Александр ТОРОПЦЕВ. ВАРИАНТ ФРУНЗЕ (Книга) - Часть Восьмая

E-mail Печать PDF
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 
Оглавление
Александр ТОРОПЦЕВ. ВАРИАНТ ФРУНЗЕ (Книга)
Часть Вторая
Часть Третья
Часть Четвертая
Часть Пятая
Часть Шестая
Часть Седьмая
Часть Восьмая
Все страницы

 

Часть Восьмая

Великая Отечественная война

«Не грози свободным: нет на то права»

Хилон, сын Дамагета, лакедомонянин

 

«Тому, кто суется в чужие дела, питай ненависть.

Будь защитником своей семьи.

Владей своим».

Питтак, сын Гирраса, лесбосец

 

Начало

 

«Души, павшие в бою, чище тех, что в болезнях.

Чем доблестней смерть, тем лучше удел выпадает на долю умерших.

Лучшие люди одно предпочитают всему: вечную славу – бренным вещам…

Народ должен сражаться за попираемый закон, как за стену города»

Гераклит

 

«Всякого, кто погибнет в походе славной смертью, разве не причислим первым к золотому роду?»

Платон

 

И Великая Отечественная война началась!

В Советском Союзе вторжение гитлеровских армий называли вероломным и внезапным. И не только в Советском Союзе. В своей речи 22 июня 1941 года Уинстон Черчилль тоже назвал вероломным нападение Германии на СССР. По поводу «внезапности» начала войны с Германией можно и поспорить. Я глубоко убежден в том, что И. В. Сталин как минимум за месяц-два наверняка (!) знал о дне нападения, о дне начала войны. Да-да, как человек ответственный, я не имею права говорить о том, что не подтверждено документами. Но я имею права думать! Строить логические цепочки, обосновывать их рассуждениями, подкреплять фактами. Признаюсь, что точных данных о том, что И. В. Сталин знал о начале войны, у меня нет.

Но многочисленные косвенные доказательства говорят все-таки в пользу этого утверждения. Вот некоторые из подобных доказательств.

Новые границы Советского Союза пролегли по территории, совсем недавно принадлежащей Польше. За неполных два года создать герметическую пограничную линию не смог бы даже самый великий волшебник. Любая обихоженная территория (а по таковой и прошла новая граница Советского Союза) представляет собой живой организм с многовековыми микро и макро экономическими, социальными, бытовыми связями. Макро связи в одночасье ликвидировать сложно. Но еще сложнее справиться с микро связями, то есть связями на уровне деревень, сел, хуторов, на уровне семей, людей. Эти, микро связи оставались в 1941 году очень крепкими. Чтобы убедиться в состоятельности этого утверждения, читатель может провести мысленный эксперимент, «перерезав», например, какой-нибудь подмосковный район произвольной линией. Сколько крепких «житейских» линий окажутся перерезанными, сколько судеб, сколько родственных связей! Такое случилось на новой границе Советского Союза. Но линии эти, людские судьбы, родственные связи оставались!

Советские пограничники сделали все от них зависящее, чтобы оборудовать границу. Но они были не в силах перерезать «линии жизни». А значит, связь между людьми, семьями, селами и так далее существовала, пусть и очень обедненная.

А значит, в Советский Союз попадали люди, которые видели, что в приграничных областях немцы концентрируют армию вторжения, мощную армию вторжения. Скрыть эту подготовку к нападению немцы были не в силах.

Это – один источник информации.

Германия вела подготовку к войне против Советского Союза по всем составляющим военного искусства. Немецкий генеральный штаб разработал план «молниеносной войны» «Барбаросса». Это название лишний раз подтверждает мысль о том, что немцы не забыли средневековых германских императоров и сам термин «Дранг нах Остен» («Натиск на Восток») в истории германского народа.

Фридрих I Барбаросса (ок. 1125-1190 годы) — германский король и император Священной Римской империи известен походами на Апеннинский полуостров и организацией 3-го Крестового похода, во время которого он утонул в реке Салефа в Малой Азии при загадочных обстоятельствах. Во времена его правления Священная Римская империя достигла вершины могущества и славы.

В последний день июля 1940 года Гитлер на одном из совещаний недвусмысленно заявил: «Чем скорее мы разобьем Россию, тем лучше. Операция только тогда будет иметь смысл, если мы одним ударом разгромим государство». Генералы Кейтель, Йодль, Гальдер полностью разделяли эту мысль. Они были уверены, что Советский Союз действительно можно сокрушить одним ударом. Впрочем, не все немецкие военачальники разделяли это мнение. Некоторые генералы и политики предостерегали Гитлера и даже отговаривали его от войны с Советским Союзом. Фюрер иной раз заражался пессимизмом старых генералов, но молодые уверяли Гитлера, что советский многонациональный колосс рухнет при первых же ударах вермахта... В декабре 1940 года фюрер подписал директиву Генштаба о плане «Барбаросса», согласно которому наступление германских войск должно было вестись по трем направлениям: первое — из Восточной Пруссии через Прибалтику на Псков и Ленинград; второе — из столицы Польши на Минск, Смоленск и Москву; третье — из Люблина на Житомир, Киев. Вспомогательные удары должны были наноситься из Финляндии по Мурманску и Ленинграду, а из Румынии — по Кишиневу.

Приняв план «Барбаросса», командование вермахта сформировало три группы армий: «Север», «Центр», «Юг», и началось развертывание вдоль границ Советского Союза этой крупнейшей в мировой истории военной лавины. Немцы работали скрытно. Но такое глобальное действо скрыть от людей, от правительств всех великих держав было невозможно.

 

«Война не возникает внезапно»

«Война не возникает внезапно, ее распространение не может быть делом одного мгновения». К. Клаузевиц. О войне. Пер. А. Рачинского, Москва, 1997, 41.

«Каждый из обоих противников может судить о другом на основании того, что он есть и что он делает, а не на основании того, чем он, строго говоря, должен был быть и что он должен был бы делать». Там же, 41.

 

Германия сосредоточила на границах СССР 4 600 тысяч человек, союзники — 900 тысяч человек. На близлежащих аэродромах стояли в боевой готовности 4950 самолетов. В укрытиях -  2800 танков, более 48 тысяч орудий и минометов.

А теперь займемся арифметикой! Чтобы накормить пять с половиной миллионов крепких мужиков, немцы должны были поставлять в районы сосредоточения армии вторжения только одного мяса как минимум 550 тонн, то есть 10 - 12 эшелонов в день! Повторюсь, «как минимум» и ежедневно. Только одного мяса. Из расчета 100 граммов мяса на одного солдата в день. А ведь кроме этого солдату нужен хлеб (еще 30 – 35 эшелонов), овощи, крупы, сахар и так далее. Это еще 20 – 30 эшелонов. Ежедневно! А для техники нужно горючее, а солдатам нужны еще снаряжение, обмундирование, вооружение.

Можно ли было скрыть эти поставки всего необходимого солдатам и офицерам от местных жителей, среди которых было немало врагов фашистов и друзей Советской России, Великобритании, других стран? – Нельзя.

Нельзя!

Кроме этих двух источников информации были и другие, например, профессиональные разведчики типа Рихарда Зорге. Они были. Некоторых из них после войны «засветили». Некоторых засвечивать нельзя в ближайшем будущем. Но они были! Они поставляли надежную информацию советскому правительству и лично товарищу Сталину.

А значит, внезапным, неожиданным, скрытным для правительств СССР, Великобритании, США, других стран вторжение Германии в Советский Союз не было, и быть не могло.

Немецкие солдаты в ночь на 22 июня 1941 года легли спать рано и спали крепко. Они обязаны были, как следует, отдохнуть перед долгой и тяжкой военной работой. В начале 1941 года глава гестапо Гиммлер сказал  подчиненным, что одной из целей войны против СССР «является уничтожение 30 млн славян». А в плане «Ост» («Восток»), составленном правительством Германии, прямо говорилось о физическом истреблении народов Восточной Европы, о заселении этой территории немцами. Гитлеровские солдаты спали крепко. У каждого из них была специально изданная перед войной в Восточной Европе «Памятка немецкого солдата», в которой, в частности говорилось: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание — убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, — убивай...»

Вышесказанное может вызвать у любознательных читателей вполне обоснованный вопрос: «Но если правители все знали, то не значит ли это, что они отдали в жертву Победе несколько десятков миллионов советских солдат?»

Я обязательно отвечу на этот жесткий вопрос, но – чуть позже…

Было уже за полночь, когда фашистские летчики сели в мощные бомбардировщики, когда артиллеристы заняли свои места у орудий, когда изготовилась к прыжку на Восток гитлеровская армия.

 

Безвозмездный дар заставы Сивачева

«Человеческая воля никогда не черпает своей силы из логических ухищрений». Клаузевиц. 40.

«Воля не есть что-то вовсе неизвестное; ее «завтра» делается «сегодня». Клаузевиц. 41.

В четыре часа начался артобстрел.

Застава старшего лейтенанта Александра Николаевича Сивачева была поднята по сигналу тревоги, пограничники заняли круговую оборону.

Они давно знали — война близко. Потому что с каждым днем увеличивалось количество нарушений государственной границы и провокаций с немецкой стороны. А с запада слышен был тревожный гул моторов. Они ловили шпионов, не отвечали на провокации, делали все, чтобы никто из гражданских лиц, из родственников не догадывался о том, что они... знают о приближении войны. Пограничников трудно ввести в заблуждение!

Шли немцы к заставе уверенно, будто по своей земле. Гитлер подарил им эту землю. Немцы спустились с пологого холма, миновали молодой, редкий кустарник. У них все было подчинено плану «Барбаросса» и плану «Ост».

У советских пограничников тоже были планы на жизнь. Они были молоды. Не каждый из них целовал девчонку, не каждый успел найти свою девчонку и признаться ей в любви, но каждый из них мечтал о жизни большой и красивой. Они имели право мечтать. Но обязаны они были сражаться.

— Огонь! — раздалась команда Сивачева, и на фашистов обрушился шквал огня, и надломилось что-то в них, залегли, слегка удивленные: наши будущие рабы в нас стреляют?!

Пограничники вели меткий огонь из пулеметов и автоматов, много немцев убили, ранили, и фашисты поползли назад, раненых прихватив, убитых оставив на поле боя. Они, однако, быстро пришли в себя и открыли по заставе такой плотный огонь из орудий и минометов, что, казалось, ни одной живой души не должно остаться на заставе и в окрестностях.

А затем была атака. Пограничники отбили атаку, враг бросил в бой свежие силы. С каждой атакой немцев становилось все больше. Их убивали. Но командиры кидали на заставу все новые роты. После четвертой захлебнувшейся атаки немцы стали расстреливать заставу прямой наводкой из пушек. Пограничники несли потери. Но бой продолжался.

И вдруг пограничники услышали ломаную русскую речь по громкоговорителю:

— Русские! Мы даруем вам жизнь и свободу. Переходите наша сторона. Иначе — всем смерть.

Русские промолчали. Фашисты слышали молчание советских солдат, и злились, и загудели грузно двигатели танков, и восемь машин двинулись в бой.

Один из танков загорелся. Другие прорвались к окопам пограничников, и все бойцы в том бою погибли. Застава Александра Сивачева дралась с фашистами двенадцать часов.

Двенадцать часов!

Вряд ли даже опытные пограничники понимали в те первые часы великой войны, какое испытание ожидает страну. Они просто исполняли солдатский долг, честно исполняли, как и положено настоящему солдату, настоящему мужчине, отцу или сыну, или мужу, или брату. Они не знали и не могли знать, что на данном этапе начавшейся войны для Красной армии, для Советского Союза очень важно было выиграть время.

Время теперь являлось главным союзником в борьбе с фашистами. Нужно было сдержать, притормозить движение немцев на Восток. Чтобы демонтировать оборудование на военных и других промышленных предприятиях, перевезти их на Урал и за Урал. Чтобы сформировать и подготовить крупные воинские соединения для продолжения большой войны.  Очень большой войны! Чтобы начать производство современных танков, самолетов, пушек, стрелкового оружия и так далее. Чтобы организовать борьбу советских людей в оккупируемых фашистами республиках и областях...

Двенадцать часов, которые дали соотечественникам пограничники заставы Александра Сивачева, это – при хорошей организации несколько демонтированных в цехе станков, перевозка их на железнодорожную станцию, установка и закрепление в вагонах. Это – не мало!

А таких застав, таких героев в Стране Советов было много. Они не задавали себе вопросы, типа: « Нас оставили здесь на заклание богу Победы, так выходит?» Они не обсуждали в курилках и на собраниях проблемы, которые я смело поднимаю в своей книге. У них не было на это времени. Они обязаны были сражаться, они обязаны были держать в своих сильных руках время даже ценою собственной жизни. Они это понимали. Они держали время, чтобы гораздо позже их дети и внуки в своих рассуждениях смогли оценить этот безвозмездный дар.

Время! Как когда-то Петр I в войне против Карла XII собирал на полях сражений и боев шведские пушки, чтобы русские мастера изучились их и стали отливать пушки не хуже, так и советскому правительству нужно было время: час, день, сутки, неделю, а хоть и минуту – каждая минута была дорога, на вес золота, в те страшные дни, недели, месяцы начала войны.

Немцы уже в июне 1941 года поняли, что легкой прогулки по Восточной Европе, как это было в Польше, Бельгии, Франции и других странах, у них не будет. Но им даже в кошмарных снах не мог присниться тот ад, в который они сами ворвались.

 

Клаузевиц, Фош, Версальский договор и задача-максимум советского руководства

«При заключении мира каждый раз угасает множество искр, которые втихомолку продолжали бы тлеть, напряжение обеих сторон ослабевает, потому что все склонные к миру умы, а таких в каждом народе и при всех обстоятельствах немало, окончательно отходят от линии сопротивления. Во всяком случае, с заключением мира следует считать цель достигнутой и дело войны исчерпанным». К. Клаузеви.60.

 

Это – хорошая мысль Клаузевица! Но, как мы уже знаем, французский маршал Фош после заключения Версальского мирного договора недвусмысленно заявил, что это не мир, а перемирие на двадцать лет. Но что это за мир такой, если это вовсе и мир, а перемирие, если, по абсолютно верному мнению маршала Фоша, в Европе продолжали тлеть «втихомолку» искры новой         войны?! Какой же нужно было заключить мир, чтобы потушить эти искры и дать возможность народам Старого Света и вообще Земного шара жить в Двадцатом веке без войны?

Это – очень серьезный вопрос.

И мы уже знаем, что, например, Уинстон Черчилль отвечал на него по-своему. И другие крупные политические деятели Европы и Земного шара отвечали на него по-своему. И фашизм в Европе в период между двумя мировыми войнами прошел!

И теперь, в июне 1941 года, как можно было ответить на этот вопрос? Что нужно было сделать, чтобы если уж не навсегда, то надолго потушить искры войны?

Ответить можно было только так: нужно нанести по Германии удар такой сокрушительной силы, чтобы даже самой возможности появления «искорок войны» там не было. Правильный ответ? – Во всяком случае, он логичный. И эта логика прослеживается, как минимум, от Фридриха II, Бисмарка, Мольтке…

Но, признав этот ответ состоятельным, можно задать себе и следующий вопрос: «А как это сделать?» Для ответа на этот вопрос, нужно вспомнить название данной книги и статьи М. В. Фрунзе от 1921 – 1925 годов. Там все сказано предельно четко.

Естественно, такой вариант устраивал далеко не всех политических деятелей Земного шара. Каждый из них решал в той войне свои задачи, старался, чтобы его государство получило наибольший дивиденд от разгрома гитлеровской Германии.

Уже 24 июня 1941 года в газете «Нью-Йорк таймс»  сенатор  Гарри Трумэн заявил: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и таким образом пусть они убивают друг друга как можно больше». Это сказал будущий президент страны. Выбирая Гарри Трумэна главой государства, американцы проявляли согласие и с этой его убийственной логикой, думая в данном случае о своей личной пользе, выгоде. Не стоит упрекать американцев в желании жить лучше и получить из любого дела хороший дивиденд. Но, оценивая ход Великой Отечественной войны и ее результат, не стоит забывать об этом откровении будущего американского президента. Он говорил … правильно, с точки зрения гражданина США. Действительно, пусть Германия и Советы бьют себя подольше, до последнего солдата. Мы, поддерживая слабых, будем всячески сопутствовать этому желанию немцев и русских дубасить, уничтожать друг друга, чтобы потом, когда силы их иссякнут, нам взяться за наведение американского мира в мире.

Прекрасная идея! Для американцев.

А для народов Советского Союза? Не могу положительно ответить на этот вопрос, при всем моем уважении к американскому, талантливому народу и, например, к Президенту США Франклину Рузвельту, мудрому человеку, сделавшему многое для победы над фашизмом.

Но факты есть факты. Если американцы выбрали Гарри Трумэна Президентом, значит, довольно-таки значительная часть граждан США думала так же, как и он. Повторяю, в этом нет ничего плохого, коль скоро в жизни людей есть война, в которой каждый народ решает в первую очередь свои задачи.

У советского народа, например, была своя задача. О ней в открытую никто никогда не говорил. Но она была! И формулируется она очень просто: дойти до Берлина, сокрушить фашизм. Да-да, уже в июне 1941 года задача ставилась именно так: взять Берлин и уничтожить все (все!) искры войны. Уничтожить. То есть сделать то, что не сделал Версальский мирный договор.

Как это можно было сделать? – А так, как и сделали! И никакого другого пути решения этой задачи у советского народа не было. Не было, хотя вот уже шесть лет кряду всевозможные теоретики пытаются дать иные ответы на этот вопрос. Они приводят цитаты из документов, анализируют действия Сталина и советских руководителей, пытаются убедить читателей в том, что Сталин, мол, готовился к наступательной войне… Но, как уже говорилось выше, всерьез ни о какой крупной наступательной войне со стороны Советского Союза речи быть не могло. И лучше всех это понимал И. В. Сталин.

Он тоже решал свою, государственную, задачу. Он понимал, что сенатор Гарри Трумэн не одинок, что таких политиков много и в США, и в других странах. И он очень тонко проводил внешнюю политику, очень тонко. Любая его серьезная ошибка могла бы отпугнуть (в лучшем случае) от СССР любое государство. Любая. А в худшем случае мог бы реализоваться вариант Гарри Трумэна. Не реализовался. А в самом худшем случае  - он был бы возможен только в том случае, если бы СССР в 1940 – 1941 годах первым начал бы крупные наступательные военные действия в Европе, - США, Англия могли бы объединиться. Я не красного словца ради упомянул этот, третий, случай. В настоящее время некоторые писатели и публицисты пытаются убедить неискушенных читателей в том, что И. В. Сталин, якобы, готовил крупные наступательные операции в Южной Европе. Они приводят в своих книгах и в своих выступлениях якобы самые убедительные доказательства существования таких планов и намерений. И люди им верят. Особенно те, чьи родственники были репрессированы перед войной.

Понять этих людей можно. Они не могут простить И. В. Сталину гибель своих родных и близких, они искренно верят в то, что, если бы военная верхушка, срезанная Сталиным, руководила военными действиями в начале войны, то Красная Армия не потеряла бы столько солдат, офицеров и генералов, не отступала бы до Ленинграда, Москвы, Сталинграда, Северного Кавказа. Они имеют право так думать. И, возможно, так оно и было бы, если бы не 1937 год.

 

Репрессии 30-х годов

«Все дрожат перед наказанием, все боятся смерти – поставьте себя на место другого. Нельзя ни убивать, ни понуждать к убийству». Дхаммапада. 81.

 

Коротко об этой беде можно сказать так. В начале 1937 года партийное и советское руководство объявило о раскрытии крупного заговора, и по всей стране начались аресты, допросы, а то и пытки. В результате были расстреляны крупнейшие советские военачальники — герои гражданской войны, а также генералы, офицеры, руководители предприятий, партийные, советские руководители. Еще больше людей попали в лагеря. Многие из них умерли в тюрьмах и лагерях, кому-то удалось выжить.

Автору данных строк приходилось беседовать с некоторыми из репрессированных. Кто-то из них обвинял во всем И. В. Сталина, кто-то говорил, что «вождя народов» обманули, он, мол, не знал, что творят на допросах «нехорошие люди». Кто-то называет причиной страшной беды «классовую борьбу», кто-то — боязнь И. В. Сталина лишиться руководящего кресла, а значит, и жизни, кто-то — прекрасно разработанную гитлеровской разведкой операцию по ликвидации партийной, советской и военной верхушки своего будущего противника в войне.

Так или иначе, но репрессии тех лет были выгодны, прежде всего, внешним врагам СССР, готовившимся к войне.

Между прочим, проблема предвоенных репрессий сложна для понимания еще и тем, что, вероятнее всего, все перечисленные и не перечисленные версии сыграли свою коварную роль в тех жутких событиях!

Возьмем, например, «классовую борьбу», которая, по мнению вождя большевистской партии, постоянно «обострялась» и вспомним, что к 1936 году, когда «социализм победил полностью» и были ликвидированы все крупные капиталистические предприятия в СССР, те, кого не так давно называли нэпмановцами, воспитали и обучили своих детей, помогли им с трудоустройством, сами заняли хорошие места в качестве руководителей предприятий. А разве нет? А куда, в таком случае, делась армия нэпмановцев? Их разве расстреляли? А может быть, их пересажали в ГУЛаги или в Урлаги? Да нет же! Ни один гулаговский мемуарист не говорит, что в лагерях было шибко много нэпмановцев, если о них вообще упоминается в этих сочинениях. Куда же делись люди, которые еще от В. И. Ленина получили экономический картбланш, работали в поте лица своего, зарабатывали деньги, воспитывали детей? Куда они все подевались, попрятались к 1937 году? Ни в чиновничьи ли кресла и в кресла повыше? Разве это невозможно? Вполне возможно.

Не боюсь предстать перед читателем этаким незнайкой и честно признаюсь, что я не владею в достаточной мере нэпмановской информацией. Но это признание и мое незнание вопроса-то не снимает! А вопрос-то важный для всей истории СССР? И отвечать на него можно, даже не зная фактов, но используя логику жизни простых и знатных людей, групп людей, общества, государства в целом. Эта логика очень жесткая.

Предоставив деловым людям возможность работать, Ленин сделал большое дело для государства. Но нэпмановцы, деловые люди, умные люди, хваткие, в большинстве своем могли понять уже в начале двадцатых годов, что большевики пришли надолго, что надо с этим считаться, что надо, делая деньги, использовать эти деньги для своего политического роста, что надо давать детям самое лучшее образование и тоже пристраивать их на хорошие места. А разве нэпмановцы могли думать иначе? – Нет, не могли. Они так думали, они так действовали, они к 1937 году окрепли и экономически, и политически. Я в этом уверен. И я уверен в том, что этого не мог не заметить И. В. Сталин.

С другой стороны, вокруг него окрепли и старые большевики, и герои Гражданской войны. Они занимали в государстве и в армии крупные посты. Далеко не все из них были довольны сталинскими методами руководства страной и партией.  Сталин имел полное право их опасаться.

Гитлеровская разведка (и не только гитлеровская!) обязаны были знать об этом, знали и имели полное право разработать операцию в духе Тарквиния Гордого и Секста Тарквиния.

Это случилось на рубеже VI - V веков до н.э. на Апеннинском полуострове. Город Рим вел упорную войну с городом Габиями. Царь Рима Тарквиний Гордый не смог одолеть противника в сраженриях и разработал секретную операцию, доверив ее проведение своему сыну, Сексту. Все друзья и враги Рима знали, что отец и сын постоянно ругаются, что сын обзывает царя последними словами. И когда Тарквиний Младший сбежал из города и прибыл в Габии, попросив там приюта, никто из габийцев не подумал, что в городе появился смертельно опасный враг. Секст записался добровольцем в габийскую армию. В постоянных стычках с римлянами он совершил много воинских подвигов, быстро продвинулся по служебной лестнице и стал главнокомандующим. Возглавляемое им войско одержало несколько прекрасных побед над войском Тарквиния Гордого. Секст вошел в полное доверие к простолюдинам и знатным жителям города Габии. Они доверяли ему во всех делах. Первую часть задания сын выполнил блистательно. Затем он отправил к отцу верного человека.

Тот явился к царю Рима, рассказал ему все, спросил, что теперь делать Сексту. Тарквиний вместо ответа повел гостя в сад, где цвел мак. Они шли молча. Царь взял палку и стал сбивать самые крупные головки мака, так и не сказав ни слова. Удрученный гость покинул Рим, прибыл в Габии, рассказал Сексту о странном поведении отца.

Сын все понял. Отец повелел ему уничтожить всех влиятельных людей, всех руководителей, купцов, военачальников города Габии. Секст выполнил задание отца. В том числе и методами, очень схожими с теми, которые использовались во время репрессий в СССР в 1937-1939 годах.

В результате габийцы, оказавшись без руководства, без умных и деловых людей в самых разных областях, в том числе и в военной, решили (сами!) просить Тарквиния Гордого присоединить их город к Риму...

В мировой истории подобные случаи были и не раз. Наверняка о них знали германские нацисты. Наверняка они могли разработать и осуществить подобную операцию в Советском Союзе.

Так или иначе, но в те годы в СССР погибло очень много руководителей разного ранга и в разных сферах деятельности. Но! На смену им пришли активные, талантливые, преданные делу Ленина и делу Сталина люди. Да, опыта у них на первых порах явно не хватало, и это сказывалось в первые месяцы войны. Но они обладали железной волей, неукротимым патриотическим духом, тягой к знаниям и, главное, потрясающей степенью обучаемости. Они, буквально, на ходу, по ходу боевых действий учились воевать по-современному. Они — да, было такое, зачем скрывать! — совершали в начале войны обидные ошибки, кто-то из них погибал, ошибаясь, кто-то оставался в живых и в напряженной кутерьме боев, битв, невиданных доселе сражений, учился бить врага, учитывая ошибки, исправляя их. И ошибок становилось все меньше, и фашисты чувствовали, как, буквально, с каждым днем крепнет их противник, как все больнее и больнее бьют их советские солдаты, ведомые в бой и молодыми командирами, и старыми, опытными, уцелевшими после репрессий, и теми, кто военачальниками стали в советские времена. На всю жизнь запомнили гитлеровские захватчики имена Жукова и Василевского, Конева и Рокоссовского, Мерецкова и Чуйкова, Баграмяна и Плиева и других выдающихся советских военачальников...

Я не могу с уверенностью назвать главные причины репрессий 30-х годов. Мне искренно жаль всех безвинно осужденных и погибших.

Но, каковыми бы не были причины тех жутких репрессий, ситуация, произошедшая с городом Габиями, в Советском Союзе не повторилась. Опять же по многим причинам, о которых почему не хотят говорить все люди, яростно настроенные против всего советского. А ведь это – важная тема для понимания всей истории Земного шара в Двадцатом веке! Не стоит пренебрегать этой темой. Я не хочу прославлять на все лады И. В. Сталина, дабы мои прославления не сыграли роль красной тряпки для быка. Но Великую Отечественную войну невозможно было выиграть, если советский народ не был един в своем стремлении выиграть ту страшную войну, если бы не была жестко структурирована вся пирамида власти в государстве, если бы репрессии не привели к внутриполитическому кризису, внутрипартийному разброду.

Позволим себе немного пофантазировать и предположить, что в 1937 году И. В. Сталин проиграл бы борьбу своим соперникам и был бы отправлен в ГУЛаг. Кто бы в этом случае стал бы у руля огромного государства? Как бы повели себя в таком случае крупные чиновники, бывшие нэпмановцы, занявшие серьезные кресла, крупные военачальники, столь же крупные государственные деятели, герои Гражданской войны? В то время в государстве и в партии большевиков было около 30 человек, каждый из которых мог бы и имел полное право с самой высокой трибуны заявить о своих притязаниях на верховную власть. Каждый из тридцати человек. Можно ли предположить, что все они, посовещавшись за круглым столом, пришли бы к единодушному мнению: «Тебе, брат, руководить нами всю оставшуюся жизнь! Руководи!» Нет, такого быть просто не могло. Такого в мировой истории еще не бывало. И вряд ли будет. Даже С. М. Киров, имевший огромный авторитет, не получил бы абсолютное большинство голосов. Не получил бы. А значит, в стране, за несколько лет до великой войны, разразился бы внутрипартийный и внутриполитический кризис. Уверен, что он миром не закончился бы. Также уверен, что он сыграл бы для войны роль, не лучшую той, которую сыграли репрессии.

1937 год – это вам не 1953 год, когда можно было некоторое время потратить на внутриполитическую борьбу. И не 1991 – 1993, когда Россию охраняли могучие ракеты. Это – 1937 год!

Оценивая 30-е годы, нужно помнить, что любая дестабилизация внутри государства полезна, в первую очередь, противникам этого государства. Примеров тому – великое множество! Иван IV Васильевич слишком круто провел опричнину – Русское государство проиграло Ливонскую войну, а через двадцать лет после смерти Грозного вошла в жуткую полосу Смутного времени. Софья начала борьбу с Петром I, это тут же отрицательно сказалось на боеспособности русской армии. Умерла императрица Елизавета Петровна, на престол вступил ее племянник Петр III, в результате Россия вышла из Семилетней войны, не получив за свои прекрасные победы ровным счетом ничего. Николай II отрекся от престола, ввергнув России в хаос, и страна ничегошеньки не получила за свои победы в Первой мировой войне. А победы были. Один Брусиловский прорыв чего стоил! О том, какую роль сыграла распря русских князей в 1237 – 1242 годах, и говорить не приходится. Подобных примеров множество и в истории других стран Земного шара. Все эти примеры убедительно доказывают мысль о том, что внутриполитическая нестабильность в СССР в 1937 – 1941 годах была очень выгодна всем противникам и недоброжелателям Страны Советов.

И сталинские репрессии, конечно же, играли на руку врагов. Но  они не стали причиной внутриполитического и внутрипартийного кризиса. И этого отрицать не сможет никто.

 

Краткая хронология событий Великой Отечественной войны

Первый этап Великой Отечественной войны. Июнь 1941 – июль 1942 годов

 

«Если среди населения есть те, кто говорит, что может уничтожить врага, не позволяй им праздно бросаться словами, но проверь их способность сражаться». «Вэй Ляо-цзы» 304.

 

Из сказанного в данной книге, читатель не удивиться откровениям автора, который считает, что не затащив гитлеровскую военную машину на огромные пространства европейской части Советского Союза, не перемолов на огромном Русском поле лучшие армии фашистской Германии, не истощив германскую экономику, не подорвав германский дух, густо перемешанный к тому же с фашистской идеологией, не обессилив здесь, на Русском поле, весь немецкий народ, Красная армии и советский народ не смогли бы дойти до Берлина, не смогли бы своими победами, жертвами, подвигами сделать то, что не смог сделать Версальский мирный договор: то есть надолго уничтожить в Европе искры войны. Я глубоко в этом убежден. Я считаю, что никакого иного выхода у советского народа не было. Что принципиально все было сделано верно: и советским руководством, и каждым героем той войны, гражданином Советского Союза.

Это не значит, что автор данных строк полностью одобряет отдельные действия некоторых руководителей государства и партии. Факты – есть факты. События – есть события. Явления – есть явления. Они, одной стороны, имеют свои «оценочные системы». Но, с другой стороны, они взаимозависимы. Каждый отдельный подвиг солдатика, отделения, взвода, роты и так далее в первом периоде Великой Отечественной войны давал, как мы уже говорили, время стране, народу, армии. В целом советские и партийные руководители во главе с И. В. Сталиным этим временем распорядились правильно… Это - главное. Без этого Битву под Москвой Красная Армия выиграть просто не смогла бы. Эта определяющая весь дальнейший ход войны победа делалась и пограничниками заставы Сивачева, и гарнизоном Брестской крепости, и всеми, всеми, кто честно исполнял свой воинский и гражданский долг…

 

Брестская крепость

 

«Цель военных действий – лишить противника возможности сопротивляться». Клаузевиц. 38.

 

Гарнизон Брестской, оказавшись в глубоком немецком тылу, дрался с превосходящими силами врага с 22 июня по конец июля. Почти все защитники крепости погибли. Вырвались из окружения единицы. Даже немцы были поражены (и напуганы!) стойкостью советского солдата. Уже в те дни они поняли, что победить такой народ будет сложно. Вскоре некоторые немцы поняли, что такой народ им вообще не победить.

 

Героев к расстрелу?

 

«Если полководец, командуя тысячей или более человек, выходит из сражения, сдает позиции или покидает поле боя и предает войска, его называют «государственным разбойником». Он должен быть казнен, семья его – уничтожена, его имя вычеркнуто из анналов, могилы его предков – вскрыты, а их кости выставлены на площади. Его дети обоих полов должны быть отданы в рабство государству…

Если добьешься, чтобы люди боялись тяжелых наказаний внутри государства, тогда вне государства они будут легко смотреть на врага…» «Вэй Ляо-цзы» 324.

«Растерянный полководец не может быть использован для сохранения армии, а восставшие войска не могут быть использованы для нападения на врага». «Вэй Ляо-цзы» 364.

Дмитрий Григорьевич Павлов родился в 1897 году. Участвовал в Первой мировой войне, в Гражданской войне, закончил которую в должности помощника командира кавалерийского полка. В 1919 году вступил в партию большевиков. В 1928 году окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. Участвовал в войне испанского народа 1936-1939 годов, в советско-финляндской войне. В 1937 году ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Профессиональный военный, кадровый офицер. Воевал везде, куда Родина посылала его. Воевал храбро и умело. Звание Героя Советского Союза за прогулки на природе не присваивали.

В 1940 году генерал Павлов был назначен командующим войсками Белорусского (Западного) Особого военного округа.

В начале войны боевой генерал сплоховал: потерял управление войсками на главном, минском, направлении наступления фашстов, не сориентировался в сложной обстановке. 28 июня ворвались в Минск, и, озлобленные упорным сопротивлением противника, устроили здесь резню.

И.В. Сталин вызвал в Москву генерала Павлова и начальника штаба Западного фронта В.Е. Климовского. Началось суровое разбирательство. Военный трибунал признал генералов виновными и приговорил их к расстрелу. Два заслуженных человека погибли.

Кто-то из военных специалистов считает, что приговор был излишне суров, кто-то называет действия Сталина и военного трибунала верными, кто-то сомневается. Мы не будем высказывать по этому вопросу своего мнения. Мы скажем только одно: Дмитрий Григорьевич Павлов действительно ошибся, но ведь это грустно, когда страна приговаривает к расстрелу своих Героев. Герои любому народу нужны.

 

Смоленское сражение

«Оборона – более сильная форма войны, но преследующая лишь негативную цель, наступление же – более слабая форма, имеющая позитивную цель». Клаузевиц. 30.

«Крупные успехи ставят в свою зависимость более мелкие и поэтому стратегические воздействия можно свести с определенным главным ударам». Там же. 30.

«Победа заключается не просто в захвате поля сражения, а в физическом и моральном сокрушении вооруженных сил противника, достигаемом большей частью лишь преследованием после выигранного сражения». Там же. 30.

10 июля немцы начали наступление на Смоленск. Было у них 29 дивизий.

Они превосходили советские войска по численности солдат в 1,6 раза, по танкам в 7 раз, по самолетам в 4 раза. Они прорвали фронт на правом фланге и в центре Западного фронта, взяли Оршу, Смоленск, Ельню, окружили две армии противника, углубились на 200 км. Красная армия получила подкрепление, перешла в контрнаступление. Был образован Центральный фронт. Немецкая группа армий «Центр» перешла к обороне.  Две советские армии, попавшие в окружение, проррвались за линию фронта. В боях 8 - 21 августа под Ельней немцы понесли тяжелые потери. Попытка сходу прорваться к Москве гитлеровцам не удалась. Сражение под Смоленском оттянуло на себя крупные танковые группировки, которые должны были участвовать в наступлении на Ленинград.

В боях под Смоленском погибли сотни тысяч советских солдат. Но жертвы были не напрасны. Гитлеровцы продвигались на восток по костям воистину великих воинов, которые знали, стоя в окопах с трехлинейками Мосина, что выиграть бой они не могут, но выиграть войну они обязаны.

 

Битва за Ленинград

 

«Если войны цивилизованных народов гораздо менее жестоки и разрушительны, чем войны диких народов, то это обусловливается как уровнем общественного состояния, на котором находятся воюющие государства, так и их взаимными отношениями. Война исходит из этого общественного состояния государств и их взаимоотношений, ими она обусловливается, ими она ограничивается и умеряется. Но все это не относится к подлинной сути войны, а является привходящим извне. Введение же в философию самой войны принципа ограничения и умеренности представляет полнейший абсурд». Клаузевиц. 36.

«У диких народов господствуют намерения, возникающие из эмоций, а у народов цивилизованных – намерения, обусловливаемые рассудком». Там же. 36.

 

Оборона Ленинграда продолжалась с 10 июля 1941 года по 9 августа 1944 года. 29 дивизий группы «Север» совместно с частью сил группы армий «Центр» и войсками, наступавшими из Финляндии (15 дивизий) 8 сентября блокировали город на Неве с суши. Началась героическая оборона Ленинграда. 18 января 1943 года советские войска деблокировали город, а к февралю 1944 года полностью ликвидировали блокаду. Затем в ходе наступательной операции советские войска завершили долгую битву за Ленинград, которую вполне можно назвать «войной в войне».

 

Одесса

«Чтобы сокрушить противника, мы должны соразмерить наше усилие с силой его сопротивления; последняя представляет собой результат двух тесно сплетающихся факторов; размера средств, которыми он располагает, и его воли к победе». Клаузевиц. 39.

 

Началась 5 августа, завершилась 16 октября. 4-я румынская армия в пять раз превышала число защитников города - силы Отдельной Приморской армии и часть сил Черноморского флота. 19 августа был образован Одесский оборонительный район (Г. К. Жуков), созданы оборонительные сооружения вокруг города, 250 баррикад в самой Одессе. 100 тысяч жителей соорудили 250 км оборонительных сооружений. 73 дня держался город, сковывая огромные силы противника.

 

Киев

 

«Война не состоит из одного удара, не имеющего протяжения во времени». Клаузевиц. 41.

«Несомненно, что всякая война заключалась бы в одном решительном или нескольких одновременных решающих столкновений, если бы предназначенные для борьбы средства выставлялись или могли бы быть выставлены сразу». Там же. 41.

«Страна с ее поверхностью и населением, помимо того что она является источником всех вооруженных сил в собственном смысле этого слова, составляет сама по себе одну из основных величин, определяющих ход война; часть страны образует театр военных действий; не входящие в последний области оказывают на него заметное влияние». Там же. 42.

 

В начале сентября танковые колонны Гудериана двинулись на город Нежин, расположенный северо-восточнее Киева, а танки фон Клейста - на город Переславль юго-восточнее столицы Украины. И. В. Сталин отклонил предложение военного совета Юго-Западного фронта отвести войска из Киевского выступа, дабы избежать окружения, и назначил нового командующего фронтом маршала Тимошенко, сменившего маршала Буденного.

Немцы упрямо наступали. 16 сентября Тимошенко и военный совет Юго-Западного фронта самостоятельно решают вывести из почти окруженного Киева три армии. 17 сентября Сталин разрешил оставить город. Отход соотечественников прикрывала 37-я армия. Солдаты этого соединения свое дело сделали, затем вырвались из окружения.

 

Битва под Москвой

«Чем значительнее будет первый успех, тем благотворнее его влияние на последующие, несмотря на то, что он не является единственным, определяющим победу». Клаузевиц. 43

 

Оборонительная операция продолжалась с 30 сентября по 5 декабря 1941 года. Наступательная операция -  с 5 декабря 1941 года по 20 апреля 1942 года. Немецкая группа армий «Центр» имела превосходство в живой силе и технике. Преодолевая сопротивление Красной армии, фашисты к началу декабря вышли к каналу имени Москвы, преодолели реку Нара, приблизились на южном направлении к Кашире. Но дальше к Москве пройти они не смогли. 5 - 6 декабря советские войска перешли в наступление. К началу января 1942 года они продвинулись на 150-200 км. Немцы потеряли в битве под Москвой 500 тысяч солдат, 1300 танков, 2500 орудий, много техники.

То была первая крупная победа над фашизмом. О ней вскоре узнали во всех уголках Земного шара. Она оказала всем антифашистам бесценную помощь. Люди, в том числе и советские, поняли, что фашистов побеждать можно.

Битвой под Москвой завершился первый этап Великой Отечественной войны.

В данной книге нет возможности, да и необходимости говорить о подвигах советских солдат, офицеров, генералов, о просчетах, ошибках, тех, других и третьих, о неоправданных жертвах, обо всем том, что называется война, Великая Отечественная война. Уже написано, сейчас пишут, и будут писать об этой войне, об этом периоде множество книг. И это нужно делать, нужно копаться в архивах, искать в земле, крепко политой кровью советских солдат и кровью немцев, свидетельства той войны. Нужно писать! Нужно думать.

На мой взгляд (я не претендую на роль теоретика той войны, но и я думаю) именно в этот, самый сложный период советский солдат и советский народ выиграли ту страшную войну! Почему же я так думаю?

Потому что они сорвали план молниеносной войны, они успели вывести весьма большой процент оборудования военных и промышленных предприятий на Восток, они многие предприятия взорвали, действуя по принципу царицы Томирис, царя Идантирса, Петра Великого и так далее. Они справились с шоком. Они начали партизанскую борьбу. Они сдержали натиск на Восток на всей линии советско-германского фронта от Карелии до Черного моря. Они перестроили все многосложную мирную технологию жизни огромной державы на военный лад. Они включились в военную работу. Все: от мала до велика.

Эти слова похожи на строки передовицы какой-нибудь фронтовой или заводской газеты времен войны. Но эти слова в полной мере отражают положение дел на апрель 1942 года.

Да, было очень плохо, очень трудно, очень голодно, холодно. Да, уставали жутко спины пацанов, стоявших за токарными и фрезерными станками. Да, уставали плакать женщины, не в силах привыкнуть к похоронкам. Да, на фронтах не хватало вооружения, обмундирования, и питания, и снарядов, и патронов. Да, чертовски силен был враг, уже битый, подраненный, и потому, как подраненный зверь, чрезвычайно опасный. Все это было. И головотяпство командиров было. И трусость была. И страх был. И жить хотелось. И любить хотелось. И воевать не хотелось. И это было.

Но было и другое. Страна Советов сказала Гитлеру жесткое «Нет!» Страна Советов преодолела самый трудный период, период ускорения, период ускоренного вхождения всего государственного механизма в сложную военную колею. Между прочим, это было сделано гораздо быстрее, чем в других странах, в том числе и в Великобритании, США. Когда-нибудь ученые напишут об этом серьезные трактаты, и подивятся люди разные: разве возможно было за 8 – 10 месяцев провернуть такую махину, переставить в условиях широкомасштабного немецкого наступления весь государственный механизм с одной колеи, мирной, на другую – военную? Это же просто невозможно! – скажут потомки, прославляя своих предков в своих трудах о них. Невозможно. Но это было сделано.

В той великой войне было сделано многое из того, что люди даже очень опытные и очень много знающие назовут невозможным: на индивидуальном уровне, то есть отдельно взятыми солдатиками, офицерами, генералами, маршалами, рабочими, чиновниками, руководителями. А также на уровне взводов, рот, батальонов, партизанских отрядов, полков, дивизий, корпусов, армий, фронтов… Я коротко расскажу об этих невозможностях, которые стали реальностями той войны. Но на самом крупном уровне, на уровне народа, государства первое невозможное дело сделали возможным советские люди в период с 22 июня 1941 по апрель 1942 год.

 

Еще один важный вопрос

 

«Только общий уровень успехов указывает на наличие военного гения». Клаузевиц.  83.

«Если мы бросим общий взгляд на четыре элемента, образующих атмосферу, в которой протекает война, - опасность, физическое напряжение, неизвестность и случайность, - то станет легко понятным, что требуется большая духовная и умственная сила, чтобы среди этой стихии уверенно и успешно продвигаться вперед. Эта сила, в зависимости от форм, принимаемых ею при различных обстоятельствах, в устах рассказчиков и составителей отчетов о военных действиях получает название энергии, твердости, стойкости, силы духа или характера». Там же. 84.

 

Читатель волен задать автору данных строк такой вопрос: «Если Вы говорите, что советский народ уже в апреле 1942 года выиграл Великую Отечественную войну, то почему же он не погнал уже летом 1942 года фашистов с родной земли, не взял Берлин, скажем, 2 мая 1943 года?»

Замечательно провокационный и опасный вопрос. Потому что до сих пор на Земном шаре существует много людей, которым не понравится дальнейшая логика рассуждений. Очень не понравится. Но – истина дороже! Истина множественная, многогранная как жизнь – жизнь, являющаяся живописным воплощением истины.

Ответить на этот вопрос мы можем, слегка пофантазировав вместе с читателями. Представим себе такую ситуацию. Красная армия, одержав победу в битве под Москвой, научившись бить фашистов, получила от советского народа подкрепление, вооружение, технику и летом 1942 года нанесла врагу крупное поражение на Дону. Воодушевленная успехом она погнала захватчиков с родной земли на всем протяжении советско-германского фронта и осенью 1942 года вышла к границам СССР. Работая под 15 – 17 часов в сутки, советские люди снабдили армию всем необходимым для заграничного похода… а дальше что?

А дальше наша фантазия упирается в непреодолимое препятствие! И вот почему.

В 1942 – начале 1943 года Красную армию в Европе мало кто ждал. Зато многие боялись! «Что за чушь пишет автор!» - я слышу возмущенные возгласы. Нет, это не чушь. Вспомним события 1938 – 1939 года, когда гитлеровские войска, почти не встречая сопротивления, входили в страны Европы, и спросим себя: почему такое стало возможным? Одной из причин этого является тот факт, что в европейских странах – и я уже об этом писал в отдельной главе – были крепкие фашистские организации, а также (в Польше, например, и в странах Балтии) весьма сильные антисоветские настроения. Лучше – немцы, чем Советы. Было такое, было. И не надо ругать людей, обижать их недостойными словами. Человек ищет, где лучше. Он имеет на это право. Он нашел себе врага внутри страны, свалил на него все беды, в том числе и те, в которых сам виноват, нашел внешнего врага и пропустил в Европу фашистов в тайной надежде, что те сделают за него грязную работу, а заодно и спасут его от советской угрозы. Было такое, было. Иначе не объяснишь легкость, с какой гитлеровская Германия поглощала страны Европы.

Потом, чуть позже, человек, который ищет, где лучше, понял, что хрен редьки не слаще, что фашисты являются, прежде всего, захватчиками, а не палочкой-выручалочкой. Кто-то понял это уже через месяц после прихода немцев, кто-то через год, а то и два-три. К лету 1942 года понимание это еще не одолело то чувство, из-за которого народы Европы пропустили фашизм в свои страны. Не одолело. Для этого нужно было время. Для этого фашисты должны были крепко нагадить в захваченных ими странах. Для этого люди должны были возненавидеть фашистов всеми клеточками своих душ. Только возненавидев врага, они, люди в массе своей, могли придумать себе новую палочку-выручалочку, в данном случае советский народ, Красную армию, которая летом 1942 года потерпела очень обидные поражения в Восточноевропейской степи и покатилась на Восток, до Волги.

В пользу данной утверждения говорит тот факт, что, практически, во всех, захваченных фашистами странах партизанское движение в 1942 – 1943 годах находилось в зачаточном состоянии. А в некоторых государствах (например, в той же Чехословакии) оно развивалось чрезвычайно медленно. Вспомним, самыми трудными рейдами соединений Ковпака были рейды в Карпаты. Вспомним, сколько энергии, личного мужества, таланта вложил в организацию партизанского движения в Чехословакии Асмолов, и каков был результат этого титанического труда!

 

Дело Асмолова

«Легко понять, что войны, которые будут вестись всей тяжестью народных масс обеих сторон, должны быть организованы на других началах, чем те, в которых все было рассчитано лишь на участие постоянных армий». Клаузевиц. 249

В 1906 году в семье самарского крестьянина Никиты Асмолова родился сын Алексей. Восьмерых детей прокормить на Волге было сложно. Особенно, если в семье шесть девочек и два мальчика. Согласно царским указам волжские общины нарезали землю только мужчинам.

В 1909 году Асмолов продал верблюда и корову и подался на Алтай, получил надел под Барнаулом, нанялся водовозом, чтобы подзаработать деньжат. Алексей с отцом воду возил, да жизнь познавал.

В 1918 году отец вернулся израненный с колчаковского фронта и с двенадцатилетним сыном отправился на поиски работы. Голод по Сибири гулял лютый. Пожалел владелец сахарного заводика инвалида и его малого сына, дал им работенку. Платил мало, свекольной похлебкой кормил, от голодной смерти спасал. По воскресеньям Алексей носил сестренкам, братику да матери похлебку. От завода до дома пешком, если повезет — на попутной подводе, родных повидал, продукты передал и в обратную дорогу.

А.В. Суворов часто повторял: «Пуля — дура, штык — молодец». Он уделял огромное внимание воспитанию и обучению солдата. «Русский дух», русская штыковая атака, беспримерные походы и штурмы вражеских крепостей создали уникальный образ русского воина, российского солдата, а во время Великой Отечественной войны советского солдата. Они во многом очень похожи, почти близнецы братья.

«Поставщиком» солдат в российской армии являлась, главным образом, деревня. Она и не думала воспитывать сызмальства каких-нибудь мамлюков, сельджуков, раджпутов, рыцарей, самураев и так далее. В деревенских семьях дети сызмальства работали. Их рекрутировали или призывали в армию в 18-20-летнем возрасте... и через два-три года они становились прекрасными воинами, которым не страшна была самая тяжелая  военная работа. Коротко говоря, российская и советская армии были народными, народом вскормленными, народом вооруженными, народ и страну защищавшими.

Из гущи народной вышли многие советские полководцы, генералы, офицеры. Некоторые из них в юные годы не мечтали о военных подвигах. Они были по сути мирными людьми.

Мирным человеком был и Алексей Асмолов. Одно у него было желание: чтобы мать, сестренки и братишка с голода не умерли.

К концу 1919 года, после сбора урожая, голод отступил. Но не знали Асмоловы, что голод так быстро не отпускает людей из жестких объятий. В 1920 году от холеры умер Никита Асмолов, любит эта болезнь ослабевших от голода людей.

Четырнадцатилетний Алексей стал главой семьи.

Пять лет он пас совхозное стадо. Кормил семью.

В 1925 году Асмолову удалось устроиться в Обское пароходство гребцом на лодке. Алексей обслуживал бакены, получал 90 копеек в день, деньги немалые. И мечтал он, по большой реке плавая, стать капитаном на большом пароходе и плавать в разные страны.

По вечерам он брал в руки балалайку, садился на берегу, играл песни да пляски русские, украинские, белорусские. А вокруг народ стоял, да пел, а то и в пляс пускался. Не раз его приглашали пассажиры на пароходы.

В 1928 году призвали Асмолова в армию. И здесь он, в городе Сретенске под Читой, был на месте. Служба давалась ему легко. Секреты военного дела он  схватывал на лету. Талант? — Да, и талант. Но здесь большую роль сыграло то качество, которое пугает не только молодых да ленивых, но и взрослых людей, не привыкших к труду любому, здесь была ответственность.

— Но причем тут война?! — слышу я голос нетерпеливых людей, и отвечаю строго: «Солдатское дело — это не только пиф-паф, парады, атаки, походы. Это — труд, труд, труд. Это — жизнь во всех ее проявлениях, жизнь во всей ее бесконечной многогранности. Жизнь. И тот солдат (от рядового до маршала), который эту жизнь знает, жизни не боится, труда, постоянного «надо!» не боится, только такой солдат может выиграть большую войну. Одно сражение, даже очень крупное, может выиграть любая армия. И даже два. Но большую войну выигрывают только армии и солдаты типа Асмолова, Кузнецова, Матросова, Ковпака, Жукова, Шапошникова, Покрышкина... и миллионов советских солдат-Победителей.

В 1929 году вспыхнул военный конфликт на Китайско-Восточной железной дороге, и дивизию, в которой служил Асмолов, отправили на китайскую границу. На передовой он проявил себя... как перспективный командир! Ему сказали: «Такие, как ты, нужны Красной Армии. Мы направляем тебя в Иркутск на курсы пехотных командиров».

В 1930 году он заканчивает курсы. Естественно, на отлично! Лейтенант Асмолов служит командиром пулеметного взвода в Омске, в Благовещенске. В 1935 году его направляют в Академию имени М. В. Фрунзе на факультет военной разведки. Он закончил ее через три года  с отличием, служил на западной границе Советского Союза. Перед войной был назначен заместителем начальника управления разведки Прибалтийского военного округа.

Асмолов воевал, набирался практического опыта, его оценили.

Однажды командир приказал ему написать инструкцию о ведении партизанской войны в условиях Северо-Западного фронта. Трое суток работал капитан. 20 июля 1941 года «Инструкция политуправления Северо-Западного фронта по организации и действиям партизанских отрядов и диверсионных групп» была утверждена командующим фронтом и членом Военного совета.

Это - уникальный документ. Небольшой по объему он содержит в себе самое важное и главное, что должен знать и уметь командир партизанского отряда или диверсионной группы. Напомню, что практического опыта у Асмолова не было. На факультете военной разведки Академии имени М.В. Фрунзе преподавали педагоги, прошедшие суровую школу подпольной борьбы в дореволюционной России, во время Гражданской войны. Специалисты высочайшего класса, они не имели той практики, которую получат в годы Великой Отечественной войны советские партизаны.

Асмолов изложил в инструкции «Тактические приемы действий боевых групп», разработал в краткой, тезисной, но емкой форме, методы «Разрушения путей сообщения и связи», «Захвата и уничтожения складов», «Засад и налетов для борьбы с живой силой противника». Это действительно уникальный документ действовала в течение всей войны без изменений. Алексей Никитович сердцем, умом и душой чувствовал «человеческий фактор» и его значение в партизанской борьбе. Именно поэтому он закончил «Инструкцию» бытовыми аспектами партизанского дела. Такой документ мог составить только человек, хорошо знающий и военное дело, и жизнь во всей ее многогранности. И еще один вывод можно сделать: партизанское движение жизнеспособно только в том числе, если партизан поддерживают местные жители.

…В феврале 1942 года А.Н. Асмолов руководил операцией партизан в районе города Дедовичи. Отряд осуществил налет на штаб дивизий группы армий «Север», уничтожил более тысячи солдат и офицеров противника, взорвал железнодорожную станцию мост через реку Шелонь. В апреле партизаны уничтожили большой карательный отряд фашистов.

Вскоре И. В. Сталин назначил полковника Асмолова членом Военного Совета и начальником штаба партизанского движения Юго-Западного фронта в целях развития партизанского движения на Дону и Кубани.

Два года он воевал в степи, прошел от Сталинграда до Тирасполя. Здесь Асмолов получило самое сложное за всю войну задание: отправиться в Словакию для помощи местным патриотам в организации штаба и руководстве партизанским движением. Просьбу прислать кадры получил Центральный Комитет Компартии Украины от Клемента Готвальда, генерального секретаря ЦК Компартии Чехословакии.

Сложность задачи заключалась больше в политических и психологических аспектах операции, чем в чисто военных.

Вторая мировая война заканчивалась. Военные задачи союзники могли решить и без помощи любой европейской страны, оккупированной фашистами. Но  политики понимали, что сразу после освобождения от фашизма в странах Европы главным станет вопрос политический: «Какой курс выберет то или иное государство? Каких союзников: Советский Союз или Англию, США?»

Эмигрантские правительства Польши, Чехословакии придерживались западной ориентации и не хотели строить социализм. Но коммунистические партии во многих европейских государствах играли исключительную роль в борьбе с фашизмом. Авторитет коммунистов среди населения в 1944—1945 годах был чрезвычайно высок.

Было ясно, что в странах, которые освободит Советский Союз, будут установлены просоветские режимы. Эмигрантские правительства Чехословакии делали все возможное, чтобы этого не произошло. Не стоит умалять их роль в антифашистской борьбе. Они свое дело делали. Но — нужно повториться! — коммунисты и им сочувствующие внесли более заметный вклад в дело победы над гитлеризмом. Именно поэтому в конце 1944 года обострилась борьба внутриполитическая, которая отрицательно влияла на ход войны. Об этом говорит следующий документ за подписью министра иностранных дел эмигрантского правительства Яна Масарика послу Чехословакии в СССР З. Фирлингеру:

«В соответствии с договором, чехословацкими частями, созданными в СССР, командуют чехословацкие офицеры, хотя оперативно эти части подчинены русским. Наши части, сражающиеся в Словакии, не были организованы в СССР, и потому на них договор не распространяется. Поэтому просьбы насчет русского генерала не подавайте».

У чехословацких патриотов не было специалистов ведения партизанской борьбы, и оружия не было. И все патриоты разных политических ориентаций понимали необходимость единения антифашистских сил. Но объединиться они не могли!

Русских генералов нам не присылайте. Говорят одни, боясь, как бы  коммунистические идеи не возобладали в стране.

Пришлите нам специалистов, вооружение. Просят другие, надеясь, что успешные действия против фашистов помогут им (коммунистам) решить и внутриполитическую задачу.

Между этими, крупнейшими политическими силами Чехословакии, как между двумя полюсами, находились силы помельче, но и они вносили свои сложности в общеполитический фон.

А были еще обыкновенные граждане, которым хотелось мирно жить, трудиться, забыть ужасы войны, которым не хотелось погибать в конце войны, а значит, и воевать! Я не хочу обижать ни чехов, ни словаков. Они с оружием в руках доказали, кто они и что они. Я говорю о том, что среди обывателей любой страны такие настроения  — обычное явление.

Я назвал самые главные сложности, с которыми столкнулся Асмолов в Чехословакии и которые очень мешали ему. Проблем было гораздо больше. О них сам Асмолов написал в своей книге.

Естественно, он был хорошо проинструктирован перед отправкой в Чехословакию. И все же увиденное здесь поразило его. 28 сентября 1944 года в дневнике он сделал запись: «Я шел на войну, а попал в отель». Это говорит о многом.

«Исключительно высокая сознательность рабочих из Подбрезовой, не покидавших даже ночью своих машин, несших караульную службу и не получавших за это ни гроша, и рядом те, о которых за три до прибытия Асмолова писала повстанческая «Правда»: «...они проводят время в кафе и учреждениях, растрачивая свои силы попусту на болтовню».

Солдаты и партизаны, неделями бессменно находившиеся на боевых позициях, и офицеры, фланировавшие в воскресенье по улицам.

Герои Вернар, Липтовской осады, Мартина, Крижа, Чертовиц — и резкая дискуссия на пленуме Словацкого национального совета о недостойном поведении некоторых офицеров при отступлении из Ружомберока, Микулаша, Гандловой, Кубина и Земианских Костолиан» (Богуслав Хнеупек).

Асмолов прибыл в Словакию через месяц после того, как местные партизаны начали (27 августа 1944 года) активную борьбу с фашистами, которые с согласия словацкого марионеточного правительства оккупировали страну. Части словацкой армии переходили на сторону повстанцев, либо были мобилизованы в повстанческую армию. Ее численность вскоре составила около 60 тысяч человек. В первые дни восстания патриоты освободили Банска-Бистрицу, и местная радиостанция объявила, что Словацкий национальный совет (СНС) свергнул марионеточное фашистское правительство, взял власть в стране, призывая народ с оружием в руках поддержать восставших. На следующий день около двух третей территории Словакии было в руках восставших.

1 сентября в Банска-Бистрице, центре восставших, СНС принял Декларацию, которая осудила предателей из клерикально-фашистской партии Глинки, провозгласила программные тезисы по внутриполитическому устройству Чехословакии. СНС восстановил демократически свободы, распустил и запретил фашистские партии, освободил политзаключенных, установил контроль над предприятиями немецких монополистов и предателей-клерикалов.

В сентябре СНС создал Комитет обороны Словакии и Главный штаб партизанского движения, который возглавил коммунист К. Шмидке. Его первым заместителем и стал А.Н. Асмолов.

Восстание в Словакии активизировало действия чешских патриотов, которые вступали в ряды словацких повстанцев. Кроме этого в местных партизанских отрядах сражались 3000 советских граждан, антифашисты из Франции, Польши, Болгарии, Румынии, Венгрии, Югославии, Германии.

Одной из главных причин восстания явилось  успешное наступление Красной Армии летом 1944 года. Сначала оно взволновало немецких фашистов и словацкую партию Глинки, по сути пригласившую гитлеровцев в страну. А затем последовал естественный ответ словацкого народа: восстание.

Почему я так много внимания уделил внутриполитической ситуации в Словакии и внешнеполитической ситуации вокруг этой страны в разговоре о Асмолов?

По двум причинам. Во-первых, в этой ситуации ему приходилось решать конкретные, чисто военные, но выходящие далеко за рамки военных задачи. Во-вторых, я не знаю и не боюсь признаться читателю в том, что не знаю все причинно-следственные нити, которые вынудили гитлеровцев принять неразумное решение и которые помешали СНС довести восстание до победного финиша, до изгнания фашистов из страны. Я считаю, что нашим читателям нужно разобраться во всех тайнах той войны, чтобы не допускать ошибок, в результате которых тысячи  патриотов и борцов с фашизмом были отданы на заклание богу Второй мировой войны, преданы. Кем? Зачем? Почему?

В числе отданных на заклание богу войны оказался и Асмолов («Я шел на войну, а попал в отель»).

И попал он в центр клубка противоречий, который он не имел ни права, ни возможности разрубить, ни вообще дотрагиваться до любой из его нитей.

Сознавая сложность положения повстанцев, советское руководство приказало командующим 1-го Украинского фронта генералу К.С. Москаленко и 4-го Украинского фронта генералу А.А. Гречко разработать и осуществить в рамках Восточно-Карпатской операции Карпатско-Дуклинскую операцию с целью оказания помощи Словацкому национальному восстанию. Операция началась 8 сентября и завершилась 28 октября 1944 года. Части Красной Армии и 1-го Чехословацкого армейского корпуса освободили Дукельский перевал и 28 октября остановились на подступах к долине реки Ондава.

Очень тяжелые здесь были бои. Много погибло в них и советских и чехословацких воинов. Но задача была выполнена. Началось освобождение Чехословакии и оказание помощи повстанцам. Не очень большой помощи, потому что пока шли бои на Дукельском перевале, восстание угасло под ударами гитлеровцев.

Во второй половине октября фашисты выбили восставших из крупных населенных пунктов, затем из Банска-Бистрицы. Повстанцы отошли в горы. Части регулярной словацкой армии проявили преступную нерешительность, что можно объяснить не трусостью солдат, а колебаниями офицеров, многие из которых не воспринимали коммунистические идеи.

Как же трудно было Асмолову! Он отвечал перед советским руководством... за что?! За правильные советы? Он выполнял в Штабе партизанского движения корректирующую работу, помогая руководителям восстания, требуя навести жесткую дисциплину в армейских частях и в партизанских отрядах.

6 октября из Лондона в Словакию прилетел генерал Виест. Он стал командующим армией. Его заместителем назначили одного из руководителей восстания генерала Голиана. Начальников у Асмолова стало больше. Сам он отзывался о них высоко. Но и Виест, и Голиан, и другие военачальники СНС, не имевшие практики в руководстве войсками, уступали Асмолову в профессионализме и не всегда прислушивались к его советам.

Гитлеровские войска подошли к Банска-Бистрице. Отстоять город не удалось. Покидая центр восстания, Асмолов встретился с Виестом и Голианом. Они были уже в штатском. Советский полковник предложил им продолжить борьбу партизанскими методами. Они отказались, хотя знали, что Асмолов структурировал партизанское движение, установил связь между бригадами. В Словакии было около 15 тысяч бойцов. Это — большая сила. Если бы Виест и Голиан остались, то значительная часть солдат словацкой армии продолжила бы борьбу. Генералы улетели.

Асмолов продолжил борьбу. О том, как он воевал в безнадежной ситуации, как спас костяк партизанского движения, сколько подвигов совершили люди, боровшиеся с ним бок о бок, можно прочесть в других книгах. Для нас  важно другое – важна внутриполитическая ситуация в странах Европы даже не в 1942, 1943, а в 1944 году, когда фашизм, казалось бы, должен был себя полностью скомпрометировать, дискредитировать. Да, многие простолюдины – именно они помогали партизанам Асмолова в Чехословакии – ненавидели фашизм. Но были в той же стране влиятельные силы, которые боялись и собственных граждан, настроенных просоветски, и коммунистических идей. Это – в 1944 году!

А каково же было общеполитическое состояние в 1943 году, в 1942 году?!

…Рановато было Красной армии побеждать в 1942 году, рановато, как не горько говорить об этом человеку, рожденному в СССР.

Даже если бы наши фантазии привели Красную Армию уже в конце 1942 года на границу СССР, то дальше, на Запад, ей продвигаться было бы чрезвычайно сложно. И вряд ли потери в войне были бы меньшими для Советского Союза. И вряд ли страны-союзницы СССР поддержали бы стремление советского руководства взять Берлин и установить на Земном шаре тот мир, который исправил бы негативные последствия Версальского мирного договора. Да и советский человек в 1942 – 1943 годах морально не был готов брать Берлин. Его, советского человека, нужно было разозлить. Он ведь духом своим крепок. Он по натуре не завоеватель. Отогнал фашистов за пределы Родины, и айда домой, делом заниматься, мирным трудом.

 

Второй период Великой Отечественной войны. Май 1942 – июнь 1943 годов

 

«Чем меньше та часть вооруженных сил, которая непосредственно сражается, и чем больше та их часть, которая в качестве резерва своим простым присутствием участвует в достижении решения, тем менее возможности у свежих сил противника вновь вырвать у нас из рук победу. от полководец и та армия, которые достигли наибольшего в смысле ведения боя с наивысшей экономией сил и использует в наибольшей мере моральное действие сильных резервов, идут по наиболее верному пути к победе». Клаузевиц.  276.

«Кровопролитные авангардные бои, предшествующие сражению, должны рассматриваться как необходимое зло; там, где в них не является необходимость, их следует избегать».  Клаузевиц. 280

«…С самого начала мы видим, что абсолютное, так называемое математическое, нигде в расчетах военного искусства не находит для себя твердой почвы». Клаузевиц. 53.

«Хороший вождь должен знать, что в большой степени победа зависит от того места, где произойдет бой». Флавий Вегеций Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева. 344.

«Во всех сражениях и походах главное правило таково: то, что тебе полезно, должно быть вредным для врага, то, что помогает ему, тебе всегда идет во вред. Поэтому мы не должны делать или не делать ничего, что соответствует его воле, но только то, что мы сочтем полезным для себя». Флавий Вегеций Ренат. Краткое изложение военного дела. Пер. С. П. Кондратьева.361.

 

В мае 1942 года численность действующей советской армии достигла 5,5 миллионов человек, количество танков составило 4065, орудий и минометов — 43 642, боевых самолетов — 3164. Немцы имели на советско-германском фронте около 6,2 миллиона человек (из них — 810 тысяч солдат и офицеров союзников), 3230 танков и штурмовых орудий, до 43 тысяч орудий и минометов (по другим данным — 56 940 орудий и минометов), 3400 боевых самолетов. Линия фронта извилистой упругой кривой протянулась от Баренцева до Черного морей.

Сложнейшую головоломку должны были решить руководители и военные стратеги Советского Союза и Германии: определить стратегические тенденции на несколько месяцев, угадать замыслы врага, организовать контрмеры, исходя из тех возможностей страны.

В первом полугодии 1942 года выпуск автоматов и противотанковых ружей по сравнению со вторым полугодием 1941 года увеличился в 6 раз, минометов — в 3 раза, наземной артиллерии — в 1,8 раза, танков — в 2,3 раза. Производство самолетов по этому показателю значительно уступало. В следующем году и авиационная промышленность заработает на полную мощь.

Набирало силу во всех захваченных немцами территориях партизанское движение.

Ставка и Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами СССР допустили ошибку в определении главных направлений наступления врага летом 1942 года. «Верховный предполагал, — писал Г.К. Жуков, — что немцы летом 1942 года будут в состоянии вести крупные наступательные операции одновременно на двух стратегических направлениях, вероятнее всего — на московском и на юге страны. Что касается севера и северо-запада, говорил И.В. Сталин, то там следует ожидать от немцев незначительной активности. Возможно, они попытаются срезать выступы в нашей оборонительной линии и улучшить группировку своих войск».  364.

Верховный опасался за Москву. Здесь, по сведениям разведки, немцы держали около 70 дивизий. Опасения И.В. Сталина имели основания. Он не знал, что 5 апреля Гитлер издал директиву №41, определившую главное наступление немцев на юге: до Ростова-на-Дону, а оттуда — на Северный Кавказ и на восток до Сталинграда. На остальных участках советско-германского фронта предполагалось проводить «местные» операции с целью улучшения оперативного положения войск и отвлечения внимания советских стратегов от южных областей. Некоторые советские маршалы считали, что если бы И. В. Сталин точно определил место главных событий года, то, мол, немцев остановили бы были бы на западном берегу Дона.

Но это спорная мысль. Об этом я уже говорил и еще раз скажу так: в 1942 – 1943 годах выиграть войну Советский Союз не мог в любой случае.

 

Поражение в Крыму

 

«Каждое наступление по мере продвижение вперед ослабляет себя». Клаузевиц. 31

 

Несколько попыток Крымского фронта освободить от немцев Крым не увенчались успехом. В апреле фронт перешел к обороне. Советские военачальники допустили не сумели создать глубокоэшелонированную оборону, а также артиллерийские и противотанковые резервы.

8 мая немцы перешли в контрнаступление, и уже после первых дней боев штаб Крымского фронта потерял управление войсками. Ситуация чем-то в уменьшенном виде напоминала июнь-июль 1941 года на Западном фронте. Ставка приказала командованию фронта занять оборону вдоль Турецкого вала. И здесь случилась беда. Безвольное руководство — хаос в войсках, огромные потери. За месяц Крымский фронт потерял более 176 тысяч человек. 19 мая немцы взяли Керчь и все силы сосредоточили на осажденном Севастополе.

Героическая оборона города продолжалась 250 дней, самыми трудными из них были дни и недели после падения Керчи.

4 июля Ставка разрешила эвакуировать часть защитников. Прикрывавшие их отход солдаты и офицеры пошли в прорыв. Кому-то это удалось. Кто-то оказался в плену.

Севастополь пал. Но не погиб! И прославил советского воина на весь мир подвигами солдат, офицеров и генералов, и чудо-моряков.

 

Неудачи

 

«Оборона сильнее наступления». Клаузевиц. 50.

«Никакая другая человеческая деятельность не соприкасается со случаем так всесторонне и так часто, как война. Наряду со случаем в войне большую роль играет неведомое, риск, а вместе с ним и счастье». Клаузевиц. 52.

«Стихия, в которой протекает военная деятельность, - это опасность; мужеству отводится самая важная роль». Клаузевиц. 52.

 

В мае начались бои под Харьковом. Немцы фланговыми ударами 6-й немецкой армии с севера и войск группы «Клейст» с юга прорвали оборону русских, соединились в районе южнее Балаклеи. С 24 по 29 мая окруженные части советской армии вели тяжкие бои с превосходящими силами противника. Но лишь отдельным отрядам удалось вырваться из котла.

Столь же серьезные неудачи постигли советские войска в сражениях под Воронежем и в Донбассе. И нервы перестали выдерживать у советских воинов.

 

«Ни шагу назад!»

 

«Когда предстоит сделать что-либо важное, то главнокомандующий не должен уклоняться от труда, считая это как бы недостойным для себя, но взять руководство в предстоящем деле в свои руки и работать по возможности наряду с прочими. Вследствие этого каждый воин будет охотнее повиноваться и легче переносить труд, стыдясь неисполнения». Маврикий. 643.

«Когда он (полководец) держит речь к войску, то не должен оставлять без похвалы даже неприятельские подвиги, чтобы таким образом выказать себя справедливым и по отношению к неприятелю, и обратно – чтобы свои не слишком превозносились». Маврикий. 655.

28 июля И.В. Сталин издал приказ №227 (под грифом «Без публикации»). В нем была изложена ситуация на фронтах, неудачи, постигшие советскую армию. В нем было честно сказано о фактах паники, бегства солдат и даже офицеров с вверенных им позиций. В этом приказе И. В. Сталин приказал всем солдатам и гражданам: «Ни шагу назад!»

И сейчас еще есть люди, которые говорят приблизительно так: « Немцы дали русским пинка под зад, они бежали на восток — аж пятки сверкали! Сталин от злости приказал. “Ни шагу назад!” Да еще и расстреливать велел бегущих. Победители называются».

Между прочим, ничего постыдного, необычного нет ни в страхе. ни в приказе №227. Такое в истории случалось и не раз. Вспомним Первую мировую войну,  Францию, битву на Марне.

 

Приказ маршала Жоффра

 

«Солдат исправляют на местах стоянок страх и наказание; а в походах их делают лучшими надежда им награды». Флавий Вегеций Ренат. 364

В первой половине XIX века сухопутная французская армия была лучшей в Европе. Во второй половине столетия французы терпели поражение за поражением, особенно часто от германских армий.

К Первой мировой войне французы готовились тщательно.

Но уже в первом крупном «пограничном сражении» германские войска разгромили французскую армию и двинулись к Парижу. Положение было катастрофическим. Французы бежали, остановить это паническое бегство не мог никто.

И тогда главнокомандующий французской армией Жоффр издал приказ, в котором говорилось: «В тот момент, когда завязывается сражение, от которого зависит спасение страны, необходимо напомнить всем, что нельзя больше оглядываться назад; все усилия должны быть направлены на то, чтобы атаковать и отбросить неприятеля; часть, которая не может больше двигаться вперед, должна будет, чего бы то ни стоило, сохранить захваченное пространство и скорее дать себя убить на месте, чем отступить. При настоящих обстоятельствах не может быть терпима никакая слабость».

Соотечественники поняли Жоффра. Они стояли в окопах до последнего патрона. Они спасли Родину, победили с помощью союзников в битве на Марне.

 

«Ни шагу назад!» по-советски

 

«Мы называем решимостью способность в обстановке действий, при недостаточных данных, устранять муки сомнений и опасности колебаний». Клаузевиц 82.

«Война – не забава, она – не простая игра на риск и удачу, не творчество свободного вдохновения; она – серьезное средство для достижения серьезной цели». Клаузевиц. 54.

 

И.В. Сталин  в приказе так же прямо написал: «Отступать дальше — значить загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так уж сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев — это значит, обеспечить за нами победу». Мировые войны ХХ века, кн. 4, стр. 249.

Подобные приказы выполняются только в том случае, если народ доверяет политическому и военному руководителю.

Автор данных строк далек от идеализации И. В. Сталина. Ошибки у него были, и очень серьезные, и грешно не говорить о них. Но сначала нужно понять, что И. В. Сталин был явлением в истории Российской державы и событием в мировой истории. А события (не говоря уже о явлениях) просто так, по прихоти гения-выскочки, не рождаются, хотя бы потому, что они (события и явления) имеют множественную причинно-следственную нить, связывающую прошлое с настоящим, а настоящее с будущим.

Если бы Сталин был примитивным, но гениальный карьеристом, захватившим и удержавшим наперекор этой причинно-следственной нити державную власть в стране, то его бы просто боялись. И ждали бы удобного случая. Случай пришел с немцами. Но советские люди не приняли немца, с помощью которого они могли бы сбросить Сталина, дрались с сильным врагом в 1941 году, в 1942 году. Они испугались немцев и побежали, как и французы в 1914 году.

Страх — не трусость. Страх — это факт. Трусость — это событие в жизни каждого из нас. А предательство — это уже явление.

Страх побороть можно.

С трусостью совладать сложнее.

Предательство — пятно на всю жизнь, клеймо вечное.

В те сложнейшие недели людей, объятых паническим страхом, было много.

Животный страх порождал в душах воинов трусость.

А трусость, дай ей волю, делает из слабых людей предателей.

Этот болезненный процесс от страха к трусости, от трусости к предательству  мог стать эпидемоносным. Мог бы. Не надо врать самим себе. Не надо скромничать и умалчивать: бежали, боялись, кто-то уже трусил, кто-то с отчаянья, пожираемый собственной трусостью, переходил к немцам.

И вышел приказ №227. И советские воины услышали «Ни шагу назад!» И что-то случилось с людьми. И. В. Сталин сбил огонь страха с душ людских.

Недоброжелатели могут ехидно улыбнуться: «Знаем мы, как выполнялся на деле этот приказ! Органы НКВД расстреливали бегущих!» Конечно же, подобные случаи были. Но — только случаи, которые не могли стать событием потому, что никаких бы органов не хватило, если бы страх переродился в трусость, а трусость — в массовое предательство. В конце концов, все равно от кого погибать: от немцев или от своих, если трус, если предатель. Но шансов выжить, переметнувшись к фашистам, было немало.

 

«Мы – штрафники…»

«Сегодня тех, кто находится под стражей, ожидая наказания, не менее нескольких десятков в каждой из маленьких темниц, не менее нескольких сотен в каждой из средних тюрем; не менее нескольких тысяч в каждой из больших. Десять человек запутывают своими делами сто человек; сто человек вовлекают тысячу; а одна тысяча человек обманывает десять тысяч. Те, которые впутаны – это родители и братья; затем родственники по женской линии; затем знакомые и старые друзья. Поэтому все крестьяне покидают поля, торговцы покидают свои лавки, чиновники покидают свои посты. Все эти хорошие люди вовлечены  из-за способа расследования. «Искусство войны» говорит: «Когда армия в десять тысяч человек выступает, ежедневные расходы составят тысячу золотых». Когда десять тысяч человек таким образом впутаны и посажены в тюрьму, и даже правитель не в состоянии расследовать положение дел – я полагаю это опасным». «Вэй Ляо-цзы». 318 – 319.

 

Еще в древности, например, у египтян, ассирийцев, персов, македонян, римлян и других народов существовали в войсках особые, элитные подразделения. Их называли по-разному, но выполняли они, как правило, сдвоенную задачу: охраняли царя и являлись ударной мощью войска в походах и сражениях.

Подобную задачу, вернее вторую часть ее, решали в начале войны Воздушно-десантные войска, которые после жестоких боев и многочисленных потерь, стали организующей опорой  гвардейских дивизий, корпусов, а затем и армий.

Некоторые повелители использовали для создания особых войск преступников. Так поступали китайские ваны со времен империи Хань, выпускали из тюрем преступников и отправляли их, например, в Центральную Азию для борьбы с парфянами и другими сильными противниками. Если бывший преступник выживал в походах и привозил в Поднебесную черепа убитых лично врагов, либо приводил пленных, то он «получал амнистию», награждался.

В приказе №227 этой проблеме уделялось большое внимание.

«Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции, нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо как с предателями Родины.

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот призыв — значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН»

 

В настоящее время нередко приходиться слышать: «Войну выиграли штрафники! Их бросали на самые ответственные участки, они взрезали оборону противника, гибли в отчаянных атаках, а по проторенной дорожке шли части Советской армии...»

Как бы хорошо не воевали эти подразделения, но они не стали даже событием в истории Великой Отечественной войны. Это был факт, эпизод, очень яркий, но все же эпизод. И забывать об этом не стоит тем, кто хочет разобраться во всех сюжетных хитросплетениях той великой драмы великого народа.

Проблему поддержания дисциплины в войсках решали и германские военачальники, о чем говорят строки приказа №227, а также строки из мемуаров Манштейна и других гитлеровских генералов.

В 1942 году напряжение войны приблизилось к апогею. Нужно было задействовать все резервы немецкого народа и советского народа. Нужно было поднять дисциплину на небывалый уровень. Нужно было поднять «дисциплину смерти». Сам погибай, а Родину спасай. Сам погибай, а дело Гитлера спасай.

Немцам было в этом смысле куда сложнее. Конечно, Гитлер поработал с ними хорошо, многие из молодых немцев верили безусловно всему, что говорил фюрер.  Но уже в 1942 году в гитлеровской армии прозрели многие. Воевать хотелось все меньше: и молодым, и старым. Гитлер вынужден был вводить в армии крутые меры. Сталин – тоже. Но почему-то ни один знаток немецкой армии времен Второй мировой войны не говорит о том, что все ее победы были сделаны «штрафниками». В России почему-то такие люди есть. Почему?

 

Наступление на Сталинград

 

«Полководец ни на минуту не должен спускать глаз с противника, иначе он рискует попасть под удары боевого меча, имея в руках только франтовскую шпагу». Клаузевиц. 76.

«Чтобы выдержать эту непрерывную борьбу с неожиданным, необходимо обладать двумя свойствами: во-первых, умом, способным прозреть мерцанием своего внутреннего света спустившиеся сумерки и нащупать истину; во-вторых, мужеством, чтобы последовать за этим слабым указующим проблеском…». Клаузевиц. 80 – 81.

 

Неудачи Красной Армии в начале лета 1942 года позволили немцам начать 28 июня операцию по окружению и уничтожению западнее Дона большой группировки советских войск.

7 июля немцы прорвали оборону противника на юге этой операции, углубились на 170 километров при ширине прорыва в 300 километров. В северном участке, под Воронежем, советские войска остановили фашистов. Началась титаническая работа штабов всех уровней (и немецких, и советских), генералов, офицеров и солдат. Немецкие стратеги и исполнители их замыслов точно реагировали на любое изменение первоначальных планов, бросали в бой в нужные места мощные резервы и прижимали противника к Сталинграду, к Волге, к Кавказу. Советские же стратеги, и офицеры, и рядовые воины, кто-то полководческим чутьем, кто-то самопожертвованием в боях, делал то же дело, что и все советские воины в первые месяцы войны: они держали время, столь необходимое Ставке для реализации крупномасштабной операции, которая завершится зимой 1942-1943 года окружением армии Паулюса под Сталинградом.

 

 

Сталинградская битва

 

«Военное искусство имеет дело с живыми людьми и моральными силами; отсюда следует, что оно никогда не может достигнуть абсолютного и достоверного». Клаузевиц. 53.

 

Она состояла из двух операций. Сталинградская оборонительная операция продолжалась с 17 июля по 18 ноября 1942 года. Сталинградская наступательная операция проходила с 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года. На Сталинград наступала 6-я армия фон Паулюса и с 31 июля - 4-я танковая армия. Немцы понимали, что, овладев Сталинградом, они в корне улучшат стратегическое положение: во-первых, будет перерезана Волга, по которой в центральные районы Восточной Европы поступала каспийская нефть и другое сырье, продукты питания; во-вторых, из Сталинграда они могут наступать на Кавказ, на Москву, на Урал, на Восток и в Среднюю Азию.

Имея большое преимущество в авиации, тяжелой артиллерии, танках, немцы, преодолевая сопротивление советских войск, вошли в Сталинград, подошли к Волге, но не взяли город в полном смысле этого слова! Фронт теперь представлял собой искореженную расческу: на одной улице русские обороняли, на другой стояли немцы, на одной стороне улицы немцы, на другой - русские, в одном доме - русские, в соседнем - немцы. Иногда противники занимали разные подъезды одного дома. Немцы явно просчитались, захватывая город. Они думали, что русские, увидев немцев в Сталинграде, пойдут сдаваться. Не сдавались русские солдаты, офицеры, генералы! Начались уличные бои, Городская битва. В ней немцам не могли оказать действенную помощь тяжелые бомбардировщики, танки, дальнобойная артиллерия. В ней дрались солдаты с солдатами. Кто кого? Уличные бои изматывали тех и других. Но морально они давили на немецких солдат с каждым днем все больше и больше. Почему русские не сдаются?

Время шло. Советское руководство скрытно готовило резервы для наступательной операции.

Она началась ударами Юго-Западного и Сталинградского фронтов по флангам противника с последующим наступлением по сходящимся направлениям на Калач и Советский. 23 ноября здесь встретились атакующие немцев войска. Они окружили 22 дивизии и 160 отдельных частей врага общей численностью 330 тысяч человек. Немцы пытались вырваться из окружения, но части, бросившиеся в прорыв, были разгромлены 12 декабря.

С 10 января по 2 февраля 1943 года войска Донского фронта методично уничтожали противника, оказавшегося в котле. Вермахт потерял в Сталинградской битве убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести 1,5 млн человек, четверть всех сил воевавших на советско-германском фронте.

Сталинградская битва стала началом коренного перелома в Великой Отечественной войне и во Второй мировой войне в целом.

 

Оборона Кавказа

 

«Война – это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю». Клаузевиц. 35.

 

Стратегическая операция началась 25 июля, завершилась 31 декабря. Советские войска с боями отходили на юг и на юго-восток, наносили противнику огромные потери, не давали ему возможности осуществить мощный прорыв.. В конце июля немцы повернули 4-ю танковую армию на Сталинградское направление, ослабив натиск на Кавказ, хотя общий перевес в живой силе и техники оставался здесь за немцами. В течение августа-декабря фашисты упорно атаковали, оставив в северокавказской земле 100 тысяч погибших солдат и перешли к обороне.

 

Был ли шанс?

 

«У того, кто воинственен в бою, недостаточно солдат, чтобы одержать победу». «Вэй Ляо-цзы». 309.

 

Эту главу можно было назвать и так: «Западня для немцев и русских», потому что и те, и другие оказались после битвы при Сталинграде в таком положении, из которого они, не воюя до победного конца, выйти не могли. То есть ни те, ни другие не могли не воевать. В самом деле, и Великобритания, и США, и Япония, Италия … могли бы найти причину и выйти из войны с теми или иными потерями. Но Германия и Советский Союз, хотели они того или нет, должны были воевать.

 

Третий период Великой Отечественной войны. Июнь 1943 года – май 1944 года

Курская битва

Началась 5 июля, завершилась 23 августа. Состояла из двух битв: Оборонительной операции (5-23 июля) и Наступательной операции (12 июля - 23 августа). Войска Центрального и Воронежского фронтов сдержали наступление противника, пытавшегося окружить крупную группировку советских войск, дали возможность маршалам Жукову и Василевскому (они координировали действия фронтов) развернуть в тылу войска для решительного наступления.

Советское командование имело перед Курской битвой 1336 тысяч солдат, более 19 тысяч орудий и минометов, 3444 танка, 2172 самолетов. Руководство фашистской Германии выделило для этой битвы 70% танковых дивизий, 65% самолетов, действовавших против СССР, 900 тысяч солдат, 10 тысяч орудий и минометов, 2700 танков, 2050 самолетов. Эти данные говорят о многом. В том числе и о слабости гитлеровской Германии.

Сдержав натиск немцев, советские войска перешли в наступление и разгромили врага. Вермахт потерял здесь 500 тысяч человек, 1500 танков, более 3700 самолетов, 3000 орудий.

 

Битва за Днепр

Началась в августе, завершилась в декабре 1943 года. Немцы создали оборонительный рубеж «Восточный вал», основой которого были Днепровские укрепления. В ходе операции Центральный, Воронежский и Степной фронты форсировали в среднем течении Днепр, а Юго-Западный и Южный фронты разгромили врага в Донбассе и вышли к Днепру в нижнем течении и в Крыму. Западный фронт и левое крыло Калининского фронта наступали на Смоленском направлении.

Натиску русских упорно сопротивлялись войска группы армий «Юг» и «Центр». Советские войска разгромили противника на Левобережной Украине, в Донбассе, захватили стратегический плацдарм на Днепре, выбили немцев из 160 городов и 38 тысяч населенных пунктов.

 

Киевская наступательная операция

Началась 3 ноября, завершилась 13 ноября 1943 года. Командующий 1-м Украинским фронтом генерал Ватутин скрытно перебросил войска с букринского на лютежский плацдарм, и 1 ноября оставшиеся на букринском рубеже части пошли в наступление. Немцы перебросили сюда много людей и техники, думая, что именно здесь будет направление главного удара русских. 3 ноября Ватутин начал наступление на лютежском плацдарме. 6 ноября Киев был освобожден.

 

Киевская оборонительная операция

Началась 13 ноября, завершилась 22 декабря 1943 года. Немецкое руководство отправило в контрнаступление 15 дивизий и танковую армию. Битва продолжалась сорок дней. Генерал Ватутин измотал немцев без привлечения резервов, которые нужны были для организации дальнейшего наступления, не пропустил фашистов к Днепру.

 

Одесская операция

Началась 26 марта, завершилась 14 апреля 1944 года. Войска 3-го Украинского фронта Р.Я. Малиновского, при содействии Черноморского флота Ф.С. Октябрьского и 2-го Украинского фронта И.С. Конева разгромили немецкую 6-ю армию и румынскую 3-ю армию, нанеся удар с Южного Буга на Раздельную и Тирасполь, а второй удар - на Николаев и Одессу, освободив Николаевскую и Одесскую области, большую часть Молдавии.

 

Крымская операция. 1944 год

Началась 8 апреля, завершилась 12 мая. Ударами Советской армии с керченского плацдарма на Севастополь и из района Сиваша и Перекопа на Симферополь была ликвидирована крупная армия немцев численностью 200 тысяч человек и взят Крым.

 

Четвертый период Великой Отечественной войны. Июнь 1944 – май 1945 года

 

Белорусская операция

Началась 23 июня, завершилась 29 августа 1944 года. Являлась частью операции «Багратион».1-й Прибалтийский, 3-й, 2-й, 1-й Белорусские фронты прорвали оборону противника в 6 местах, окружили и уничтожили группировки немцем под Витебском и Бобруйском, а также оршанскую группировку, затем могилевскую. После чего окружили и уничтожили основные силы группы армии «Центр» под Минском, освободили Белоруссию, часть Литвы, Латвии, вошли в Польшу, приблизились к границам Восточной Пруссии.

Львовско-Сандомирская операция

Началась 13 июля, завершилась 29 августа 1944 года. Войска 1-го Украинского фронта (И. С. Конев) прорвали оборону группы армий «Северная Украина» на раварусском и львовском направлениях, окружили и ликвидировали 8 дивизий врага, освободили несколько городов, продвинулись на 200-220 км. В период с 28 июля по 29 августа, сменив направление главного удара с львовско-перемышльского на сандомирское, советские войска форсировали Вислу и создали сандомирский плацдарм. Немцы понесли огромные потери.

Люблинско-Брестская операция

Началась 18 июля, завершилась 2 августа. Войска 1-го Белорусского фронта при участии 1-й армии Войска Польского атаковали люблинскую и брестскую группировки врага, продвинулись на 260 км, дошли до предместья Варшавы, форсировали Вислу, создали магнушевский и пуловский плацдармы для последующего наступления на варшавско-берлинском направлении.

Белградская операция

Началась 28 сентября, завершилась 20 октября. Силы 3-го Украинского фронта совместно с частью сил 2-го Украинского фронта и югославской армией нанесли удар на белградском направлении по группировке «Сербия». Югославские и болгарские войска продвигались с боями на нишском и скопьенском направлениях. Немцы были разгромлены. Советские войска вместе с союзниками захватили Белград, освободили значительную часть Сербии, взяли Ниш, Кралево, перерезали важную дорогу, связывающую Салоники и Белград. Неся огромные потери, немецкая группа армий «Е» отступала по горным дорогам под ударами югославов.

 

Будапештская операция

Началась 29 октября 1944 года, завершилась 13 февраля 1945 года. Немцы хорошо укрепили подступы к городу. Советские войска к 10 декабря заняли междуречье Тисы и Дуная, лишив немцев возможности отступать на север. Затем захватили плацдарм южнее столицы Венгрии, вышли к озеру Балатон. 20 декабря советские войска вновь пошли в наступление и 26 декабря окружили противника. Обреченные немцы трижды пытались вырваться из окружения. Не удалось. 13 февраля 188 тысячная группировка немецких войск была ликвидирована, Будапешт освобожден.

 

Висло-Одерская операция

Началась 12 января, завершилась 3 февраля 1945 года. Между Вислой и Одером немцы возвели 7 мощных оборонительных рубежей. Советские войска прорвали фронт противника (500 км), углубились на 100-150 км, сокрушив основные силы немцев. На втором этапе операции, 18 января - 3 февраля, были уничтожены оперативные резервы фашистов, захвачен Силезский промышленный район, плацдарм на Одере. В ходе операции советские войска уничтожили 35 дивизий, взяли в плен 147,5 тысяч человек, захватили 14 тысяч орудий и 1400 танков.

Восточно-Прусская операция

Началась 13 января, завершилась 25 апреля. Советское командование имело 1670 тысяч человек, 25426 орудий, 3859 танков, 3097 самолетов. Противник создал 7 мощных оборонительных рубежей, 6 укрепленных районов. Немцы сражались здесь особенно упорно. Советские войска рассекли силы немцев на три части, окружили их (лишь некоторым частям 2-й немецкой армии удалось вырваться из окружения), а затем уничтожили.

Нижне-Силезская операция

Началась 8 февраля, завершилась 24 февраля. Войска 1-го Украинского фронта (И. С. Конев) ударами с одерских плацдармов (главный - севернее Бреслау (Вроцлав) на Котбус; второй - южнее Бреслау на Герлиц; третий - юго-западнее Оппельна (Ополе) вдоль склонов Судетских гор) прорвали оборону немцев на фронте 250 км, овладели Нижней Силезией, захватили плацдармы на западном берегу реки Нейсе, окружили города Бреслау, Глогау (Глогув).

 

 

Балатонская операция

Началась 6 марта, завершилась 15 марта. С обеих сторон участвовало свыше 800 тысяч человек, 12,5 тысяч орудий, около 1300 танков и более 1800 самолетов. Немцы пошли в контрнаступление на позиции 3-ьего Украинского фронта в районе озера Балатон. Русских поддерживали болгарская и югославская армии. Контрнаступление немцев удалось остановить.

 

Венская операция

Началась 16 марта, завершилась 15 апреля. Советские войска разгромили группы армий «Юг» и «Е» на западе Венгрии, взяли Вену, пленили 130 тысяч солдат противника, изолировав Балканскую группировку немцев, освободив Венгрию и восточную часть Австрии.

 

 

Берлинская операция

Началась 16 апреля, завершилась 8 мая. Войска 2-го Белорусского, 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов при участии Балтийского флота, 1-й и 2-й армии Войска Польского в первые четыре дня операции прорвали одерско-нейсенский рубеж обороны противника, имевшего здесь две танковые и две полевые армии групп армий «Висла» и «Центр». В полосе наступления 1-го Белорусского фронта немцы, имевшие здесь несколько мощных полос обороны, приостановили движение частей Красной Армии.

Советское командование разработало и осуществило операцию по окружению берлинской группировки фашистских войск. 24 апреля была окружена франкфуртско-губенская, а на следующий день - вся берлинская группировка немцев (всего оказалось в котле около 500 тысяч солдат). 25 апреля части 5-й гвардейской армии встретились с частями американской 1-й армии. 26 апреля франкфуртско-губенская группировка немцев бросилась в прорыв. До 1 мая шло сражение, пока группировку противника полностью не уничтожили. Берлинскую группировку уничтожили 2 мая в боях на улицах Берлина. До 5 мая отдельные отряды немцев тщетно пытались вырваться из Берлина.

В ночь на 9 мая 1945 года представители немецкого главного командования в Карлсхорсте подписал Акт о безоговорочной капитуляции вооруженных сил Германии. В ходе Берлинской операции советские войска разгромили 70 пехотных и 23 танковых дивизии, взяли в плен 480 тысяч солдат, захватили 1500 танков и 4500 самолетов поверженного противника.

Великая Отечественная война советского народа с фашисткой Германией закончилась. Вторая мировая еще продолжалась.

 

Маньчжурская операция

Началась 9 августа, завершилась 2 сентября 1945 года. Советские и монгольские войска имели здесь 1,5 млн. человек. Ударами с двух основных направлений и несколькими вспомогательными ударами по сходящимся в Маньчжурии направлениям советские и монгольские войска в нескольких местах прорвали оборону Квантунской армии, признававшейся специалистами неприступной. За 11 дней боев наступавшие продвинулись на 400-800 км в глубь Северо-Восточного Китая с Запада, а с Востока и Севера - на 200-300 км, вырвались на Маньчжурскую равнину, расчленив японские войска. Продолжая наступление, они уничтожали разрозненные части врага.

Лишившись Квантунской армии (более 1 млн. человек), Япония уже не смогла продолжать боевые действия.



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить