалели моих сограждан. Потому что они повинны в гибели многих тысяч мирных людей… И не только в гибели людей-соотечественников повинны они, но и в том, что они запятнали светлое имя тех, кто никогда на Руси не прогибался перед самым сильным врагом.

 

Федор и Евпраксия

 

«Ни один даже самый маленький народ не может быть уничтожен врагами, если он сам себя не истощит своими внутренними неурядицами». Флавий Вегеций Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева. 341.

 

В 1237 году прибыли в Рязань послы Батыя, потребовали от великого князя дань платить Орде каждый год десятую часть всех доходов. Юрий Ингваревич отказался в надежде, что князь Суздальский Юрий Всеволодович поможет ему в борьбе со степняками. Но князь Суздальский не забыл былые ссоры, не помог ему. Юрий Ингваревич вынужден был послать сына Федора с дарами к сильному врагу на поклон. Батый сказал сыну князя: «Если хочешь, чтобы мы не воевали с вами, отдай мне твою жену». Княгиня Евпраксия славилась на Руси красотою редкой. Князь Федор любил ее, любил сына своего. Но любил он и Родину свою. Он спокойно сказал грозному хану: «Если победишь нас в бою, то и женщинами нашими будешь владеть».

Разозлился Батый, нарушил закон гостеприимства, который свято чтят в Великой Степи, да и в других странах Земного шара, и приказал отрубить послу голову. А на утро он повел войско на Рязань. Через селение Красное лежал путь завоевателей. Здесь жила красавица Евпраксия с младенцем сыном. Узнала она о приближении врага,  взошла на высокую башню и бросилась вместе с сыном вниз. Она любила жизнь, она уже познала счастье быть любимой, счастье матери она познала, ей не хотелось умирать. Но жить наложницей в ханском доме она не могла.

 

Завоеватели добрыми не бывают

 

«Мы предали забвению заветы древних о необходимости тренировки и поименного учета армии, в то время как это необходимо и очень полезно. Следует тренировать не только армию в целом, но необходимо также упражнять каждого стратиота в отдельности, обучая его искусно владеть оружием, чтобы во время войны мужество, сочетаясь с опытом и техникой владения оружием, делали бы его непобедимым. Следовательно, тренировки и забота об оружии являются необходимостью». Два византийских военных трактата конца X века. Издание подготовил В. В. Кучма. Ответственный редактор академик РАН Г. Г. Литаврин. СПб., 2002. «Об устройстве лагеря».383.

 

Никак не хотят понять добрые люди, расхваливая деяния захватчиков, что завоеватели добрыми не бывают «по определению», что даже самый добрый завоеватель берет в руки оружие не ради каких-то высших идеалов, а с одной лишь целью: повелевать завоеванными, пользуясь их трудом. Это в лучшем случае.

Не было в истории Земного шара случая, когда завоеватели типа Чингисхана, его детей, внуков, типа Тимура… несли завоеванным народам счастье. Не было такого. Они шли завоевывать, чтобы порабощать и повелевать.

А что значит повелевать? Захотелось завоевателю побаловаться с какой-нибудь девочкой, которая, быть может, еще только мечтает о поцелуях с влюбленным, подходит «добрый завоеватель» к ней и говорит: «Пойдем со мной, очень хорошим, на сеновал». Как должна ответить на это «предложение» любая нормальная, мечтающая о любви, о семье девушка? В невоенной обстановке она пошлет такого ухажера куда подальше. Но попробуй отказать завоевателю! А, не отказав, попробуй после пойти на свидание со своим влюбленным, да рассказать ему, какой добренький был завоеватель. Что сделает в таком случае любой нормальный парень? — Он убьет этого доброго завоевателя и правильно сделает. А еще лучше он сделает, если выгонит этих добреньких со своей земли, из своей страны..

Так было во все времена и во всех странах. Так будет. Человек имеет право на любовь, на свободу, на труд ради себя, семьи своей, родины своей. Потому что он — человек. И если это право нарушается пусть даже очень добрым завоевателем, человек имеет право бороться с ним всеми способами и средствами. Более того, он обязан бороться, обязан, если считает себя нормальным сильным человеком. Это — одна из аксиом человеческого существования на Земном шаре.

Но все великие завоеватели почему-то считали, что завоеванные ими народы имеют совсем другие права и обязанности..

Перед тем, как привести еще несколько документов времен Второй мировой войны, я хочу предложить читателю цитаты в россыпь из трудов историков, собранных в книге «Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния». М., 1992.

 

Дела и мысли Хромца Железного

 

«В войне, если «прямое» оказывается бесполезным, необходимо взять в руки «силу закона». Если люди не подчиняются добродетели, тогда необходимо установить закон. Если они не доверяют друг другу, объедини их. Если они медлительны, двигай ими; если они сомневаются, рассей их сомнения. Если люди не доверяют правителю, не изменяй того, что объявлено. Таково было управление, начиная с древности».  У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Исследование и примечания Ральфа Д. Сойера. Пер. с английского Котенко Р. В. «Шесть секретных учений Тай-гуна». 176.

«Дао войны: позиции должны быть строго определены; административные меры – суровы; сила должна быть подвижной; «ци» воинов должна быть напряжена, а сердца командиров и солдат – слиты воедино».  У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Исследование и примечания Ральфа Д. Сойера. Пер. с английского Котенко Р. В. «Шесть секретных учений Тай-гуна». 177.

«В целом, бой выдерживают благодаря силе, а победы добиваются с помощью духа. Можно выдержать оборону, но победа достигается в опасности. Когда сердце в основе своей твердо, новая волна ци принесет победу. В доспехах находишься в безопасности, оружием добиваешься победы». У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Исследование и примечания Ральфа Д. Сойера. Пер. с английского Котенко Р. В. «Шесть секретных учений Тай-гуна». 178.

Свои войны Тимур вел с исключительной жестокостью, причем большей частью она ничем не могла быть оправдана. Чем можно оправдать постройку башни из 2 тысяч живых людей, переслоенных битым кирпичом и глиной, что имело место при взятии Исфизара (город в Афганистане), или башен, сложенных в восставшем Исфахане из 70 тысяч голов… или, наконец, погребение 4 тысяч живых людей после взятия города Сиваса в Малой Азии? Однако самым ужасным из всех его деяний этого рода является убийство около 100 тысяч пленных индусов – гебров и идолопоклонников – перед генеральным сражением, которое он имел с Дехлевийским (делийским) султаном Махмудом. Низам ад-дин Шами эпически спокойно рассказывает, что Тимур издал этот приказ после того, как ему донесли, что пленники в критический момент сражения могут ударить с тыла, хотя они, кстати, ничем не были вооружены?» (Якубовский А. Тимур, Укапзанная книга, 42).

«Я ко всем относился одинаково строго и справедливо, не делая никакого различия и не выказывая предпочтения богатому перед бедным» (Автобиография Тамерлана, Указ. Книга, 46).

Лицам высокопоставленным и простому народу я одинаково желал сделать добро. Во мне не было никогда желания завладеть чьим-либо имуществом, и я никогда не заботился о том, чтобы скопить побольше материальных богатств (47).

Хороших людей поощряй подарками, дурных – старайся исправить наказаниями; войско снабжай всем необходимым, а служащим у тебя исправно плати назначенное им жалованье; пусть воин будет убит, но жалованье он непременно должен получить»(52).

По своему усердию и настойчивости не уступай аисту. Один аист в своем гнезде нашел маленького вороненка. В течение трех дней аист не обращал на вороненка никакого внимания, а на четвертый день слетелись четыреста аистов и умертвили хозяина гнезда за то, что нашли у него в гнезде у него в гнезде вороненка. 54.

Следуй примеру птиц, которые очень внимательно разбивают яйца, из которых надлежит выйти их маленьким цыплятам. 55.

Сын солдата, храбрость которого была признана, к какой бы нации он не принадлежал, получал жалованье и повышался в службе по заслугам. (Уложение Тимура. Указ. Книга.122).

Уважение к власти повелителя должно быть так крепко запечатлено в сердцах его солдат и подданных, чтобы ни один из них не имел смелости ослушаться его или возбуждать против него. 123.

Мудрый министр одной рукой управляет войском, другой – сдерживает народ (на эти два пункта направлены все его заботы, все старания). Он дает и берет кстати. Искренность и правосудие управляют его поступками. Он предвидит исход каждого дела и в своих делах забывает о врагах. Деятельный и опытный, он имеет всегда в виду население государства, счастье народа, усиление армии и изобилие богатств. Занятый постоянно мыслью о том, что может способствовать благоденствию государства, он не щадит своей жизни и личного благосостояния, чтоб только отвратить зло, грозящее государству. 130.

Каждый офицер, желавший получить (иметь) занятие, получал его. 132.

Тот, кто возвратится с поля битвы, покрытый ранами, должен быть окружен почетом, если раны и заставили его удалиться с поля битвы, то все-таки следует осыпать его похвалами, так как эти раны доказывают, что если не сам он нападал на неприятеля, то во всяком случае неприятель был близко к нему. 133.

Мною было строго запрещено лишать солдат должной награды. 133.

Поседевшие на военной службе не теряли ни жалованья, ни чина; их служба не была забываема, потому что тот, кто посвящает долгую жизнь, которою мог бы наслаждаться, всем случайностям войны, достоин награды; он имеет право требовать богатств и отличий. Умалчивать о заслугах, отказывать ему в награде было бы возмутительной несправедливостью. 133.

Я стремился к тому, чтобы офицер, министр или солдат, который своими трудами способствовал упрочению моего величия, выигрывая ли сражения, присоединяя ли царства или выказывая свою храбрость, всегда получал удовлетворение, которого вправе ожидать ценою своих заслуг. 133.

Старые воины были глубоко почитаемы, речи их выслушивались, потому что все, что они говорили, было основано на опыте; они оставляли славу моего государства, и дети их наследовали должности, которые были ими занимаемы. 133.

Каждое государство, в котором безверие и ереси пустили глубокие корни и разделили народ и войско на многочисленные секты, легко может быть завоевано. Победоносный монарх не должен пренебрегать случаем в него вторгнуться. Это-то меня и побудило освободить Ира-Аджеми и Фарсистан от презренных еретиков, которые разъедали народ этой страны. Предводители остальных партий, осмелившиеся поднять со всех сторон власти, были уничтожены, и я сохранил истинных служителей веры. 144.

Во всех делах, касавшихся народа какой-либо провинции, правителям было приказано строго держаться в пределах справедливости. Для уничтожения нищенства я основал приюты, где бедные получали содержание.147.

…….

Прочитав «Автобиографию Тимура» и «Уложение Тимура», а также ряд других работ его биографов, человек может убедиться в том, что Хромец Железный был действительно великим государственным деятелем, полководцем и теоретиком государства. Но даже в этих трудах (не говоря уже о работах, авторы которых повествуют о бесчеловечных деяниях Тамерлана) внимательный читатель найдет доказательства воистину маниакального тщеславия и властолюбия этого человека. Ради личного возвышения, ради укрепления личной власти он ходил в походы, громил своих противников, уничтожал непокорных, уничтожал мирных граждан с упоительной педантичностью, умело находя (действительно, гениальный был человек) самые разные оправдания своим зверствам. Встав на позицию «тимуролюбов», можно и восторгаться его победами, и даже пожалеть несчастного Тимура, который делал-то все для людей, а люди его не понимали, обижали, убивали его очень добрых воинов, и ему ничего не оставалось делать, как резать, жечь, строить пирамиды, уводить в плен сотни и тысяч выдающихся мастеров искусств в свой родной Мавераннахр, чтобы они украшали родину Тимура выдающимися произведениями храмостроительного и градостроительного искусства. Очень хороший был человек, Тимур. Очень плохие народы окружали Мавераннахр. Не хотели они жить по-тимуровски. И ему приходилось их вырезать. Для всеобщей же пользы.

 

Во время похода Тимура главной заботой его было уничтожить многочисленные шайки разбойников, которые наполняли дороги в Индию. Распространяя перед собой ужас и оставляя позади отчаяние, татары вступили в эту прекрасную страну. (Лянглэ Л. Жизнь Тимура. Указ. Книга, 382).

О войне с Баязетом Лянглэ пишет так. Тимур честно хотел разрешить возникшие у него с правителем усиливавшегося государства Османов разногласия мирным путем. Но не удалось ему поладить с Баязетом. И тогда «татарский завоеватель, исчерпав тщетно все мирные средства перед смелым и непоколебимым противником, явился в Анатолию с армией в 800000 человек. Себастия, столица провинции, выдержала 18-дневную осаду. Осажденные вынуждены были сдаться. Жизнь всех мусульман была пощажена, но они должны были заплатить выкуп. Но победитель не хотел простить армынскую кавалерию, которая храбро защищзала город: 4000 человек были брошены в колодцы, которые тотчас же были засыпаны землей. Тимур предал город на разграбление, несмотря на то, что дал слово не причинять никакого зла жителям». 384.

Богатство! Вот что манило в тимуровы походы его воинов, вот чем он умел распоряжаться великолепно. Он действительно не был жадным человеком, и справедливым по отношению к своим преданным воинам. Со всеми остальными он расправлялся жестоко.

«Земля, - говорил Тимур, - должна иметь только одного господина, подобно небу, которое имеет только одного Бога. «Что такое земля и все ее жители для честолюбия великого государя?» 395.

«Тимур, будучи хорошим политиком, умел воспользоваться предрассудками своих солдат; он говорил им, что единственная его цель – распространение закона ислама и искоренение еретиков; и эти благочестивые безумцы, думая, что разделяют апостольские труды своего предводителя, только удовлетворяли его чрезмерному честолюбию». 395.

 

Приказ Кейтеля

 

«Правители прошлого уделяли внимание пяти военным делам. Когда амбары не полны зерна, воины не выступают. Когда награды и поощрения не щедры, люди не воодушевлены. Когда лучшие воины не отобраны, войска не будут сильны. Когда оружие и снаряжение не подготовлены, сила армии будет невелика. Когда награды и наказания несоответствующие, войска не будут им доверять.

Если уделять внимание этим пяти, тогда, заняв оборону, армия сможет удержать позиции, а, выступив в поход, захватить земли врага». У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Исследование и примечания Ральфа Д. Сойера. Пер. с английского Котенко Р. В.  «Вэй Ляо-цзы». 307.

 

Если приближать достойных и назначать на посты способных, то даже если времена неблагоприятны, обстоятельства будут выгодными. Если сделать законы ясными и быть внимательным, отдавая приказания, то даже без гадания по панцирю черепахи или стеблям тысячелистника удача повернется лицом». У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Исследование и примечания Ральфа Д. Сойера. Пер. с английского Котенко Р. В. Вэй Ляо-цзы». 307.

То, что ценит Совершенномудрый – это человеческие усилия, вот и все!» У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая. Исследование и примечания Ральфа Д. Сойера. Пер. с английского Котенко Р. В. «Вэй Ляо-цзы». 308.

 

Приказ начальника штаба

верховного командования вермахта Кейтеля

о подавлении «коммунистического повстанческого движения»,

16 сентября 1941 г.

Содержание: Коммунистическое повстанческое движение на оккупированных территориях.

1. С начала войны против Советской России на оккупированных Германией территориях повсеместно вспыхнуло коммунистическое повстанческое движение. Формы действий варьируются от пропагандистских мероприятий и нападений на отдельных военнослужащих вермахта до открытых восстаний и широкой войны силами банд.

Следует указать, что здесь речь идет о массовом движении, централизованно руководимом из Москвы. Отсюда проистекают и отдельные кажущиеся незначительными инциденты в областях. которые до сего времени были спокойными.

В связи с многочисленными политическими и экономическими трудностями на оккупированных территориях следует, кроме того, принять во внимание, что националистические и другие силы воспользуются этим обстоятельством, чтобы, присоединившись к коммунистическому восстанию, вызвать затруднения для немецких оккупационных властей.

Таким образом во все возрастающей степени возникает «угроза для немецкого руководства войной». Она пока проявляется во всеобщей неуверенности оккупационных войск и уже привела к отвлечению сил на главные очаги восстания.

2. Принимавшиеся до сего времени мероприятия, направленные против этого всеобщего коммунистического повстанческого движения, оказались недостаточными. Фюрер распорядился, чтобы повсюду пустить в ход самые крутые меры для подавления в кратчайший срок этого движения. Только таким способом, который, как свидетельствует история, с успехом применялся великими народами при завоеваниях, может быть восстановлено спокойствие.

3. При этом в своих действиях следует руководствоваться следующими положениями:

а) каждый случай сопротивления немецким оккупационным властям, независимо от обстоятельств, следует расценивать как проявление коммунистических происков;

б) чтобы в зародыше подавить эти происки, следует по первому поводу немедленно принять самые суровые меры для утверждения авторитета оккупационных властей и предотвращения дальнейшего расширения движения. При этом следует учитывать, что на указанных территориях человеческая жизнь ничего не стоит, и устрашающее воздействие может быть достигнуто только необычайной жестокостью. В качестве искупления за жизнь одного немецкого солдата в этих случаях, как правило, должна считаться смертная казнь для 50-100 коммунистов. Способ приведения приговора в исполнение должен еще больше усилить устрашающее воздействие.

Обратный образ действий — сначала ограничиваться сравнительно мягкими приговорами и угрозой более строгих мер — не соответствует этим положениям и его следует избегать;

в) политические установки Германии относительно указанных территорий не должны влиять на действия военных оккупационных властей. Следует принять во внимание и использовать для пропаганды идею, что крутые меры освободят и местное население от коммунистических преступников и тем самым пойдут ему на пользу. Искусная пропаганда такого рода воспрепятствует тому, чтобы в результате этих крутых мер против коммунистов в лояльно настроенных слоях населения возникла нежелательная обратная реакция;

г) силы из местного населения не годятся для проведения таких насильственных мероприятий. Увеличение этих сил создаст повышенную угрозу для собственных войск, и к нему поэтому не следует стремиться. Зато можно широко использовать премии и вознаграждения для населения, чтобы обеспечить его сотрудничество в подходящей форме;

д) если в порядке исключения потребуется проводить военно-полевые суды над участниками коммунистических восстаний и прочих действий против немецких оккупационных властей, то следует применять самые строгие меры наказания. Действенным средством запугивания при этом может быть только смертная казнь. Особенно следует карать смертью шпионские действия, акты саботажа и попытки поступить на службу в наши вооруженные силы. В случае неразрешенного хранения оружия следует, как правило, выносить смертный приговор.

4. Командующие войсками на оккупированных территориях должны позаботиться о том, чтобы эти основные положения были немедленно доведены до сведения всех военных инстанций, которые заняты подавлением коммунистического движения...

…….

Все та же песня!

 

«Если улучшать наше оружие и снаряжение, взращивать воинский дух, то когда наши силы будут освобождены, они будут подобны нападающей птице, подобны обрушивающейся вниз на тысячу саженей воде». «Вэй Ляо-цзы». 303.

 

Читатель уже заметил явную схожесть самой сути цитаты Лянглэ и приказа Кейтеля. И это не удивительно. Несмотря на то, что каждый человек индивидуален и бесконечно многогранен в своей индивидуальности, в людях, тем не менее, больше общего, чем частного. Мировая история знает много великих завоевателей, очень разных по своим религиозным и другим убеждениям, но одинаковым по своим тщеславным амбициям. Им хотелось завоевать «мир от моря и до моря». (Кстати, этот термин впервые был высказан Саргоном Аккадским. Затем его повторил Чингисхан). Кому-то из великих завоевателей удавалось захватить весьма обширные территории, кому-то – земли поменьше. Но все они в своих мыслях, оправданиях, действиях, направленных на моральную, духовную подготовку воинов, были в чем-то очень похожими.

И не удивительно, что идеология нацистов так замутила мозги им самим и многим немцам (особенно молодым!), что они действительно считали борьбу против себя, нацистов, вторгшихся в чужую страну, где их никто не ждал, антизаконной и даже противоестественной. Мы - высшая раса, раса господ, а нас обижают какие-то недочеловеки. Не дают нам своих дочерей и невест для удовлетворения насущных потребностей воинов вермахта, утаивают от нас, изголодавшихся, еду, а если мы все-таки берем свое, то нас убивают. Это же бесчеловечно! Надо наказывать недочеловеков. За одного немца — 50, а лучше 100 недочеловеков надо убивать.

Как по-тимуровски это звучит! И по-чингисхановски!

 

Антикоммунизм или …

 

«Раздражать людей и при этом требовать, чтобы они умирали и отдавали свои силы – об этом никто не слышал с древности до сего дня». «Вэй Ляо-цзы». 317.

 

Конечно же, коммунизм напугал многих собственников. Конечно же, им было жаль своих миллиардов, и можно понять тех, кто поддерживал Гитлера материально и политически.

Но не коммунистические лозунги и не призывы Троцкого о мировой революции явились главными причинами гитлеровского вторжения на территорию СССР. И я уже об этом говорил. И я вынужден повторить еще раз, что какой бы строй, какие бы правители не царили бы в Российской державе, война все равно бы разразилась, и фашисты под иными идеологическими лозунгами пошли бы в Восточную Европу. Как, например, Наполеон явился сюда, якобы, за тем, чтобы освободить несчастных русских крестьян. Дались они ему! Дались Гитлеру коммунистические лозунги и опасность экспорта так называемой мировой социалистической революции! В него, между прочим, и сами-то марксисты не верили хотя бы, потому что у них был прекрасный опыт Маркса и Энгельса, которые в молодые годы обожглись на экспорте революции.

Да, после победы большевиков в 1917 – 1922 годах эта идея действительно могла замутить мозги некоторым отчаянным людям, типа Троцкого. Но люди серьезные, знакомые с мировой историей, прекрасно знали, что, во всяком случае, до Двадцатого века ни одному даже очень великому завоевателю не удавалось, завоевывая, покоряя, переделывать в одночасье людей, племена, народы. Вспомним, те же ордынские ханы вели очень осторожную политику по отношению к религиям в завоеванных ими странам. Да и Тимур не был глупцом. Он, конечно же, боролся за ислам, но и ему не удалось полностью и окончательно исламизировать народы, по землям которым он провел свои победоносные армии.

И осторожные мысли М. В. Фрунзе в 1921 – 1925 годах говорят о том, что и он сам, и многие лидеры большевиков не верили в «мировой экспорт» социалистической революции. Не верили. Хотя говорить в открытую об этом говорить они не решались, боясь воинственной эйфории, которая будоражила некоторых членов Коммунистического Интернационала и большевиков. Постоянно повторяя в своих статьях и выступлениях о том, что Советский Союз в экономическом плане гораздо слабее западноевропейских стран, Фрунзе тем самым говорил о невозможности «наступательной доктрины» Советского Союза. Он был очень осторожен. Он понимал, какую бурю в мире может вызвать такая доктрина и что из этого получится, хотя, как крупный полководец, он упорно отстаивал идею подготовки командиром и солдат Красной Армии к наступательным операциям. И это было правильно. Учиться наступать, проводить разноплановые, наступательные операции должна любая армия. Этот момент, между прочим, был упущен высшим руководством страны, что самым плачевным образом сказалось на положении дел в первые два года Великой Отечественной войны.

На Западе тоже понимали, что Россия, слабая в экономическом отношении, не рискнет пойти на крупномасштабные военные акции. А относительно не трудное подавление послевоенных революций в некоторых странах Европы, в том числе и в Германии, убедительно доказали, что коммунистические и даже социалистические идеи не очень-то и вдохновляют жителей Старого Света.

Всерьез бояться коммунистической угрозы не было серьезной причины, хотя результаты первых советских пятилеток могли насторожить и насторожили сильных мира сего.

Возвращаясь к главной теме данной главы, нужно еще и еще раз подчеркнуть, что не государственное устройство явилось главной причиной вторжения нацисткой Германии в Советский Союз, а неисчислимые его богатства. Идеологическая подоснова дела нацистов нужна была им только как средство. И в связи с этим мне хочется напомнить читателю один эпизод из мировой истории.

 

Бросок на Альбион

«Дао управления государством заключается в опоре на достойных и на народ. Если доверять достойным, как если бы они были твоим желудком и сердцем, и использовать людей, как если бы они были твоими четырьмя конечностями, все замыслы будут завершены. Если твои действия продолжают друг друга так же естественно, как согласуются друг с другом суставы костей, то это – Дао Неба, естественное. В этом искусстве нет лакун». «Вэй Ляо-цзы». 361.

Те, что зовутся «командирами» - это люди характера и доблести. Поэтому сказано: «Привлеки людей характера и доблести, и государство врага будет разорено». Эти доблестные люди – ствол государства. Простой народ – корни государства. Если есть ствол, а корни крепки, дела правления будут совершаться, не вызывая негодования. «Вэй Ляо-цзы». 363.

 

В 1066 году герцог  Нормандии Вильгельм осуществил великолепный с точки зрения организации морской поход на Альбион. Герцог учел огромное количество бродячих бедных воинов, промышляющих грабежом на дорогах Европы; готовность Римской церкви поддержать его борьбу против нового английского короля Гарольда, а, на самом деле, - против английской церкви, всегда стремившейся к самостоятельности и к дистанцированию от Римских пап с их имперскими притязаниями; незатухающую распрю, ослабившую народы Альбиона; огромные богатства, созданные трудом многих поколений островитян…

Герцог Нормандии, прекрасный полководец и организатор, отчаянно тщеславный человек, набрал из европейского сброда бедных рыцарей, внушил им (он это умел делать!) им мысль о том, что они идут на богоугодное дело, за которое он с ними хорошо расплатится, ведь на Альбионе богатств много, сколотил из них боеспособную армию, форсировал Ла-Манш, разгромил войско Гарольда в битве при Гастингсе на склоне горы Сенлак, взял Лондон, стал королем Англии.

Захватывая богатые города и селения, воины Вильгельма, естественно, с его согласия и благословения, грабили местных обитателей без зазрения совести. Сам герцог тоже щедро награждал рыцарей и материально, и морально: многие из них получали дворянские титулы, земли, замки.

Могучий, коварный враг ворвался на Альбион, раздираемый внутренними противоречиями. Мощная волна слухов пронеслась над Западной Европой: на Альбионе богатств видимо-невидимо, герцог щедр и удачлив!

И многие, кто вчера еще сомневался, отправляться ли ему на остров или нет, помчались туда сломя голову – грабить! Вильгельм, тонкий психолог, сделал еще один важный шаг. Захватив пока только небольшую часть острова, он, не желая на этом останавливаться, собирает все награбленные богатства и отправляется в Нормандию, в Руан. Там он устроил роскошный торжественный прием, щедро рассчитался со всеми своими кредиторами, наградил их и всех, кто оказывал ему в той или иной степени поддержку, затем показал собравшимся «золото Альбиона». И все ахнули! Среди собравшихся было много знатных особ. Но и без них Европа узнала бы о приеме в Руане, о том, что несметные богатства, продемонстрированные там Вильгельмом, являются лишь малой частью того, что еще не тронуто на острове, обитатели которого более полутора тысяч лет работали в поте лица своего, работали, работали… а вот о том, что надо еще думать и о защите своего Отечества они вдруг позабыли.

И пришел Вильгельм.

И организовал он новый бросок на Альбион.

И толпы европейцев, искателей приключений и чужих богатств, хлынули за герцогом Нормандии, теперь королем Англии. И они добили островитян.

Нельзя сказать, что ранее великие завоеватели не пользовались этим методом. Но Вильгельм Завоеватель, если так можно сказать, довел его до совершенства.

 

Мотив болот Руддланских

 

«Побеждать, сражаясь, - легко. Побеждать, защищаясь, - трудно». Конрад.Н. И. Синология. М., 1995. У-цзы. Трактат о военном искусстве. Пер. Конрад Н. И.319.

 

Командиры отрядов войска Вильгельма Роберт де Авранш и Роберт де Мальпа одержали несколько побед над разобщенными отрядами валлийцев и загнали их в руддланские болота.

Руддланские болота!

В VIII веке саксы одержали здесь победу над валлийцами, оттеснили местных воинов в трясину. Мало кто из валлийцев выжил, трудно человеку выжить в болоте, для другой      жизни создал его Бог, для другой. Саксы окружили болота, не выпускали оттуда никого. Гибли в трясине валлийцы, трясина была им могилой. Не самое лучшее место для мертвого человека. Оставшиеся в живых смотрели молча на мертвых, поглощаемых болотом друзей, родных, отцов, матерей и не находили слов. Не находили люди слов тоски своей и боли.

Слово было вначале. А что в конце? Тоже – слово?

Не находили валлийцы слов, прощаясь с родными, поглощаемыми руддланскими болотами, умирали люди, и, казалось, умирают вместе с ними слова. А живые, стиснув зубы, стояли у болотных могил и молчали. Но души их молчать не могли. Они пели, Пели грустные песни без слов. Над трясиной носился ветер, хлюпала едкая жижа, зудело мошка. И плыл над болотами печальный мотив. Не было в нем ни языческой ярости, ни христианской покорности, ни безбожного откровения, ни злобы, ни человеческой жажды мщения, ни слова человеческого не было в той песни. Но человеческого в ней было много. Была боль, недоумение, чувства осиротелости, испытываемого любым человеком на могиле родного человека. Было чувство вины: почему сильные валлийцы не могли простить друг другу старые обиды, забыть ссоры и совместными усилиями прогнать врага с родной земли? Почему они пропустили на родину врага?

Грустная песня без слов – песня болот руддланских.

Враг окружил болота, расположился на сухих возвышенных местах лагерем. Валлийцы держали осаду долго. Иногда они пытались вырваться из окружения, но рыцари и лучники врага отбивали отчаянные атаки. Несколько дней кряду шли бои. Валлийцам так и не удалось прорваться из окружения. Бои прекратились. Затих ветер. Над болотами завис смрадный воздух. Еще несколько дней над болотами стояла гнилая тишина.

И вдруг нормандские завоеватели услышали из болотных глубин странный звук. То был не стон и не плач, но – мотив. Он кружился над трясиной, отражался от нее, не усиливался, не затихал, спокойно «дышал» и ровно. Валлийцы пели грустную песню без слов, не в силах сдержать в себе душевную боль. А за болотами, валяясь в траве, лежали сытые нормандцы.

Ночью мотив утих. Утром он вновь воспарил над болотами, и вновь завоеватели лежали на сочной сухой траве и недовольно зевали.

Ночью мотив утих. Утром рыцари заметили, что голос руддланских болот стал тише.

Ночью мотив утих. И на следующее утро завоеватели обрадовались: молчит болото, молчат люди.

Роберт де Авранш на всякий случай подождал еще денек, а затем повел рыцарей прочесывать болота руддланские.

Там не нашли они ни одного валлийца – всех взяло болото, всех.

И вот уже более 900 лет валлийцы в минуты горестные напевают мотив болот руддланских, вспоминая героев своих, вспоминая грустные времена, когда огненным смерчем налетели на Альбион рыцари Вильгельма Завоевателя.

…И у других народов есть таких песни. Но, к сожалению, песни-то поются, а вот ошибки-то повторяются! Почему?

 

Конкистадоры

 

«Самые сильные поражения были нанесены везде и всюду тогда, когда вследствие долгого мира набор воинов производился без большой осмотрительности и все более достойные молодые люди шли работать в гражданских должностях». Военное искусство античности. М.: Изд-во Эксмо, СПб.: Terra Fantastika, 2003. Флавий Вегеций      Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева. 285.

 

12 октября 1492 года Христофор Колумб открыл Новый Свет. Туда вскоре ринулись из Испании и Европы искатели приключений, золота и славы. Бродячие монахи, бедный люд, многие преследуемые инквизицией, воины потянулись в неизвестные страны на Запад, где, по слухам, дома строили из золота.

Золота там было действительно очень много. И людей на островах Карибского моря, с которого началось завоевание европейцами огромного континента, было много. Жили они здесь хорошо. В ладу с природой. И, по европейским меркам, слегка замедленно. Они, например, не знали огнестрельного оружия, у них не было лошадей, железного оружия. Естественно, они не могли оказать серьезного сопротивления конкистадорам, которые легко захватывали остров за островом, порабощая местных жителей и отправляя их на золотые и серебряные рудники. Я не буду описывать историю завоевания Нового Света, скажу коротко: возможность быстрого обогащения превратила конкистадоров в ненасытных, быстро одичавших животных, которые самым жестоким образом наказывали любой акт неповиновения местных жителей, уничтожая их сотнями, тысячами, десятками тысяч…

Об этих событиях написано много книг, мемуаров, исторических трудов, авторы которых относятся к содеянному конкистадорами по-разному, как их коллеги по разному относятся к делам Аттилы, Чингисхана, Тимура и так далее. Но самой честной и искренней книгой, на мой взгляд, является труд Бартоломео де Лас Касаса «История Индий», испанского гуманиста, историка, публициста, который в 1502 – 1550 годах жил в Центральной, Южной Америке, Мексике и своими глазами видел, как европейцы завоевывают местное население. Я приведу несколько цитат из этой книги. («История Индий», пер. с испанского. Ленинград, 1968).

«…За десять лет на остров Эспаньола было доставлено бесчисленное множество мужчин и женщин, детей и стариков; несколько рейсов за этим грузом совершили также испанцы, жившие на острове Куба, и там все они в конце концов перемерли от непосильного труда в рудниках, голода и других лишений. А Педро Мартир утверждает, что по имеющимся у него сведениям с Лукайских островов, общее число которых составляет 406, испанцы вывезли и обратили в рабство, чтобы загнать в рудники, 40000 душ, а если считать еще и другие острова, то общее число составит 200000 душ. (стр 112).

«…Но признается, что они, то есть острова, некогда были населены жителями, теперь все они опустели, так как говорят, что несчастные обитатели всех этих бесчисленных островов были обречены на тяжелый труд на золотых приисках Эспаньолы и Фернандины, причем жители этих островов погибали от различных болезней, и от голода, и от непосильного труда, и погибло так до 1200000 человек. Хотя и неприятно сообщать об этом, но следует быть правдивым: однажды юкайцы отомстили своим поработителям, перебив их. Испанцы же преследовали юкайцев, словно охотники зверей, в горных рощах, болотистых местах, и т.д.», - пишет все тот же Педро Мартира. 113.

Об островке Кубагуа, который находится близ острова Маргариты, у побережья континента, в районе именуемом Кумана… Доходы, которые получали наши, заставляя лукайцев извлекать для них жемчуг, росли с колоссальной быстротой, но так как этот промысел сопряжен с огромным риском и занимавшиеся им индейцы массами гибли, то вскоре стало чудом увидеть на этом острове живого лукайца. Поскольку на пути от этого острова до островка Кубагуа приходится в некоторых местах делать крюк, то общее расстояние между ними составляет около 300 морских лиг, и всех индейцев постепенно увезли туда на кораблях, и на этих каторжных и опасных работах, гораздо более тяжелых, чем добыча золота в рудниках, все они в конце концов , за недолгие годы, погибли, и так с ними было покончено и с лица земли исчезла масса людей, обитавших на множестве островов, которые мы… именовали Лукайос, или Юкайос. 114.

Далее Бартоломео де Лас Касас пишет о том, что некто Педро де Исла, «честный и благочестивый человек», послал на эти острова, которые уже считали безлюдными, несколько человек в поисках индейцев. За три года поисков они нашли всего 11 человек. «Своим удивительным спокойствием и простодушием они напоминали ягнят». 115.

«Эспиноса привел с собой в Дарьен 2000 рабов, захваченных против всякой справедливости, ибо эти индейцы были мирные люди, никому не чинившие зла, а он нарушил их мир и покой и ограбил, и уничтожал их с необыкновенной жестокостью». 280.

«Эспиноса привел 2000 невольников, а в ту пору, если нашелся бы на них купец с острова Эспаньола, можно было бы получить немалые деньги; в этом-то и сокрыта причина столь же скорого, сколь и прискорбного истребления тех бесчисленных народов, ибо в Дарьене перекупщики давали за индейцев-рабов много золота, а испанцы до золота были весьма жадны и посему, едва оказавшись за стенами города, они хвататли и оковывали цепями как мирных и покрных, так и тех, кто встречал их войною; и все они – что военачальники, что простые солдаты – не знали никакого удержу; даже за товары они расплачивались невольниками, словно то была ходячая монета; и хотя бы один нашелся, кто бы спросил себя , устыдившись: «А по какому, собственно, праву я продаю его в неволю?…»281.

«…Васко Нуньес погубил при стргоительстве кораблей 500 индейцев; а секретарь того же епископа говорил мне, что он не назвал большее число, чтобы не сочили это выдумкой, но что на самом деле число погибших там достигало или даже превосходило 2000…» 284 – 285.

«В те дни, которые я провел на острове (Куба), мне случалось, проходя по дороге или завернув в селение, слышать из домов крики людей; когда же я заходил к ним и спрашивал, что их мучит, они кричали: голод, голод. Всенх, кто мог держаться на ногах, мужчин и женщин, угоняли на работы; у матерей, имевших грудных детей, от недоедания и непосильной работы высыхали груди, а дети, раз их нечем было кормить, умирали; по этой причине месяца за три умерло 7000 грудных младенцев обоего полу…» 296 – 297.

А вот как расправлялись испанцы с теми, кто пытался оказывать им сопротивление.

 

Война на Саоне

«Благо государства в целом зависит от того, чтобы новобранцы набирались самые лучшие не только телом, но и духом; все силы империи, вся крепость римского народа основывается на тщательности это испытания при наборе. Эту обязанность не надо считать легкой или поручать ее первому попавшемуся». Военное искусство античности. М.: Изд-во Эксмо, СПб.: Terra Fantastika, 2003. Флавий Вегеций          Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева 284 – 285.

«Знание военного дела питает смелость в бою: ведь никто не боится действовать, если он уверен, что хорошо знает свое дело».  Военное искусство античности. М.: Изд-во Эксмо, СПб.: Terra Fantastika, 2003. Флавий Вегеций      Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева.281.

Индейцы небольшого островка Саона продавали испанцам хлеб по низким ценам. Однажды сюда прибыла за продуктами каравелла. Касик (вождь) и островитяне встретили гостей дружелюбно. Началась погрузка мешков на корабль. Касик с палкой в руке подгонял соплеменников. Неподалеку от трапа два европейца болтали под грозный рык огромной собаки, мастифа, которую крепко держал на поводке один из них. Собаку нервировали движения касика. Пес, натасканный на «охоту» за индейцами, быстро свирепел. Владелец мастифа, молодой, беспечный, сказал как бы между делом: «Возьми его!»

Собака дернулась вперед, хозяин нре смог или не захотел удержать ее на поводке, она бросилась на касика, вонзилась зубами в обнаженный живот, взрезала его острыми клыками, вырвала кишки. Вождь, превозмогая боль, побежал прочь. На помощь ему подоспели соплеменники, отогнали собаку.

Испанцы поспешили на каравеллу. Индейцы понесли тело мертвого вождя хоронить. Мешки с хлебом остались на берегу.

Вечером на собрании индейцы решили отомстить пришельцам.

На следующий день на остров высадились восемь испанцев, не знавших о случившемся. Индейцы убили Испанцы возмутились: какое наглое убийство! Нужно наказать варваров! И началась бескомпромиссная, безжалостная война с индейцами. Она предоставила европейцам возможность убивать врагов сотнями и тысячами. Никто из них даже не подумал о том, что нужно провести расследование, наказать непосредственных виновников самосуда. Все испанцы поняли, что следует использовать эту возможность для устрашения индейцев.

Губернатор вооружил и послал на войну небольшой, боеспособный отряд, назначил командиром Хуана де Эскивеля. Тот хорошо понимал поставленную перед ним задачу и разбирался в тактике предстоящих боев: нападать на селения, убивать, жечь, грабить, не пуская индейцев в горы и леса. Хорошая война! У испанцев арбалеты, аркебузы, сабли, мечи, кинжалы, копья с железными наконечниками, собаки и быстрые кони. У индейцев были лишь луки и не отравленные стрелы, палки, камни, руки, а вместо щитов - собственные тела.

Боевые действия быстро раззадорили европейцев. Они одержали несколько побед в стычках и боях, проявляя при этом азартную жестокость. Порою на спор, они врывались на коне в гущу врага, поражали несколько десятков, а то и сотен индейцев, затем с хладнокровным спокойствием выявляли победителя: кто больше убил. Налетая на селения индейцев, испанцы устраивали соревнования, выявляя самого сильного и ловкого рубаку, способного рассечь человека пополам. Безнаказанность раззадоривала.

На Саону европейцы, опустошив близлежащие острова, прибыли в последнюю очередь. Жители, разбежались, кто куда. Испанцы искали и ловили их в горах и лесах. Затем пригнали несколько сот человек в селение, загнали в большой дом, перерезали всех, вытащили трупы на центральную площадь, уложили рядком, чтобы удобнее было считать: получилось 700 человек. Вожди уцелевших племен, боясь поголовного истребления своих людей, отправили к Хуану де Эскивелю послов с просьбами пожалеть индейцев и прекратить войну. Хуан де Эскивель веяо мх просьбам.

Командующий испанцев и самый могущественный касик Котубано поменялись именами и стали по обычаям индейцев сердечными друзьями, «вечными друзьями и братьями по оружию», гуатиао.

Лишь усилиями таких людей как Бартоломе де Лас Касас удалось сдержать неуправляемую энергию завоевателей Нового Света. Впрочем, это было сделано тогда, когда подавляющее большинство населения островов Карибского моря, а также значительная часть жителей прибрежных регионов континента была уничтожена. И европейцы стали привозить сюда негров из Африки в качестве рабов, то есть самой дешевой рабочей силы. Несколько веков кряду работорговля в Америки процветала.

Подводя черту в разговоре о конкистатодорах, я хочу напомнить читателю, что одной из самых важных причин поражения местных племен была междоусобица. Об этом лучше всего говорит эпопея Кортеса, который в войне с ацтеками несколько раз был на волоске от полного поражения, и лишь распря между местными вождями давала ему шанс выжить и в конце концов победить. Распря! Самая страшное зло для любого государства, любого народа, особенно многоплеменного, многонационального. Распря – так написано в «Ригведе»! – была главной причиной победы арийских племен, вторгшихся в середине Второго тысячелетия до н.э. на Индостан. Распря помогла Чингисхану, его детям и внукам сокрушить многие государства. Распря!

С любой бедой единый в своих помыслах народ справится. Любого врага одолеет. Если он будет един…

 

«История сослагательна»

«Непобедимо то государство, чей император, овладев военным искусством, делает боеспособным войско любой численности». Военное искусство античности. М.: Изд-во Эксмо, СПб.: Terra Fantastika, 2003. Флавий Вегеций      Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева .303.

Лавры великих завоевателей не давали покоя и экзальтированному вождю немецких нацистов. Гитлер мыслил очень масштабно. Он бы дошел и до Поднебесной, и до Индостана. Но только в одном случае: если бы немецкая военная машина сокрушила Советский Союз, перед руководителями и народами которого в начале двадцатых годов Двадцатого столетия самой судьбой была поставлена множественная задача с несколькими неизвестными и с разными историческими примерами в качестве подсказок.

Руководители Страны Советов и партии большевиков, крепко державшей власть в своих руках, понимали, что в предстоящей войне они смогут победить только в том случае, если: 1. страна будет единой, 2. народ будет безоговорочно верить в руководство страны (без этого единство государства невозможно), 3. если государство будет представлять собой единое, очень сложное, громадное, мобильное экономическое пространство полностью подчиненное центру. Это – главные, стержневые, опорные составляющие военного могущества любого государства. Есть и другие составляющие, например, экономическая инфраструктура государства, подчиненная военной задаче, строго выстроенная политическая, очень устойчивая и надежная пирамида, идеологическая, пронизывающая все общество скрепа, по своей функциональной значимости чем-то схожая с раствором, скрепляющим каменные здания, и так далее.

Все эти составляющие необходимо было не просто содержать в порядке, но создать в принципиально новом для России государстве.

Сколько у большевиков было времени на это, никто толком не знал. Но мы-то теперь знаем, что было у них всего двадцать лет. Что такое двадцать лет, если вспомнить, например, 1985 – 2005 годы в истории Советского Союза, а затем – России? Это – ни одного, вновь построенного крупного завода, ни одной созданной отрасли. А что такое 1921 – 1941 годы? Это – жесткая, порою жестокая, бескомпромиссная внутрипартийная борьба, неграмотность населения, с которым нужно было создавать танкостроение, самолетостроение, энергетику, коллективное сельское хозяйство, новую технологию ведения войн на современном техническом и технологическом уровнях.

Как можно было сделать это все за столь короткий период?

Противники всего большевистского считают, что Сталин и его сподвижники силой вытурили народ из деревень, заставили несчастных сограждан вкалывать на заводах и стройках, что буквально все в стране, которой руководили большевики, делалось из-под палки. Не могу с этим согласиться.

Такого сильного врага, какой была гитлеровская Германия, мог одолеть народ, единый и в своих устремлениях, и в своей вере. Чтобы не говорили противники большевиков, какие бы доводы они не приводили в пользу своих измышлений, но сам факт великой Победы советского народа над фашистской Германией убедительнее всех доводов говорит о том, что государственный иммунитет в Советском Союзе был на очень высоком уровне. И в этом заслуга тех, кто им руководил. Они смогли увлечь народ единой идеей, они не дали никому эту идею скомпрометировать. Они получили от народа огромный кредит доверия и не растранжирили его вплоть до начала шестидесятых годов, когда и государство стало иным, и руководители, засидевшиеся в своих большевистских креслах, изменились, и народ советский помудрел, понял, что чем дальше он идет по пути к коммунизму, тем коммунизм и его идеалы все быстрее удаляются от него. Все это будет потом, двадцать лет после великой войны. Обо всем этом нужно говорить в других работах. Нас в данном случае интересует Великая Отечественная война и победа Советского Союза в ней.

Победа, которая не принесла ощутимой пользы никому в мире, кроме самого советского народа. Нет? Я не прав? Так говорить нельзя? Победа над фашистской Германией принесла народам Земного шара освобождение от нацистской угрозы? – Да-да, все это так. Я рискую в своих откровениях зайти слишком далеко. Но в качестве обоснования своих, пусть слишком смелых версий, мне бы хотелось спросить у мудрых читателей: «Почему даже после разгрома нацистской Германии, в 50 - 60 годы, в странах Западной Европы вдруг стали возрождаться неонацистские партии? Почему в некоторых странах Прибалтики молодые люди имеют возможность щеголять в эсэсовских мундирах и при свастике? Почему деятели нацистских партий были так мягко наказаны? Почему многие из средних и даже высокопоставленных функционеров этих партий в разных странах Европы вообще не сели на скамью подсудимых и спокойно жили, а некоторые и живут и работают по сей день? Не потому ли, что не фашизм являлся и не является врагом №1 для граждан этих стран? Не фашизм. А народ, который в течение полутора тысяч лет обихаживал сначала Восточную Европу, затем огромное евразийское пространство, накопил за это время громадные богатства…

Вспомним, что сделал Вильгельм Завоеватель на Альбионе!

Что содеяли в первые десятилетия завоевания Нового Света конкистадоры!

Что сотворили степняки в первые десятилетия после вторжения орд Батыя в Восточную Европу.

Что творил в странах Азии и Европы Тимур.

Какой вариант мог быть наиболее вероятным в случае, если бы нацисты вдруг победили?

Мне кажется, что вариант Нового Света. На мой взгляд, если бы (история имеет сослагательное наклонение, и я обосную эту мысль чуть позже!) нацисты подавили бы активное сопротивление советского народа, то в Восточную Европу хлынули бы из Западной Европы и Центральной Европы толпы людей, и Япония бы тут же вступила бы в войну, напав на территорию СССР с востока. Уничтожив евразийскую державу, «конкистадоры Двадцатого века» стали бы методично уничтожать ее народы, как возможный очаг сопротивления. Одновременно они бы стали завозить на территорию поверженного СССР дешевую наемную рабочую силу из Африки, возможно из Китая, и даже из Южной Америки, в которой с каждым десятилетием Двадцатого века заметно улучшалась демографическая динамика. За пятьдесят-шестьдесят лет с этой задачей победители управились бы. И территория, столицей которой в настоящее время является Москва, где и пишутся эти строки, превратилась бы к началу Третьего тысячелетия нашей эры в громадный завод по производству самой разной, очень нужной всем землянам продукции, завод, на котором трудились бы наемные работники…

Не стоит думать, что автор данных строк заигрался в «если бы да кабы». История имеет сослагательное наклонение! Более того, история сослагательна по внутреннему своему состоянию, то есть по определению. Потому что движение жизни Земного шара в пространственно-временном поле, во-первых, не дискретно, во-вторых, синусоидально, а значит, оно периодически проходит через ситуации, весьма схожие по социально-психологическим характеристикам. Эта симпатичная и очень полезная для думающего человечества черта характера Земного шара, живого, единого, социально-психологического организма, и позволяет мне с полным на то правом утверждать, что история имеет сослагательное наклонение. «Не сегодня, так завтра». Что в этот раз сделать не удалось, то завтра при аналогичной ситуации сделать удастся. Так рассуждают многие умные люди, политики, полководцы, стратеги по складу ума. Они умеют ждать. Умеют оценивать свои и чужие ошибки. Они учатся на … сослагательности жизни!

К сожалению, среди этих стратегов есть как люди добрые, так и злые. Злые люди проиграли Вторую мировую войну, но не отчаялись, они извлекли из нее хорошие уроки, они медленно и все активнее приближаются к территории евразийской державы, используя самые разные средства и методы, и ждут, ждут, когда же в России совсем ослабнет государственный иммунитет, чтобы нанести по ней мощнейший удар. Они ждут. Они ничего общего с нацистами Германии не имеют. Они имеют только одно: огромное желание заграбастать неисчислимые богатства России.

История сослагательна и в причинах своих и в следствиях. И в последствиях. Мне, как человеку русскому, гражданину России, очень не хочется, чтобы мы, россияне, грубо говоря, проморгали ситуацию, не подготовились к ней, повторили бы те же ошибки, которые совершали в разные времена разные народы, в том числе и русский народ, заплативший огромной  ценой за свою беспечность хотя бы в период с 1223 по 1237 годы, когда монгольские ханы любезно предоставили им после битвы на Калке целых 14 лет для подготовки к нашествию Батыя. Беспечные русские люди не приняли этот щедрый дар. Россияне в начале Двадцать первого века имеют некоторое время для повышения на всех уровнях (от бомжей до Президента) государственного иммунитета, который сейчас, мягко сказать, не соответствует требованиям момента.

А в 1941 году – соответствовал. И только поэтому война была выиграна. И только поэтому в пятнадцать послевоенных лет СССР смог сделать столь сильный скачок в своем экономическом развитии и одержать крупные победы в разных сферах жизни и деятельности.

 

Великие завоеватели

 

«Непобедимо то государство, чей император, овладев военным искусством, делает боеспособным войско любой численности». Вегеций Ренат. Краткое изложение военного дела. 303.

 

Синдром «завоевания мира» это, конечно же, болезнь. Неизлечимая болезнь. Можно сделать прививки от самых страшных болезней. Ученые справятся с этим делом. Но от синдрома «великих завоевателей» таблеток и прививок нет. И хирургия тут бессильна. А значит, надо постоянно помнить, что где-то на Земном шаре уже родился либо готов родиться какой-нибудь очередной великий завоеватель, который – если вдруг ему сопутствует удача и земношарная ситуация – может повторить и превзойти подвиги тех, о которых коротко поведано в выше. Надо постоянно помнить об этом.

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить