Александр Торопцев. Пирамида власти. Русь-Россия (Книга) - Глава V. Мировая распря. XI-XV вв.

E-mail Печать PDF
Оценка пользователей: / 8
ПлохоОтлично 
Оглавление
Александр Торопцев. Пирамида власти. Русь-Россия (Книга)
Глава I. Вводная. (О Пирамиде власти)
Глава II. Древний мир
Восточная Европа. VIII вв. до н.э. – IV вв. н.э
Глава III. Раннее Средневековье. IV-VIII вв.
Глава IV. Время викингов. IX-XI вв.
Глава V. Мировая распря. XI-XV вв.
Глава VI. Русское государство. XVI-XVII вв.
Дело первопроходцев и наша книга
Глава VII. Век России. XVIII в.
Глава VIII. Самые революционные 150 лет
Оглавление
Все страницы

 

 

Глава V. Мировая распря. XI-XV вв.

Краткая хронология

В 1064 г. князь Ростислав, изгнав из Тмутаракани своего двоюродного брата Глеба Святославича, начал великую распрю на Руси, которая продолжалась почти 400 лет.

В 1068 г. половцы, новые хозяева Восточноевропейской степи напали на Киев, и началась долгая борьба русских князей с сильным и упорным врагом.

В 1069 г. польский князь Болеслав II Смелый поддержал Изяслава I в его борьбе за киевский великокняжеский престол и ходил с войском на Киев.

В 1097 г. по предложению князя Владимира Мономаха в Любече состоялся съезд князей. Они решили объединиться в борьбе с половцами.

С 1113 по 1125 гг. в стольном Киеве правил Владимир Мономах. Он погасил огонь распри, добился успехов во внешней политике. Перед смертью князь написал «Поучение», в котором, в частности, призывал сыновей сообща и по справедливости править Русью. Но сразу после его смерти распря разгорелась с новой силой.

В 1147 г. впервые в летописи упомянута Москва, которой суждено было стать столицей огромной державы.

В 1185 г. князь новгород-северский Игорь Святославич ходил на половцев. Неизвестный автор описал этот неудачный поход в «Слове о полку Игореве», шедевре русской и мировой литературы.

В 1223 г. рекогносцировочный корпус монголов нанес русским поражение в битве при Калке.

В 1237 г. полчища Батыя вторглись в Русские земли, сокрушая города и селения.

В 1240 г. Александр Ярославич разгромил шведов в Невской битве, за что получил имя Невского. Чуть позже хан Батый взял Киев.

В 1242 г. Александр Невский нанес поражение рыцарям Тевтонского ордена в Ледовом побоище на Чудском озере, укрепил границы Руси на северо-западе.

В 1263 г. князь Александр Невский завещал Москву в удел своему младшему сыну Даниилу.

В 70-х, а по некоторым данным в 80-х годах XIII вв. Даниил Александрович стал князем Московским.

В 1292 г. близ Новгорода была построена первая в Русской земле после нашествия Батыя каменная церковь Николы на Липне.

В 1292 г. на Русь вторглось татарское войско во главе с Дюденем.

С 1325 по 1340  гг. в Москве правил Иван Калита. Он стал первым собирателем русских земель вокруг Москвы. При нем началось возвышение столицы будущей крупнейшей державы.

В 1380 г. русские одержали победу на Куликовом поле в битве против войска Золотой Орды во главе с темником Мамаем.

В 1395 г. из Владимира в Москву перенесли икону Божьей матери. В том же г. Тимур, совершив опустошительный рейд по странам Азии, Кавказа и Восточной Европы, не решился идти на Москву, повернул войско на юг.

В начале второй пол. XV в., в последние  гг. правления Василия III Темного, закончилась «последняя распря русских князей».

В 1462 г., после смерти Василия Темного, началось великое княжение Ивана III Васильевича.

В 1463 г. Иван III удовлетворил просьбу Пскова и дал городу наместника, угодного псковичам, но не разрешил им «отложиться» от новгородского владыки. Великий князь отправил в Псков дружину для борьбы с немцами. В тот же год был присоединен город Ярославль.

В 1465 г. хан Золотой Орды Ахмат собрал войско для похода на Москву, но крымский хан Кази-Гирей вмешался в дело, начал войну с Ахматом.

В 1466 г. в Восточную Европу вновь нагрянула моровая язва, сгубив в общей сложности более 250 тысяч человек.

В 1467 г. великий князь послал войско во главе с князьями Иваном Юрьевичем Патрикеевым и Стригой-Оболенским на Казань. Поход был неудачным.

В 1468 г. русская рать во главе с князем Семеном Романовичем осуществила поход в Черемисскую землю. Оно дошла почти до Казани. В том же году Иван Стрига-Оболенский изгнал отряды казанцев из Костромской земли. Князь Даниил Холмский – из Муромской земли.

В тот же год Иван Васильевич собрал крупное войско, пошел на Казань, но затем сам вернулся в Москву, а войско доверил военачальникам Руно Московскому и князю Ивану Звенцу Устюжскому. По иному маршруту на Казанское ханство ходил нижегородский князь Федор Хрипун-Ряполовский с московскою дружиной. Оба войска нанесли ханству ощутимый урон, но Ибрагим не остался в долгу, присвоил Вятку.

В 1469 г. Иван III организовал новый крупный поход на Казань, неудачный. Русские понесли большие потери. Мать Ибрагима помогла сыну. Лживыми обещаниями дезорганизовала действие русских дружин.

В том же году великий князь вновь послал на Казанское царство крупное войско, на этот раз во главе со своими братьями Юрием и Андреем. Они нанесли под Казанью крупное поражение Ибрагиму, и тот вынужден был заключить мир, исполнив все требования Ивана III.

В 1470 г. началась решительная борьба с Новгородом. Жители города, подстрекаемые знатными людьми, в том числе знаменитой боярыней Марфой Борецкой, решили искать союзников в Литве.

В 1471 г. Иван III Васильевич объявил Новгороду войну. За несколько дней он собрал крупное войско, какого еще не водили русские князья на новгородскую землю, начал широкомасштабные боевые действия по всей территории вечевой республики. В июне его войско нанесло противнику сокрушительное поражение при реке Шелони, а немногочисленная рать воеводы Образца и воеводы Бориса Слепого разгромила Василия Шуйского в Заволочье. Новгородцы признали поражение, но еще пытались сохранить старые порядки. 1 сентября Иван Васильевич с огромной добычей двинулся в Москву.

В 1472 г. московская рать покорила Великую Пермь. Владения великого князя теперь простирались до Уральского хребта.

В 1472 г. хан Ахмат навел дипломатические мосты с Литвой и вторгся в Русскую землю. Иван III, узнав об этом, двинул на врага войско в 180 тысяч человек. Ахмат сжег Алексин, но увидел за Окой громадную русскую рать и не решился продолжать войну.

В тому же году Иван сватает Софию Палеолог. 12 ноября царевна прибыла в Москву. Свадьбу сыграли тут же. Авторитет повелителя русской державы и самого государства быстро возрастал. Иван III делает все, чтобы в Москву приезжали художники, архитекторы, мастера-строители, выдающиеся ремесленники.

В 1473 г. началась война с Литвой. Заметную поддержку Москве в этой борьбе оказал Менгли-Гирей, крымский хан.

В 1474 г. Иван III и Менгли-Гирей заключили мирный договор. София убедила Ивана III не пресмыкаться перед послами Золотой Орды.

В 1476-1477 гг. налаживаются контакты между Русским государством и Венецианской республикой. Иван III продолжает активную дипломатическую политику по отношению к Новгороду.

В 1478 г. с наименьшими потерями великий князь окончательно и бесповоротно сокрушил вечевой строй в Новгороде и полностью подчинил его Москве.

В 1480 г. после знаменитого «Стояния на Угре» Русь официально освободилась от данной зависимости по отношению к Золотой Орде.

В 1482 г. Менгли-Гирей подписал с Литвою мир. Но Иван III с помощью большого войска и ловких дипломатов Юрия Шестака и Михайла Кутузова вынудил крымского хана воевать с Литвой. В это же время великий князь налаживает дипломатические отношения с Венгрией для общей войны с Польшей. Состоялось обручение старшего сына великого князя и дочери господаря Венгрии Стефана.

В 1483 г. в Нарве заключено двадцатилетнее перемирие между Ливонией и Русью.

В 1485 г. Иван III объявил войну князю тверскому Михаилу, обвинив его в сношениях с Литвой. Михаил испугался, пошел на серьезные уступки Москве и лишь формально остался независимым, да и то, на несколько месяцев. В сентябре Иван III выступил в поход на Тверь с огромным войском. Многие тверичи вовремя вышли из города, поклонились Ивану как законному государю. Тверское великое княжество прекратило существование.

В 1487 г. 9 июля русское войско взяло Казань.

В 1489 г. к Русскому государству окончательно присоединена Вятка.

В 1492 г. русские заложили неподалеку от Нарвы каменную крепость Ивангород.

В 1493 г. Иван III приказал арестовать ганзейских купцов в Новгороде. Это ухудшило внешнюю торговлю Русского государства со странами Балтийского моря, причем на долгие годы.

В 1494 г. после смерти в 1492 г. Казимира, королем польским стал его старший сын, Альберт, а великим князем Литовским – младший сын, Александр, что ослабило Литву. Этим воспользовался Иван III, усилив давление на западного соседа, дипломатическое и военное. Не в силах сдержать этот натиск, Александр принял предложение Москвы и в феврале обручился с дочерью Ивана III, Еленой.

В 1496 г. закончилась датско-шведская война, в которой русские оказали серьезную помощь датскому королю Хансу Ольденбургскому, ставшему королем Швеции.

В 1499 г. Иван III подчинил северо-западную Сибирь, издавна платившую дань Новгороду.

Пирамида власти на Руси в XI-XII вв.

В XI-XII вв. в Киевской Руси функционировали две власти: княжеская и городская — вечевая. За три предыдущих столетия Рюриковичи создали крепкое государство и своими победами и мудрой политикой завоевали громадный авторитет далеко за пределами Восточной Европы. Но даже такие крупные государственники, как Ярослав Мудрый и Владимир Мономах, не решились посягнуть на вече, упразднить вечевой строй, который в этих краях существовал задолго до прихода сюда варягов. Кроме того, вечевой строй восточноевропейских племен и народов был похож на тинг — средневековое народное собрание у скандинавов, так что он не был чем-то чужеродным, непривычным для варягов. Рюриковичи потому-то и смирились с вечевой властью, что вече было старше князей, а старшинство они почитали: власть и у них передавалась по старшинству.

С другой стороны, вече часто добровольно отдавало князю свои полномочия. Надо подчеркнуть, что в целом эти две власти мирно сосуществовали на Руси в течение многих веков, хотя и вече, и князья всегда мечтали о «единовластии».

Князья являлись одновременно законодателями, военными вождями, верховными судьями и верховными администраторами, то есть обладали высшей политической властью. Дружина поддерживала князей полностью. «Еще Владимир Святой, по летописному преданию, высказал мысль, что серебром и золотом дружины нельзя приобрести, а с дружиной можно достать и золото, и серебро. Такой взгляд на дружину, как на нечто неподкупное, стоящее к князю в отношениях нравственного порядка, проходит через всю летопись. Дружина в Древней Руси пользовалась большим влиянием на дела; она требовала, чтобы князь без нее ничего не предпринимал, и когда один молодой киевский князь решил отправиться в поход, не посоветовавшись с ней, она отказала ему в помощи, а без нее не пошли с ним и союзники князя... Дружина делилась на старшую и младшую. Старшая называлась «мужами» и «боярами» <...> Бояре были влиятельными советниками князя, они в дружине бесспорно составляли высший слой и нередко имели свою собственную дружину. За ними следовали так называемые «мужи», или «княжи мужи», — воины и княжеские чиновники.

Младшая дружина называется «гриди», иногда их называют «отроками», причем это слово нужно понимать лишь как термин общественного быта, который мог относиться, может быть, и к очень старому человеку. Князь должен был относиться к дружиннику и «мужу» как к человеку вполне независимому, потому что дружинник всегда мог покинуть князя и искать другой службы. Из дружины князь брал своих администраторов, с помощью которых он управляет землею и охраняет ее. Эти помощники назывались «вирниками» и «тиунами»; обязанность их состояла в суде и взыскании виры, т. е. судебной пошлины, в управлении землею и в сборе дани. Дань и вира кормили князя и дружину» (Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. СПб.: Кристалл, 1997. С. 108-109).

Кроме дани и виры князь и дружина получали военную добычу, а князья еще имели немалые доходы с частных земель (сел), которые они приобретали, пользуясь политической властью и силой, по дешевке.

Доходные места дружинников и громадная власть князей, казалось бы, должны были усилить политическое положение Рюриковичей до такой степени, когда им и их дружинникам вече стало бы просто ненужным. Во время расцвета и могущества Киевской Руси, то есть при Ярославе Мудром и его сыновьях, власть князей, в буквальном смысле слова, подавила вече во многих городах, хотя окончательно сокрушить исконно народный институт власти Рюриковичи не решились, а может быть, не посчитали нужным и передали вече хозяйственные функции.

По мере разрастания рода Рюриковичей и распри между ними, по мере деления Руси на уделы городские вече вновь обрели политическое значение, о чем в первую очередь говорит опыт новгородцев, объявивших у себя вечевую республику. Другие города Киевской Руси в XII в. так далеко не пошли, но, почувствовав слабость князей, стали по своему усмотрению призывать к князей, заключать с ними ряды, спорили с князьями, а то и «указывали им путь», то есть выпроваживали.

Большой русский город в XII в. представлял собой сложный социальный организм. На верху общества находилась княжеская дружина, с которой сливается прежний высший земский класс бояр. Из рядов дружины назначалась княжеская администрация и судьи (посадник, тиун и др.). Вообще же население страны можно поделить на горожан (купцы, ремесленники) и сельчан, из которых свободные люди назывались смердами, а зависимые — закупами. Закупы не были рабами, они были условно зависимые люди, с течением времени сменившие полных рабов. (Смерды – крестьяне-общинники в Древней Руси IX-XIV вв. сначала являлись свободными, но постепенно попадали в зависимость от феодалов).

Дружина и люди не составляли общественные классы, из одного состояния можно было свободно переместиться в другое. «Основное различие в их положении заключалось, с одной стороны, в отношении к князю (одни служили князю, другие ему платили; что же касается холопов, то они имели своим господином хозяина, а не князя, который их вовсе не касался), а с другой стороны — в хозяйственном и имущественном отношении общественных классов между собой». (Платонов С. Ф. Указ. соч. С. 113).

 

Пирамида власти в Московском княжестве в XIV-XV вв.

От удела до великого княжества

В период с 1359 по 1462 г. Москва из столицы небольшого удела превратилась в стольный град великого княжества Московского. К моменту вокняжения в 1462 г. Ивана III Васильевича оно достигло таких экономических, политических и военных успехов, что, во-первых, возвышение Москвы и Московской земли над другими русскими городами стало очевидным фактом, а, во-вторых, великие князья, духовенство, бояре, служилые и ремесленные люди московские почувствовали, что именно Москве при­дется решать следующую эпохальную задачу — задачу устройства не только Великого княжества Московского, но Русской земли, Русского государства. Тогда же сформировался социально-полити­ческий лик Москвы-народа, его сложный, иной раз кажущийся противо­речивым характер, заявлявший о себе в критические мгновения истории, например в Куликовской битве, во время нашествия Тохтамыша, в перипетиях последней распри русских князей, и в вза­имоотношениях обитателей Москвы и Московской земли.

 

Великие князья

Во главе московской «пирамиды власти» стояли великие князья. О сложности и неоднозначности политической ситуации в Москве, говорит, например, дина­мика борьбы Москвы с Тверью за главенство на Русской земле.

Еще в начале XIV в. Тверь воз­главляла сопротивление ордынцам, а в конце столетия тверской князь Михаил Александрович получил в Орде ярлык на великое княжение и титул великого князя тверского и всея Руси. На рубеже XIV-XV вв. Тверь опережала Москву в «исторической гонке», и возможностей закрепить успех тверские князья имели немало. Этого не случилось по разным причинам, об одной из них следует поведать.

Москва и ее князья со времен Ивана Калиты никогда не стреми­лись удивить заезжих гостей (русских и иностранных) дорогостоящи­ми сооружениями, строительство которых осуществлялось бы в ущерб обороноспособности города и княжества и благосостояния его граждан. Иван Калита, Дмитрий Донской начинали крупные строи­тельные кампании с возведения прочных крепостных укреплений вокруг Боровицкого холма. (Чуть позже прочные каменные стены будут ставить и в других городах Московской земли). Тверские же князья, соорудив деревян­ные стены, обмазанные глиной, возвели в городе богатый, дорогостоя­щий каменный собор, с мраморным полом и медными дверями.

Московские князья потому-то и победили тверских в двухсотлетнем споре, что они точнее сориентировались в пространственно-временном историческом поле и поняли возможности и внутренние устремления подданных и всех русских людей. Красоту русские люди любили. Кстати, еще и поэтому они приняли крещение по православному обряду: благолепие и роскошь внутреннего убранства церквей в Византии удивительным образом совпадали с желанием не столь уж богатых русских людей богато украсить церкви на Руси. Никаких средств не жалели рус­ские люди для этого. Строили они богатые церкви даже в тяжкие годы и века после нашествия Батыя. Но... спартанским духом ни тверичи, ни московиты, ни обитатели других кня­жеств русских не обладали, жили, как аскеты, но аскетизм их был вы­нужденным.

«Московские соборы XIV-XV столетий не привлекали своими ред­костями, недаром же создания Калиты так быстро обветшали, зато в Москве всегда пеклись о прочности городских укреплений и опередили многие другие города в постройке каменных стен». (Тихомиров М. Н. Средневековая Москва. М., 1997, С. 59).

Первым важным делом Дмитрия Донского было возведение камен­ных кремлевских стен. В Кремле находился и великокняжеский дворец, и двор на случай осады, и конюшни. Все великокняжеские постройки рубились из дерева, они так же быстро, как и боярские дворы, и дома простых людей, сгорали во время частых пожаров, и даже в этом бытие великого князя походило на бытие его подданных.

Кроме великокняжеского дворца, в Кремле находился митрополи­чий двор, церкви, монастыри, а также дворы удельных князей и бояр. На Боровицком холме сосредоточились все ветви власти. Отсюда шло управление городом, городским хозяйством, великим княжеством.

Долгое время Москвой владел дом Калиты. Это совместное владение, странное для города и для князей Мономашичей, тяготеющих со времен Юрия Долгорукого к централизации власти, началось после смерти Даниила Александровича, когда его сыновья вместе сидели в Москве и вместе воевали с тверскими князьями. В 1307 г. между ними вспыхнула ссора, Александр и Борис уехали в Тверь. Вскоре первый из них умер, а второй вернулся в Москву. После смерти братьев (они умерли бездетными) московская отчи­на перешла к Ивану, младшему сыну Даниила Александровича, един­ственному законному наследнику.

Иван I Калита в 1340 г. перед смертью призвал трех сыно­вей и объявил завещание, по которому Москва была поделена на три части, и каждая передана во владение Семену, Ивану и Андрею. У гроба отца сыновья целовали крест, заключив договор о третном владении Москвой. Был утвержден великокняжеский тысяцкий, наместники кня­зей-совладельцев, а также наместники великого князя.

Князья-третники «уступали старшему Семену на старшинство поло­вину таможенных сборов — «полтамги», оставляя половину за собой. Великий князь имел право судить живших в Москве княжеских слуг в случае их тяжб со слугами великого князя.

Третное владение усложнило управление городом, не раз между третниками возникали ссоры, но... Иван Калита не ошибся, придумав столь хитрую систему владения Москвой! Об этом говорит тот факт, что третное владение с незначи­тельными изменениями просуществовало до конца XV в., а род Кали­ты удерживал власть до конца XVI в!

В очерке «Что такое были трети в Москве» академик М. Н. Тихоми­ров приходит к выводу, что «княжеская треть представляла собой, с одной стороны, определенную территорию в городе, с другой — право князя-совладельца на доходы, получаемые от тамги, а вероятно, и от других пошлин» (Тихомиров М. Н. Ук. Соч., С. 217). О тамге, о других сборах и пошлинах будет сказано подроб­нее, когда речь пойдет о купцах. Сейчас же важно напомнить, что ни один из великих князей московских не отменил третное вла­дение, даже после шемякинской смуты, которая продемонстри­ровала «все невыгоды и даже опасности, проистекавшие от третного владения Москвой» (Там же. С. 221) и в которой не последнюю роль сыграл князь Васи­лий Ярославич, внук Владимира Андреевича Храброго, владевший тре­тью Москвы.

Василий II с трудом и немалыми потерями справился с последней смутой. Перед его смер­тью почти вся Москва принадлежала ему (треть Василия Ярославича он взял на правах победителя, а другую треть князь Иван Мо­жайский завещал великому князю). Казалось, он просто обязан был сохранить единство Москвы, завещать столицу старшему сыну. Но на смертном одре Василий Темный завещал старшему сыну Ивану «треть в Москве и с путми...». Юрий и Андрей получили треть Василия Ярославича, именовавшуюся по име­ни Владимира Андреевича Володимерскою, которую они разделили по половинам, «а держати по годом». Борис благословлен «годом княжим Ивановым Можайского», а Андрей Меньшой «годом княжим Петровым Дмитриевича». Причину упорного желания дробить власть в Москве и, главное, столичные доходы, нужно искать все там же — в государственной концепции, заложенной в завещании Ивана Калиты.

Лишь Иван III завещал сыну Василию «город Москву с волостьми и с путми». Но даже Иван III, которого называли царем всея Руси и который царем являлся по сути, в 1505 г., когда, казалось бы, возникли объективные предпосылки отмены третного владения, все-таки оставил особого наместника «на княж Володимерской трети Андреевича».

М. Н. Тихомиров говорит о силе традиции, подвигнувшей Ивана III на столь неожиданный шаг. Но надо помнить, что долговечность любого обычая, любой тради­ции имеет под собой веские, объективные причины, а отцы-основатели подобных третному владению Москвой исторических явлений потому-то и гениальны, что они смогли проникнуть в объективность причин, уло­вить основное направление движения истории в стране на конк­ретном временном отрезке. Традиции и обычаи — это не прихоть балов­ней судьбы и даже не блажь народная, это историческая необходимость! С ней считались даже ханы Орды. Не посадили же они на великое княжение монгола, не устроили ордынские города на месте русских, не стали чеканить на Руси свою монету — нет, великокняжеский двор всегда чеканил свою, что, кстати, говорит о политическом сувере­нитете Руси в 1238-1480 гг.

...Третное владение Москвой закончилось, Василий III и Иван Васильевич Грозный владели всей Москвой и не дели­лись властью. «Даю ему (то есть сыну Ивану) город Москву с волостями и станы, и с путми, и с селы, и з дворы с гостиными и посадскими, и с тамгою, и с мытом, и с торги, и с лавками, и с дворы гостиными, и со всеми пошлинами», — пишет в своем завещании Иван Грозный .

 

Митрополиты

Еще в первой пол. XIV в. русские митрополиты выбрали Москву в качестве постоянной резиденции, и сто­лица небольшого княжества получила сильного союзника в борьбе за главенство над русскими городами, за объединение Руси. Митрополиты всея Руси имели право ставить епископов и судить их. В Москву в 1325 г. приехал к митрополиту Петру кандидат в нов­городские епископы, после чего подобные вояжи духовных лиц на Боровицкий холм стали постоянными. Здесь соединя­лись многочисленные политические нити, Москва имела тесную связь с константинопольскими патриархами, с православными центра­ми в южнославянских землях, с афонскими монастырями. Авто­ритет митрополитов всея Руси в православном мире был высок и с каж­дым десятилетием повышался. Это укрепляло авторитет митрополитов среди русских людей, авторитет города и великих князей московских, которые в Москве стояли на социальной лестнице на одну выше духовных владык.

Такое положение может показаться странным: многие русские князья долгое время не признавали притязаний московских князей на полити­ческое главенство и в то же время из-за страха отлучения от церкви боялись митрополитов всея Руси, административно подчинявшихся московским великим князьям. Князья ревностно исповедовали веру пра­вославную. И не раз проявляли тонкое понимание сложных религиозных проблем. В XV в. Василий Темный выступил против решения митрополита всея Руси одобрить унию православной и католической церквей под патронатом папы римского. Все попытки высших духовных лиц христианских церквей уговорить князя окончи­лись неудачно. Москва предпочла православие.

О непростых взаимоотношениях митрополитов всея Руси и великих князей московских говорят многие события в исто­рии Русского государства. Начиная с Ивана Кали­ты, московские князья не раз использовали митрополитов в политиче­ских делах, о чем свидетельствует история борьбы Калиты с тверским князем Александром Михайловичем, когда митрополит Феогност, «по­слав проклятие и отлучение на князя Александра и на пскович», поддер­жавших тверичаша», решил исход дела в пользу Москвы. Да и Сергий Радонежский закрытием церквей и запрещением нижегородцам выпол­нять церковные обряды помог московскому князю Дмитрию Ивановичу одержать верх над князьями Нижнего Новгорода. Подобные примеры подтверждают мнение ученых о том, что московское духовенство в московской иерархии власти было не на пер­вом месте, оно и не стремилось брать на себя бремя светской власти. Еще одним доказательством этого является тот факт, что лишь в 1392 г. между князем Василием Дмитриевичем и митрополитом Киприаном был заключен договор, согласно которому «митрополичьи земли были освобождены от подчинения великому князю и его слугам. Дого­вор устанавливал иммунитет монастырских сел, впрочем, пользовавших­ся этим иммунитетом и раньше» (Тихомиров. Указ. Соч. С. 206).

На этот факт следует обратить внимание по следующей причине. Как известно из истории Орды, в 1270 г. хан Менгу Тимур издал указ: «На Руси да не дерзнет никто посрамлять и обижать митрополи­тов и подчиненных ему архимандритов, протоиереев, иереев и т. д. Свободными от всех податей и повинностей да будут их города, об­ласти, деревни, земли, охоты, ульи, луга, леса, огороды, сады, мель­ницы и молочные хозяйства. Все это принадлежит Богу и сами они Божьи. Да помолятся они о нас».

Хан Узбек расширил привилегии церкви: «Все чины православной церкви и все монахи подлежат лишь суду православно­го митрополита, отнюдь не чиновников Орды и не княжескому суду. Тот, кто ограбит духовное лицо, должен заплатить ему втрое. Кто осмелится издеваться над православной верой или оскорблять цер­ковь, монастырь, часовню — тот подлежит смерти без различия, рус­ский он или монгол. Да чувствует себя русское духовенство свобод­ными слугами Бога». (Хара-Даван Эренжен. Чингисхан как полководец и его наследие. Элиста, 1991. С. 193 – 194).

Русское духовенство при хане Берке, брате Батыя, ощутило на себе благосклонное отношение повелителей Орды. Он позволил христианам отправлять богослужение по православ­ному обряду, и с его разрешения «митрополит Кирилл в 1261 году учредил для них особую экзархию под названием Сарской, с коею соединил епископию южного Переяславля впоследствии». (Хара-Даван Эренжен. Указ. Соч. С. 194).

Эти и другие факты говорят не только о веротерпи­мости ханов, но и об огромных экономических возможностях Русской православной церкви во времена данной зависимости Руси от Орды. Митрополиты, епископы и игумены новых и новых монастырей распорядились «ханскими льготами» мудро. Расширяя владения, приобретая земли, они превращались в крупнейших феодалов средневековой Руси, князья, бояре, купцы, знатные и незнат­ные граждане которой вынуждены были отдавать часть доходов ордынским баскакам, а позже (с Ивана I Калиты) — московским князь­ям. Огромные богатства у Русской церкви постоянно пополня­лись из пожертвований русских людей, из сель­скохозяйственных, ремесленных и других предприятий, принадлежащих церкви и не облагаемых ордынским налогом. Церковь превращалась в государство в государстве, всеми, в том числе и ордынцами, уважаемое и почитаемое. Это государство с центром на Боровицком холме, где дворцы митрополита и великого князя московского стояли по соседству и окнами смотрели друг на друга, имело шансы установить и духовную, и политичес­кую власть над русскими княжествами, боровшимися друг с другом.

Идея создания Священной Русской империи по подобию Священной Римской наверняка волновала умы русских митрополитов, но по следам римских пап Православная церковь не пошла. Именно тем-то и отличается православие от католицизма, что оно больше заботится о Царстве Небес­ном, чем о царствах земных. Большая разница. Это всегда чувствовали русские люди, отдававшие церквам и монастырям свое богатство: кто-то дом обветшалый да зем­лицы клок, кто-то хоромы расписные да ухоженные поля, угодья, да скотину. Об этом знали те, кто отказывался от мирского и уходил в монастыри, отдавая себя служению Богу и мечтая о Царствии Небесном. «Большое количество монастырей придавало Москве своеоб­разный вид, так как каждый монастырь представлял собой настоящий феодальный замок с оградой и нередко с каменной церковью внутри ее. Монахи и послушники жили в самом монастыре, а за его оградой распо­лагалась монастырская слободка, населенная ремесленниками. Зависи­мые монастырские люди, «челядь», третники и половинники, отдавав­шие в монастырь половину и треть своего урожая, были заметной про­слойкой в городском населении...» (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 214).

Русское духовенство, русские монастыри процве­тали, в Москве часто проводились торжественные, дорогосто­ящие богослужения. Митрополит «жил на дворе митрополичьем, и на месте и возвышении митрополичьем сидел, и ходил во всем одеянии митрополичьем в белом клобуке и в мантии, и ризницу митрополичью взял, и бояре митрополичьи ему служили, и отроки (слуги) митрополи­чьи ему предстояли, и когда куда пойдет, они шли впереди его по сто­ронам». И была большая, роскошная свита у митрополита Московского и всея Руси. И большая свита сопровождала его в дорогостоя­щие поездки по стране и в страны далекие, например в Константи­нополь. И вся-то Русь, совсем небогатая, смотрела на богатое русское духовенство, на пыш­ное убранство русских храмов, и не завидовала этому богатству. Более того, русский люд как бы поддерживал это богатство.

 

Тысяцкие

Тысяцкие являлись предводителями городского ополчения вплоть до XV в. Часто должность передавалась по наследству. Огромную роль тысяцкие сыграли в первые четыре века истории Москвы. Они ведали военными, хозяйственными и адми­нистративными делами, что повышало их авторитет среди всех слоев населения, увеличивало богатство и, как следствие этого, привело к ликвидации самой должности тысяцких. К сожалению, в русской историографии и романистике «Дела тысяц­ких» не существует. Но даже сведения, которые по крохам можно собрать и выстроить в хронологическую последовательность, говорят о многом.

Родоначальником старинного дворянского, а затем граф­ского рода, который, вероятнее всего, еще не пресекся, был «дивен муж, честию своею маркграф Аманда Босовол, крещеный именем Василий». Выехал он из Пруссии при Данииле Александровиче в 1267 г., вскоре стал наместником московским. В XII-XIV вв. наместники воз­главляли местное управление. Эта должность была чуть ниже должности тысяцкого, но поражает сам взлет Аманды Босовола. Види­мо, действительно зело был «дивен муж, честию своею маркграф», если сын Александра Невского дал ему должность вторую после должности тысяцкого, которую, кстати, он поручил потомку знаменитого Георгия Симоновича Протасия. «Родословная книга бояр Воронцовых-Вельями­новых свидетельствует, что у Володимира с первым московским князем Даниилом Александровичем приехал в Москву потомок варяга Юрья Шимоновича Протасий, первый тысяцкий в Москве, как она стала Вели­ким Княжением. А Юрий Шимонович, как известно, был опекуном, а, следовательно, и тысяцким, еще у Всеволода Ярославича, а потом у Юрья Долгорукого, в Ростове и Суздале». (Забелин И. Е. История города Москвы. М., 1995. С. 442).

Историки считают, что при Иване Калите Московское княжество еще не было великим, но главное в рассказе о тысяцких дру­гое: в Москве в одно и то же время появляются два могучих рода — потомки Аманды Босовола, наместники столицы княжества, и потомки Георгия Симоновича, «первые тысяцкие Москвы». Между ними разразилась борьба за власть. Она закончилась пе­чально для первых: правнук Аманды Босовола, Алексей Петрович Хвост, первый из рода ставший тысяцким, был убит при невыясненных обстоятельствах. Воронцовы-Вельяминовы бежали из Москвы, а в городе вспыхнул бунт. Жаль было людям Алексея Петровича... Бунт, впро­чем, быстро погас, дело Хвоста осталось не расследованным, бурные годы середины XIV в. (моровая язва гуляла по Руси) навсегда отвлекли людей от этой темы.

Но почему же московский народ не сдержался, взбунтовался? Любой бунт можно оценивать как результат своеобразных выборов. Против кого бунтовали жители Моск­вы? Против Воронцовых-Вельяминовых. Чем же не потрафил обитате­лям Боровицкого холма и его окрестностей славный род тысяц­ких? Существует один простой ответ: тысяцкие по долгу службы следили за сбором пошлин и налогов, обогащались, а горожане, вместе с ними приезжие и гости видели это. У наместников подобной возможности бо­гатеть и злить людей было меньше. Наместники, вероятно, больше напоминали по правам и обязанно­стям городских старост с весьма ограниченными полномочи­ями...

Как же Хвостовым удалось на равных соперничать с мощным родом Георгия Симоновича? Как удалось им заполучить ближайшие от Кремля земли — село Хвостово, — что считалось престижным и выгодным? Может быть, Аманде Босоволу или кому-то из его родственников уда­лось удачно женить или выдать замуж детей? Но если это так, то какое же сватовство, какое же родство могло быть самым выгодным для человека, приехавшего в Москву в конце XIII в? Родство с древ­ним и знаменитым московским родом. Тогда и уважение всех жителей города обеспечено, и быстрые связи, и возможности расширять хозяйство.

Самым древним и знатным родом, самым достойным для наместника был род Степана Ивановича Кучки, то есть Кучковичи, о которых лето­писных сведений, датированных XIII, а тем более XIV-XV вв., нет. Но это не значит, что не было в Москве Кучковичей! Это не значит, что остатки этого рода (после расправы над ними Георгия Всеволодовича) вмиг обеднели и потеряли авторитет среди жителей Москвы, и «Сказа­ние об убиении Даниила Александровича» подтверждает вышесказанное: Кучковичи (вероятно, под другими фамилиями) могли оставаться влиятельными людьми в Москве, а «Сказание» не выдумка досужего ума.

Так или иначе, но Алексей Петрович Хвост, имевший под боком у Кремля село, чем-то не угодил Семену Гордому. Чем же? Что могло оскорбить князя до глубины души? Разве не могла быть причиной раз­молвки великого князя с первым из рода Хвостовых связь нового тысяцкого с родом Кучковичей, одно имя которых приводило Рюриковичей в страшный гнев?

Эти версии и фактологические пробелы не должны отпугивать думающих людей от темы «Дело тысяцких в Москве». В них есть тайна, угасший в летописях (а может быть, не угасший в действительности) род одного из отцов-основателей города Москвы, род Степана Ивановича Кучки, который первым стал государственно обживать Московское пространство.

Тысяцкие назначались князем, а значит, формально князь мог снять любого из них с должности. Подобное случалось не часто. Тысяцкие, поддержанные боярами и городским населением, могли по­стоять за себя и свою честь. Они ведали «судебной расправой над город­ским населением, распределением повинностей и торговым судом, ты­сяцкие вступали в близкие отношения с верхами городского населения, а при благополучных условиях могли опереться на широкие круги горо­жан». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 193).

 

Наместники

Права и обязанности наместников были похожи на права и обязанности тысяцких, хотя  наместник находился в боль­шей зависимости от князя. Новые порядки в Москве установились гораз­до позже отмены должности тысяцких, примерно в 1425-1433 гг. Тогда княгиня Софья Витовтовна назначила на должность московского наместника Ивана Дмитриевича Всеволжского. «Реформа Софьи Витовтовны сводилась к тому, что она подчинила наместническому суду все городские дворы без изъятия, в том числе и дворы городских удельных князей, чем нарушались права последних. Переход всех дворов под судебную власть большого наместника должен был вызвать недовольство удельных князей как шаг, направленный к умалению их феодальных прав. Следовательно, этот переход надо расце­нивать как один из поводов к феодальной войне середины XV века». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 198).

Но перевод всех дворов под власть наместника был не прихотью дамы, возмечтавшей о единоличной вла­сти. Великое княжество Московское неотвратимо продвигалось к единодер­жавному государству, и постепенно у князей забирали их привилегии. Процесс болезненный. Князья своих прав так просто не отдали бы. Русскую землю ожидала еще одна междоусобица, назван­ная С. Ф. Платоновым последней распрей русских князей, которая, в свою очередь, стала первой частью сложнейшего урока на тему «Пере­ход Русского государства феодальной раздроблен­ности к созданию централизованного национального государства». О том, как решали эту задачу русские люди, какое предлагали реше­ние наместники московские, мечтавшие больше о собственном благополучии, чем о каких-то исторических головоломках, можно прочесть в других работах. А нам неплохо было бы познакомиться с некоторыми полномочиями этих должностных лиц, крупней­ших чиновников Великого княжества Московского.

«Большой наместник был облечен крупными судебными полномочиями. Ему подчинялись по суду об убийцах все московские дворы, в том числе и дворы митрополита, великой княгини, монастырей и самого великого князя. Судьи крупных феодалов, имевших владения в Москве, только присутство­вали на суде наместника и смотрели «своего прибытка», то есть получали пошлины с людей, подвластных их господам, наместник судил дела о душе­губстве, о кражах с поличным, о нанесении бесчестия и т. д. Он же устанав­ливал для враждующих сторон «поле» — судебный поединок, весьма рас­пространенный в московском законодательстве. Местом поединка была площадка у церкви Троицы «на Старых полях» в Китай-городе, поблизости от того места, где теперь стоит памятник первопечатнику Ивану Федорову. Наместник с третником судил людей, пойманных с поличным в Москве, не отсылая преступников в другие города по обычной подсудности. Таким образом, наместничий суд в Москве... был судом в какой-то мере централи­зованным. Московские судебные порядки в основном послужили образцом для статей Судебника 1497 года». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 199).

 

Бояре

Бояре в Русском государстве IX-XVII вв. — высшее сословие феодалов. В Киевской Руси это потомки родоплеменной знати, старшие дружинники, вассалы и члены княжеской Думы, крупные земле­владельцы, имеющие право отъезжать к другим князьям. В Новгород­ской республике бояре фактически управляли государством. С XIV в. князья стали постепенно ограничивать права бояр. При дворах великих князей бояре ведали хозяйством. С XV в. они занимали высшие долж­ности, были первыми чинами в Боярской думе. Бояре возглавляли в XVI-XVII вв. приказы, назначались воеводами.

Московское боярство формировалось в течение многих веков. Большая часть боярских родов имела глубинные московские корни. Рос город, уве­личивалось население. Москва возвышалась над другими городами, росло московское боярство и его значение в административных, хозяйственных и военных делах княжества, а позднее — всего государства. Другая часть московского боярства была из бояр других русских городов, а также из стран Европы, Азии. Все они быстро омосквичивались, превращались в коренных жителей быстро растущего города. В XVI-XVII вв., когда московская знать «заболела» странной болезнью, которую по извест­ной аналогии можно назвать чужеманией, многие бояре пожелали иметь в качестве своих родоначальников иностранцев. «Привычка выводить русские дворянские фамилии обязательно из других стран была очень удобна, так как она сразу и бесповоротно отвечала на сложный вопрос о начале бояр­ского рода. «Муж честен» обычно появлялся из чужой земли и полагал начало знатному боярскому дому, а тем самым устранялся всякий разговор о том, кем был этот «муж честен» и его предки раньше» (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 187).

Подобные явления в истории народов мира нередки, они случались и в XX веке, когда по разным причинам иной раз было выгодно (а то и жизненно важно!) выводить свой род из крестьян и рабочих, а в другой раз — из дворян, желательно столбовых. Жизнь меняется. Меняются люди. Владельцам богатых боярских покоев почему-то не хотелось вспо­минать, что их предки обрабатывали в поте лица свою московскую землю... Действительно, странные люди — бояре! Не понять им, что родословные даже самых презнатных родов берут на­чало если уж не с Адама и Евы, то с тружеников. Труженик первичен. Так или иначе, но состав московского боярства уже во времена Ивана I Калиты был сложный: местные бояре, суздальские и владимирские, пе­реяславские, новгородские, ордынские, прусские и так далее перемеши­вались друг с другом, с княжескими родами.

Самые знатные бояре жили на территории Кремля. «Боярский двор в городе во всем напоминал боярскую усадьбу в деревне, только соответ­ственным образом был меньшим по занимаемой площади. Городской двор являлся неотъемлемой принадлежностью боярского землевладения. Тесно связанные политическими событиями, в фокусе которых находил­ся княжеский дворец, бояре большую часть своей жизни проводили в Москве, но главное их богатство, основа их могущества — земельные владения лежали вне Москвы» (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 191).

В начале XIV в. московское боярство было однообразным в эконо­мическом и в политическом отношениях. Со временем произошло рас­слоение боярства, появились приближенные к великокняжескому двору самые знатные и богатые бояре. Они жили в Кремле. Менее знатные бояре селились на посаде, на Подоле. Последняя распря русских князей разорила в сер. XV в. многие древние боярские дворы. Они перешли в разряд вто­ростепенной знати. «На их место выдвинулись вольные кня­жеские «слуги» и «слуги под дворским». Положение этих бояр во многом зависело от князя.

«Бояре, княжеские и боярские вольные слуги, «слуги под дворским», различного рода категории княжеских и боярских людей, которых мож­но назвать позднейшим, но уже складывавшимся в XIV-XV вв. термином «дворяне», составляли видную прослойку московского населе­ния... Вместе с церковными феодалами бояре и дворяне составляли наи­более высокую по своему положению социальную часть населения.

<...> Боярские и дворянские роды были освобождены от налогов и повинностей, лежавших на городском населении. Это были «белые», или «обеленные» дворы, в противоположность дворам «черных» людей. Сре­ди самого городского населения... находились люди, искавшие покрови­тельства феодалов, это были «закладни», или закладники. Княжеские и боярские дворы, даже отдельные слободки, церкви и монастыри, также с их слободками и дворами, стояли вперемежку с дворами горожан. Это приводило к постоянным конфликтам между феодалами и черными людьми.

Средневековая Москва отличалась разнообразием ее жителей и многооб­разием их прав и обязанностей. Рядом со своего рода феодальной крепо­стью — боярским двором, пользовавшимся полным иммунитетом, сто­яли «белые» дворы, освобожденных от повинностей черных людей, но лишенных других феодальных прав. Тут же пристраивались дворы чер­ных людей и лачуги холопов. Средневековая Москва показалась бы со­временному человеку своего рода слоеным пирогом с разнообразной начинкой, начиная с великих бояр и кончая нищими и холопами» (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 204).

Но и само московское боярство в XV в. было сложным, о чем говорят должности бояр.

Путные бояре (XIV — первая пол. XVI в.) получали в управ­ление и кормление пути — отдельные подразделения в дворцовом хозяй­стве (должности конюшего, ловчего, сокольничего, чашника).

Конюший — высший думский чин в XV-XVII вв. С сер. XVII в. конюший возглавлял одноименный приказ.

Чашник прислуживал князю, а затем царю на праздничных обедах, ведал пчеловодством и медоварением. Эта придворная должность (и чин) существовала с XIII века до начала XVII в.

Дворецкий являлся главой дворцового управления с XV по XVII в.

Кравчий служил князю, а затем царю за столом, руководил стольни­ками. В XVII в. кравчий возглавил отдельный приказ.

Стольники прислуживали князьям, царям на пирах, трапезах, сопро­вождали их в походах, поездках. Должность эта существовала с XIII по XVII в. Позднее стольников стали назначать на воеводские, посольские, приказные и другие ответственные государствен­ные должности.

Ловчие руководили охотой. Это была очень высокая должность в Русском государстве.

Постельничие ведали постельной казной, распорядком дворцовых покоев, мастерской палатой, в которой шили белье и платье для великого князя (царя) и членов его семьи. Постельничие хранили личную печать великого князя (царя), часто назначались руководителями канцелярии, управляли слободами дворцовых ткачей.

Рында являлся оруженосцем и телохранителем при великих князьях и царях с XV по XVII в.

Бояре часто становились тиунами, управляющими хозяйством князя.

Воеводами тоже часто назначались бояре, проявившие себя в воен­ном деле.

Уже приведенный, но не полный список должностей и чинов говорит, каким сложным по составу являлось московское боярство, какая напряженная борьба велась между представителями разных боярских родов и кланов за должности.

Боярская дума в XIV-XV вв. представляла собой совет знатных вассалов при великом князе московском и при удельных князьях.

 

Дворянство

Дворянство возникло в Русском государстве в XII-XIII вв. В XIV в. дворяне стали получать за службу земли, поместья. Постепенно земли становились наследственными, являясь экономической базой поместного дворянства. В XIV-XV вв., да и в XVI в. вплоть до правления Ивана IV, дворяне и помещики важной роли еще не играли.

Родоначальниками многих дворянских фамилий были княжеские холопы, «особенно из числа слуг подворских». М. Н. Тихомиров в книге «Средневековая Москва» приводит историю рождения одной из знаменитейших в первопрестольной дворянских фамилий Ростопчи­ных. Во время последней распри русских князей слуга великой княги­ни по прозвищу Ростопча (вероятнее всего, истопник или человек, заведовавший истопнической службой) пленил московского на­местника, ставленника Дмитрия Шемяки, оказав большую услугу Василию Темному, после чего пошел в гору род графов Ростопчиных.

Впрочем, в XIV-XV вв. дворянство находилось еще на стадии зарождения и, повторимся, значительной роли в политической жизни Москвы не играло.

 

Служилые люди

В XIV в. в Русском государстве стал формироваться многочис­ленный сложный, неоднородный по социальному составу слой служилых людей, людей, находившихся на государствен­ной службе. В XVI в. служилые люди делились на две круп­ные категории: служилые люди «по отечеству» — в их число входили бояре, дворяне, дети боярские. Они владели землей с крестьянами, имели значительные юридические привилегии, занимали главные по­сты в армии и в государственном аппарате. Служилые люди «по при­бору» набирались (с XVI в.) из крестьян и посадских людей, полу­чали денежное и хлебное жалованье, освобождались от государствен­ных налогов и повинностей. Иногда им выдавалась в качестве жало­ванья земля. В основном они служили в армии, из них набирали го­родских казаков.

В XIV в. служилые люди, особенно служилые «по прибору» дво­ряне, еще не играли значительной роли в политической жизни страны.

 

Посадские люди

Посадские люди в Москве и в других городах занимались торговлей, промыслами: несли государственное тягло: платили на­логи, торговые пошлины, несли натуральные повинности.

Тяглое городское и сельское население в XII-XVII вв. называлось еще и «черными людьми», «чернью». «Черные люди» со времен Дмитрия Донского селились в городах сотнями и слободами, «находились в ведении сотников», а также старост, выбор­ных представителей от сотен и слобод. Само название «сотня» появилось в Новгороде и Пскове, и этот факт является лишним подтверждением до конца не раскрытых историками давних связей этих городов с Москвой. (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 127).

Черные люди, составлявшие большую часть городского — свободно­го — населения, были не только основными товаропроизводителями столицы, но и, пожалуй, самым соци­ально активным элементом, заметно влиявшим на разные сферы жизни, о чем неоднократно упоминается в летописях. В этом черные люди, оби­татели черных слобод, отличались от холопов и других зависимых людей, так называемой «челяди», «людей купленных», которые вместе со служи­телями, чернорабочими, ремесленниками, обслуживающими княжеские, митрополичьи, боярские дворы, составляли немалую часть городского населения. Положение черных людей в Москве было особым. Они находились чуть ли не на одной социальной ступеньке со слугами великих и удель­ных князей, не платили налоги и другие пошлины, «подчиня­лись суду и расправе самого великого князя и его наместников», то есть были избавлены от произвола феодалов.

Свободные люди свободу любят больше всего на свете, и великие князья московские в XIV-XV вв. уважали это не изживное стремле­ние свободных тружеников. «Обя­зательство блюсти» черных людей «с единого», которые постоянно по­вторяются в великокняжеских договорах, было попыткой оградить мос­ковских черных людей от посягательств феодалов на их дворы и личную свободу». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 119).

Черные сотни, кото­рые формировались по профессиональному принципу (по этому же принципу строились и черные слободы), являлись лакомым кусочком для феодалов, чьи хоромы и дворы располагались на посаде, в Китай-городе, на Подоле вперемежку с избами «черносошных» людей и «черными слободами». Феодалам подобная чересполосица не нравилась. Бояре не только мечтали заполучить земли черных людей и самих свободных тружеников, но и придумали прекрасное средство для достижения своих целей — закладничество. Используя явное финансо­вое превосходство, а также тяжелое и, главное, неустойчивое материаль­ное положение черных людей, они вынуждали свободных бедняков об­ращаться за помощью к себе самим. В результате «черный человек, де­лавшийся закладчиком, или закладным»... становился зависимым чело­веком феодала, двор его «обелялся» от повинностей и переходил в руки феодала». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 119).

В XIV-XV вв. подобное усиление бояр за счет свободного го­родского населения могло привести к тому, что баланс сил между великокняжеской властью, стремившейся к единодержавию, и боярством изменился бы в пользу послед­него. А значит, идея централизованного государства могла бы встретить со стороны сильного боярства реши­тельный отпор. В централизованном государстве не может и не должно быть сильной аристократической власти, которая, используя экономи­ческие, политические и административные рычаги давления, будет по­стоянно усиливаться, превращаться в мощную олигархию.

Великие князья московские не раз в договорах с удельными князьями давали зарок не держать закладней в городе, но на посаде среди дворов черных людей появлялось все больше дворов, принадлежавших князьям, боярам, духовенству. Владельцы дворов выходили из общей под­судности великому князю и из черных людей превращались в «закладников», делались холопами. Они продолжали жить в городских дворах, занимались торговлей и промыслами, но не принимали участия в плате­жах и повинностях черных людей, которые, как пишет Тихомиров, перераспределяли повинности закладников, ставших хо­лопами, на всю сотню или слободу.

Подобное положение не радовало ни великих князей, ни свободных тружеников, но процесс превращения черных людей в холопов продол­жался, и продолжалась борьба между князьями и боярами, между самими боярами, между боярами и духовенством за экономичес­кое и политическое господство над Москвой-народом. Черные люди боролись за свои права, за свою свободу, за вечевые порядки. Можно вспомнить уже упоминавшийся «мятеж велий на Москве» после убийства Алексея Петровича Хвоста и слабодушное бегство в Рязань столичных бояр, сторонников Воронцовых-Вельяминовых, испугавших­ся гнева толпы, интересы которой, вполне можно предположить, тысяц­кий Алексей Хвост отстаивал.

Хорошо проиллюстрировано летописцами восстание черных людей во время нашествия на Москву Тохтамыша в 1382 г., когда народ вынужден был взять власть в городе, организовать оборону, несмотря на то, что князья покинули столицу, а вслед за ними чуть было не последо­вали бояре и духовенство. Защитники города во главе с литовским князем Остеем достойно встретили грозного врага, три дня на равных сражались с войском Тохтамыша, пока тот не решился на обман. Русские пове­рили ордынцам, но неужели Остей и его воины были такие наив­ные, нет ли иной, более веской причины страшной трагедии. «Сдача Москвы татарам, — считал академик Тихомиров М. Н., — станет понят­ной, если мы вспомним о черных людях, захвативших власть в Москве. Боязнь народного движения толкала бояр, архимандритов и больших людей, сидевших в осаде, на соглашение с Тохтамышем. Предатели дорого заплатили за предательство и были наказаны вероломством за веролом­ство». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 247).

Данная версия случившегося удовлетворит далеко не всех. Обвинить боярство и духовенство в якобы совершенном предательстве можно, лишь имея неопровержимые доказательства вины, то есть преступного сговора боярства и духовенства. Но два приведенных эпи­зода свидетельствуют об активной социальной позиции свободных тру­жеников — черных людей. В XIV-XV вв. они составляли значительную часть московской рати. Наряду с верхушкой московских горожан, купцов, суконников, сурожан в войско набирались те жители Москвы, кто мог экипировать себя, что в средневековье было нормой и в других городах Русской земли, и в западноевропейских землях.

 

Тиуны

Кроме наместников в Москве существовали тиуны великого князя: они разбирали дела великокняжеских людей, кроме душегубства и кражи с поличным. Долж­ность тиуна обычно доставалась дворянину. Он производил суд в при­сутствии целовальников из московских ремесленников и дворского. В слободах боярских были свои суды. «Черные люди тянули судом и повинностями к сотникам». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 121).

 

Холопы и сельские жители

Уже в XIV в. приток людей в Москву, в город, где можно найти работу, а то и скрыться от хозяина, стал постоянным, непрекращающимся, причем все чаще среди новых обитателей столицы можно было встретить беглых холопов, сельских жителей. Не райский это был уголок, Москва, деревянными постройками укра­шенная. Горела она часто, работать здесь нужно было много. Но в дру­гих землях русских тоже люди без дела не сидели, огонь всюду на земле кровожаден и беспощаден. Зато в Москве после Ивана Калиты порядка было больше, дело лучше поставлено, легче было спастись от произвола хозяина-самодура.

О том, что крестьяне в XIV-XV вв. часто сбегали с родных мест, устремлялись в сторону срединного течения Москвы-реки, в тень кремлевских стен, говорят княже­ские договоры. В них великие князья давали право удельным князьям вылавливать в Москве своих беглецов, особенно людей мастеровых и трудолюбивых, которые в столице превращались в холопов местных бояр. Князья искали беглецов и часто их на­ходили. Судебных дел не заводилось, князья отбирали мастеров, огород­ников, других специалистов и создавали из них новые дворцовые слободы, размещая их по окружности вокруг горо­да.

Бежали в Москву из глубинных районов Великого княже­ства Московского и из других городов Восточной Европы, причем чаще всего холопы да самые бедные сельчане. Их так же, как и «своих» беженцев, великие князья приобщали к московскому ремеслу, делая их черными людьми, то есть свободными. Холопы и другие зависимые люди, то есть княжеские, боярские, митрополичьи челяди, составляли немалую часть московского населе­ния. В чем-то им жилось хуже черных и служилых людей, но некоторые из них занимали важные должности казначеев, тиунов или дьяков у великих и удельных князей, митропо­литов, бояр. Из этой холопьей интеллигенции вышло много дворянских фамилий, но жизнь их нельзя сравнивать с жизнью тех холопов и в разной степе­ни зависимых людей, которые в конце XVI в. станут основной массой закрепощенных указом Годунова об отмене Юрьева дня селян.

 

Численые  люди, ордынцы, делюи

До последнего времени точного определения численых людей в исторической науке не существовало. Академик М. Н. Тихомиров считал, что «по-видимому, к ним относились те же черные люди, но только положенные в «число», по которому устанавливался размер «вы­хода», ордынской дани». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 144). Там же ученый дал определение ордынцев. «Название «ор­дынцы» указывает на характер их службы, связанной с Ордой или ор­дынскими послами. В Переяславле-Рязанском в конце XV в., уже после татарского ига, «жили люди, кои послов кормят». Ордынская служба представляла собой повинность тяглецов Ордынской сотни в Москве».

Делюи «также обязывались службой «по старине», но характер этой службы более неясен». Тихомиров приводит цитату С. Б. Веселовского, который в определении слова «делюи» более однозначен: «Для обслужи­вания татарских послов были необходимы тележники, колесники, седель­ники и другие ремесленные деловые люди. Их называли делюями». (Тихомиров М. Н. Указ. Соч. С. 145).

 

Торговля

В XIV-XV вв. Москва представляла собой ремесленный и тор­говый город. Сюда съезжались купцы с Черного, Каспийского и Балтий­ского морей, из городов Восточной Европы. Все жители Московской земли мечтали получить прибыль от внешней и внутренней торговли. Получалось это у всех по-разному. Удельные князья платили крупные пошлины. М. Н. Тихомиров писал, что серпуховской князь Владимир Андреевич завещал жене «треть тамги московские, и восьмчее, и гостиное, и весчее, пудовое пересуд, и серебряное литье, и все пошлины московские», а среди по­шлин каких только не было: «костки московские», «пятно ногайское», мыто... Их платили все, кто приезжал торговать. Некоторую часть дохо­дов князья дарили Церкви. Кроме самой большой пошлины — тамги.

Пошлина за переезд через мост называлась «мыто». В Московской земле и в Москве рек много. На каждой из них торговцев поджидали сборщики мыта, люди въедливые и упрямые.

 

Смесный суд (смешанный, совместный суд)

Смесный суд – порядок судопроизводства в Русском государстве в условиях подведомственности тяжущихся сторон различным судебным властям. Впервые упомянут в Уставе смоленского кн. Ростислава. В XIV-XV вв. практика "Смесных судов" широко распространялась как в делах между лицами различных княжеств, так и в процессах жителей одного княжества, когда одно из них было подсудно феодалу-иммунисту, а другое - агентам местной власти (наместнику или волостелю). Во 2-й пол. XVI-XVII вв. нормы "Смесных судов" становятся архаическим пережитком.

 

Судебник 1497 года

Одним из важнейших итогов деятельности Ивана III Васильевича стал Судебник 1497 года, свод законов Русского государства. До этого, начиная с XIII в., на Руси рядили суды по Кормчим книгам, представлявшим собой сборники церковных и светских законов, источниками которых являлись болгарские и сербские переводы византийских Номоканонов, а также Русская правда, княжеские уставы и т. д. Коренное изменение государственной структуры, государственного строя потребовало изменения законов, ориентации их под новые условия жизни.

В 1491 г. Иван III выдал дьяку Владимиру Гуляеву собственное Уложение, “писанное весьма ясно и основательно”, и повелел проработать, где нужно исправить Кормчие книги, все древние законы. Через шесть лет Судебник был готов. «Главным судиею был великий князь с детьми своими: но он давал сие право боярам, окольничим, наместникам, так называемым волостелям и поместным детям боярским, которые, однако ж, не могли судить без старосты, дворского и лучших людей, избираемых гражданами. Судьям воспрещалось всякое пристрастие, лихоимство; но осужденный платил им и дьякам их десятую долю иска, сверх пошлины за печать, за бумагу, за труд».

Кажущиеся на рубеже XX-XXI вв. “варварскими” некоторые пункты Судебника 1497 года соответствовали духу эпохи. На Руси, например, по вновь принятому закону “все решалось единоборством”. Истец и ответчик выходили на бой и “острым железом” определяли виновность того или другого. А, скажем, в Южной Азии в XVI-XVII вв. лакмусовой бумажкой, выявлявшей преступника, служили... пятки обвиняемого. Он, предварительно попарив пятки в горячей воде, чтобы стали они мягче, бросался на беговую дорожку, густо усыпанную раскаленными углями. Если ему удавалось пробежать несколько десятков метров по огненной дорожке и не упасть, то он, еще не очень счастливый, подходил к судьям и показывал им свои ступни, обожженные огнем. Вина преступника устанавливалась моментально: у большинства огненных спринтеров на ступнях появлялись кровавые волдыри. Подобные методы судопроизводства практиковались в те века во многих точках Земного шара. Иван III, приняв закон о единоборстве, как о надежном средстве определения виновного, развивал и поощрял в народе культ силы, а не жестокость и толстокожесть пяток. Большая разница. Стране нужны были сильные, ловкие воины. Она только-только начала путь в истории, она обязана была не защищать сильных, иначе они быстро превратились бы в слабых, но создать условия для размножения сильных. Судебные поединки содействовали этой цели.

Очень уж мягкотелые люди обвиняют Ивана III и других русских царей, императоров, в том, что они не отменили телесные наказания. Иван III в Судебнике 1497 года ввел этот метод воспитания преступников. По степени жестокости кнутотерапия мало чем отличалась от других «цивилизованных» способов наказания. В Европе в те века пылали костры инквизиции, на Индостане палачами служили натренированные слоны, подбрасывающие приговоренных высоко вверх, а затем нанизывающие их на острые, толстые бивни. Средневековое человечество понимало гуманность иначе, чем в более поздние века. Но Иван III и в этом оставался патриотом.

Однажды он стал свидетелем страшного для русского человека поединка. Жил в те годы в Москве прекрасный боец. Никто не мог его одолеть. Схватился он на поле брани с литовским поединщиком. Русский-то силушкой и ловкостью превосходил соперника, но литовец знал неизвестные на Руси приемы единоборства. Он провел один прием, другой, русский боец, запутался, потерял бдительность и получил смертельный удар в висок.

Иван III разволновался. Наших бьют! Надо что-то делать. Пока на поединках не полегли все русские богатыри. Времени на обдумывание ситуации у великого князя не было. А то бы он открыл в каком-нибудь монастыре школу военного искусства, дал бы приказ русским богатырям в совершенстве овладеть хитростями и подлостями искусства военного единоборства, но... он так сказал: не нужны нам судные поединки между русскими и чужеземцами, без них разберемся, кто прав, а кто виноват. Хороший пример монаршего патриотизма.

 

Словарик

Алпаут – знатный человек. Этим словом в летописях назывались татарские вельможи, а татары называли им русских воевод.

Алтын (или алтынник) (от тат. алты — шесть) — старинная русская мелкая монета, а также единица денежного счёта. С XV в. равнялась 6 московским или 3 новгородским деньгам. Последняя позднее получила наименование копейки.

Аманат (араб.) – заложник. Употреблялось в этом значении и в Древней Руси.

Барщина — отработочная рента, даровой принудительный труд зависимого крестьянина с собственным инвентарем в хозяйстве феодала. На Руси появилась еще в Киевском государстве. Почти повсеместно стала применяться в Восточной Европе со второй половины XVI века. Юридически отменена в 1882 г.

Баскак (тюрк.) – чиновник монгольского хана, ведавший сбором дани и учётом населения в завоёванных землях. Б. имели военные отряды, с помощью которых подавляли выступления покорённого населения против монголо-татарского ига. На Руси Б. появились в середине XIII в., но уже в начале XIV в. ханы были вынуждены сбор дани на Руси передать в руки русских князей.

Батрак — наемный крестьянин, обычно из обедневших.

Беглые грамоты - в России XV-XVII вв. документы о возвращении по суду беглых холопов и крестьян их владельцам; акт древнерусского права, по которому закладни-закупы в случае бегства обращались в холопов. Выдача беглых грамот предоставлена была суду и была обставлена особыми гарантиями (20 ст. Судебника 1497; 63 ст. Царского Судебника). Если прежний владелец документально доказывал своё право собственности на холопа или крестьянина, то новый (напр., тот, к хозяйству которого приблудился беглый) д.б. возвратить его законному владельцу.

Берестяные грамоты – древнерусские письма и документы XI – XV, процарапанные на бересте (березовой коре).

Берладники — беглецы и беженцы разных социальных слоев Киевской Руси, преимущественно южных земель, которые оставляли родину через притеснения разного рода и селились между Карпатами и Днестром, в низовье Дуная, преимущественно в молдавском городе Бырлад на одноименной реке (в настоящее время в Румынии). Существовали на протяжении XII-XIII вв. Ассоциируются рядом исследователей с западными бродниками. В русских летописях часто упоминаются берладники и города у Дуная. В 1161 г. берладники захватили порт Олешье в устье реки Днепр, чем нанесли большой урон торговле киевских купцов. Имя князя Ивана Ростиславича Берладского часто упоминается в русских летописях между 1144 и 1162 гг. Он после изгнания из Галича служил разным русским князьям, был связан с половцами. «Берладскую землю» можно считать одним из прямых предшественников Молдавского, первым известным крупным политическим образованием в нижнем междуречье Прута и Серета, в котором наряду проживали волохи и некоторые мигрирующие славянские племена.

Бобровое – пошлина на разрешение ловить бобров в княжеских или боярских угодьях. Впервые упоминается в XIV в.

Бор чёрный чрезвычайный налог, собиравшийся великим князем московским в Новгородской земле в связи с необходимостью платить увеличенный "выход" в Орду. Брался "с сохи по гривне" и с промыслов, причём к сохе, как единице обложения, приравнивались чан кожевнический, невод, лавка, кузница, а ладья и црен (большая сковорода для вываривания соли) — к 2 сохам.

Векошник (от «векша» - белка) – придворный чин, в обязанности которого входило смотреть за мягкой рухлядью, т. Е. за мехами царской кахны.

Вено – древнеславянский юридический термин, обозначавший:1) выкуп за невесту; 2) приданое жены;3) часть имущества мужа, служившую обеспечением приданого жены.

Вече (от "вещать" - говорить) - народное собрание в древней и средневековой Руси для обсуждения и решения важных общих дел. Возникло из племенных собраний славян. С образованием древне-русского государства феодальная знать ограничивала при помощи вече власть князя в своих интересах. Вечевые собрания получили широкое распространение на Руси с ослаблением княжеской власти в период феодальной раздробленности (2-я пол. XI-XII вв.), став формой управления во многих городах - центрах отдельных земель. Расцвет деятельности вече связан с усилением роли горожан в политич. жизни. В летописи впервые упоминается в Белгороде под 997; в Новгороде Великом - под 1016, Киеве - 1068, во Владимире-Волынском - 1097, в Звенигороде - 1147, в Ростове - 1157, в Суздале - 1157, во Владимире на Клязьме - 1157, в Полоцке - 1159, в Переяславле - 1175, в Рязани - 1177, в Смоленске - 1185. Ведению вече подлежали вопросы войны и мира, призвания и изгнания князей, выборы и смещение представителей административного, судебного и военного управления (посадников, тысяцких и др., а в Новгороде также архиепископа), заключение договоров с др. землями и кн-вами, наделение землей и привилегиями, принятие законов (напр., Новгородская и Псковская судные грамоты). Судебные и административные вопросы, как правило, не входили в компетенцию вече. Вечевые собрания созывались обычно по звону вечевого колокола по инициативе представителей власти или самого населения, они не имели определ. периодичности. Решения принимались без голосования, путем одобрения того или иного предложения всеми присутствовавшими криком. Вече имело постоянное место сбора (в Новгороде - Ярославово дворище, в Киеве - двор храма Софии). Постановления вече "старших" городов были обязательны для "младших" городов, "пригородов" (напр., В. Пскова подчинялось Новгороду до обособления Пскова). Борясь за усиление своей власти, а также против антифеодных выступлений, князья стремились к уничтожению вече. В Северо-Восточной Руси, укреплявшаяся великокняжеская власть уже к концу XIV в. ликвидировала вечевые учреждения, хотя народные собрания в городах неоднократно принимали форму вече. (восстания в Твери в 1293 и 1327, в Москве в 1382, 1445 и 1547, в Костроме и Н. Новгороде в 1304-05 и др.). Дольше всего вечевой строй удерживался в Новгородской и Псковской феод. республиках, где он достиг наибольшего развития. С присоединением к Москве Новгорода (1478) и Пскова (1510) вече было повсюду упразднено.

Волостель - в русских княжествах с Х1 века и в Русском государстве до середины ХУ1 века  глава в волости, осуществляшее административные, финансовые, судебные функции.

Волость - административно-территориальная единица в Древней Руси и в России.

Вотчина - родовое имение в Древней Руси (начиная с X-XI вв.). Существовали княжеская, боярская, монастырская вотчины. В XIII-XIV вв. вотчина являлась  господствующей формой собственности. С конца XV в. вотчина противопоставлялась поместью (см.), но в XIII в. эти формы собственности слились в имение. Этим же термином  обозначались комплекс феодальной земельной собственности какого-либо феодала и его права на крестьян. В пределах вотчины собственник обладал административной и судебной властью, правом собирания налогов. Вотчине приравниваются сеньория, манор и поместье.

Выход крестьянский - право крестьян  Древней Руси XI-XVII вв. на переход от одного феодала к другому. Запрещен в 80-х гг. XVI в., отменен Соборным уложением 1649 г.

Городовые дворяне и дети боярские, служилые люди московского государства, записывались в военную службу по городам (калужане, владимирцы, епифанцы и др.), составляли областные дворянские конные сотни со своими головами и др. начальниками. Они делились на статьи: выборные, дворовые и городовые. Первые составляли городовое дворянство, прочие были дети боярские.

Государев двор – институт социальной организации феодалов в России. Возник в конце XII в. на базе княжеской дружины. К середине XVI в. сложилось деление государева двора на чины думные, "московские" и "выбор из городов".

Грамоты взметные, иначе — разметные или складные. Вошли в употребление около XV в., посылались при объявлении войны. Они указывали причину разрыва и оканчивались обыкновенно словами: "взяв себе Господа в помощь, иду на тебя и хочу стоять, как будет Богу угодно, а крестное целование с себя слагаю".

Гривенка – старинная единица русского веса. В памятниках появляется не ранее XIV-XV в. Гривенок было два рода: большая и скаловая. Торговая книга и вообще все арифметические руководства и заметки показывают в большой гривенки 96 золотников, а в скаловой, или малой, 48 золотников. Так как по аптекарским счетам XVII в. золотники эти оказываются драхмами, то большая гривенка была не иное что, как аптекарский фунт, византийская литра. О скаловой гривенке говорили: "зовется марка (прусская), а по нашему по-русски гривенка". По старинному словарю, называемому Азбуковник, известна еще гривенка меньшая, в 38 золотников; может быть, к этой гривенке относилось смоленское выражение XIII в. "точное серебро без 10 золотников". Большая гривенка называлась также и фунтом.

Гривна - денежная и весовая единица в Древней Руси, слиток из серебра. В XV в. вытеснена рублем. Гривной также назывался металлический обруч, шейное украшение.

Гулящие люди - общее название вольноотпущенных холопов, беглых крестьян, посадских Людей и прочих лиц без определенных занятий и без постоянного жительства. Они не несли никаких повинностей и жили случайным заработком по найму. Л.:

Данные грамоты - акты передачи имущества в собственность монастырей и церковных учреждений в Русском государстве с XII по XVII в. Даточные люди (или посошная рать) – люди из тяглового населения, пожизненно отданные на военную службу в России в XV - XVII вв. Сама повинность называлась посохой. В некоторых военных кампаниях и походах число посошной рати (даточных людей) достигало 80 тысяч человек и составляло значительную часть войска. Посоха прекратились в 1705 году, когда Пётр I ввёл в стране рекрутские повинности.

Дань - натуральный или денежный побор с завоеванных народов. На Руси дань известна с IX в. Позже это слово означало налог и феодальную ренту. В XIII - XV вв. русские княжества находились в данной зависимости от Золотой Орды, собирая для нее дань ("выход").

Дворище - слово имеет четыре значения. 1) Двор землевладельца в Древней Руси, центром которого являлся жилой дом с печкой. Поэтому слово дворище соответствует словам печище, огнище; 2) Древняя форма коллективного землевладения и поселения родственников, известная с XII века на Руси; 3) на севере России до сих пор слово дворище означает "дом", "двор", "усадьба"; 4) Место, где находился когда-то двор.

Дворские - управляющие княжеским хозяйством, ведавшие в том числе сбором налогов и исполнением судебным приговоров на Руси до начала XVI  века.

Дворцовые крестьяне - в Русском государстве XII-XVIII вв. феодально-зависимые крестьяне, жившие на землях великих князей и царей и несшие в их пользу феодальные повинности. Закрепощены вместе со всеми крестьянами. С 1797 удельные крестьяне.

Дворцовые приказы, приказы, ведавшие дворцовым хозяйством великих князей московских и русских царей

Дворяне — одна из категорий служилых людей в Московской Руси.

Дворяне выборные по особому выбору или отбору назначались для трудной и опасной военной службы, например, для участия в дальних походах. Выборных дворян по очереди направляли для выполнения различных поручений в столицу.

Денга – монета, с конца XIV и до начала XX вв. распространенная по всей территории Русского государства. Изначально «денгами» назывались монгольские монеты. Однако, несмотря на то, что название это имеет восточное происхождение, русская денга с Востоком связана не была. По данным историков, на Руси эта монета начала чеканиться во времена правления Дмитрия Донского, противостоявшего татарскому засилью. До освобождения Руси от ига на русских денгах имя великого русского князя соседствовало с именем хана Тохтамыша.
В XV в. серебряные денги стали чеканиться не только в Москве, но и в других княжествах российских. Сначала из гривны (204 грамма серебра) получали 200 монет, которые, в свою очередь, составляли один московский счетный рубль. В это время кроме денги на Руси в ходу были также полуденги (полушки) и четвертцы, составляющие одну четверть от местной денги.

Денежная заповедь — термин, которым в древнерусском праве означалось запрещение чего-либо под страхом уплаты денежной пени.

Денежные дворы - предприятия по производству монет в Русском государстве. После возобновления во 2-й пол. XIV в. чеканки монеты на Руси денежные дворы появились в ряде княжеств. В XV в. монета чеканилась более чем в 20 городах. В XVI в. были денежные дворы  в Москве (на Варварке), Пскове (у Трупеховских ворот) и в Новгороде (близ Ярославова двора; возник в сер. XV в.). В нач. XVII в. Московский и Новгородский денежные дворы попали в руки польских и шведских интервентов, выпускавших легковесную монету рус. типа. В Ярославле в 1612 возник временно денежный двор второго нар. ополчения. В 20-30-х гг. XVII в. право свободной чеканки последовательно ограничивалось, и денежные дворы в Новгороде и Пскове были закрыты. После установления в 1648 гос.ударственноймонополии на закупку серебра монету чеканила только казна. В сер. XVII в. на Московском денежном дворе работало св. 200 человек мастеров. К 1654 относятся первые попытки машинной чеканки крупной монеты на открытом в связи с денежной реформой правительства Алексея Михайловича Английском денежном дворе (по названию подворья). В 1655-63 на нем чеканили только медную монету; для этого же были восстановлены денежные дворы в Новгороде и Пскове, а после 1656 открыт денежный двор в Кукенойсе. После 1663 монета чеканилась только в Москве на двух денежных дворах. В 90-х гг. XVII в. существовали денежные дворы: в Кремле (у Набережного сада), в здании Земского приказа; был построен в 1697 Китайгородский (Красный) денежный двор. В связи с денежной реформой нач. XVIII в. денежные дворы закрылись, и началась машинная чеканка круглой монеты на Замоскворецком монетном дворе (в 1701). Здесь же изготовляли серебряные проволочные копейки (до 1718).

Доводчик – должностное лицо в Древней Руси, через которое наряду с тиунами, наместниками и волостелями осуществлялся суд. Доводчики вызывали в суд, отдавали на поруки, производили взыскания. Их доходы складывались из поборов и пошлин, взимавшихся в каждом отдельном случае.

Договорные грамоты (докончальные, крестные) - публично-правовые акты, закреплявшие договоры между великими и удельными князьями Древней Руси, между Русью и иностранными державами. Уже в источниках XII века содержатся сведения о договорах ("рядах") князей с городами.

Домытная пошлина, взимавшаяся в древней Руси в XIV—XVI вв. с провозимой соли вместе с мытом.

Доски (дощькы, дьски, дцки, цки) — старинные русские записи и акты, преимущественно означавшие долговое заемное обязательство. Делились на простые (без заклада) и закладные. По простым доскам совершался заем не выше 1 рубля; для большей суммы нужен был заклад (платья, доспехи, лошадь и др.). Хотя закладная доска считалась актом бесспорным, но не освобождала от присяги. Названы эти записи досками потому, что в XII—XIII вв. они нередко писались на деревянных досках. Сохранились деревянные доски (дубовые) с надписями, и от XVII в., так называемые церковные летописные доски. Затем досками называли в древней Руси переплет ("Книги в досках"). В "Памятниках отреченной литературы" Тихонравова (т. II, стр. 80 и 85) упоминаются "Доски опочаныя", т. е. каменные, положенные на алтарь, вероятно, в значении каменных антиминсных плит.

Духовные грамоты – завещания в России XII-XVIII вв. Наиболее ранние духовные грамоты частных лиц известны (в копии) с XII в.; сохранившиеся духовные грамоты вел. и удельных князей датируются 14-16 вв. В духовных грамотах частных лиц имеются распоряжения о зем. владениях, движимом имуществе завещателя, об уплате его долгов и получении розданных им ссуд, о холопах и т. д. Духовные грамоты феод. государей содержат также распоряжения политич. характера. Духовные грамоты - важный источник для изучения х-ва, социально-экономич. и политич. истории, а также быта. В XVIII в. термин " духовные грамоты" постепенно заменяется наименованием "духовное завещание".

Дым - окладная единица на Руси в IX - XVIII вв., а также в некоторых странах Балканского полуострова, в Закавказье и в Польше в разные века.

Дьяк (с греч. — служитель) — начальник приказа. Например, посольский дьяк — начальник посольского приказа, думный дьяк — нижний чин в боярской думе. В начале русской истории являются в очень невидном положении, будучи личными слугами князя, притом очень часто несвободными; они хранят княжескую казну и ведут письменные дела князя. В такой роли существуют дьяки в XIII-XV вв. Само слово «дьяк» становится общераспространённым лишь в XIV в.; до того времени употребляется его русский синоним — писец. До появления дьяков аналогичные функции исполняли метальники (метельники). Образование приказов, требовавшее постоянных и опытных дельцов; проведение в местном управлении государственного начала в более чистом виде, чем при системе кормления; столкновение власти московских государей с аристократическими притязаниями боярского класса, вынудившее первых искать себе опоры в неродовитых служилых людях, — всё это привело к возвышению дьяков — грамотных, деловитых, худородных и вполне зависимых от воли государя. Уже великий князь Иван Васильевич первой статьёй своего Судебника 1497 г. предписывает, чтобы в суде бояр и окольничих присутствовали и (как надо заключить из других статей) участвовали дьяки. С учреждением приказов дьяки делаются их членами в качестве товарищей бояр или непосредственных начальников приказа.

Жалованные грамоты - документы в дореволюционной России, которыми предоставлялись или закреплялись недвижимое имущество (земля и др.), экономические и политические привилегии за различными лицами, главным образом феодалами, реже - купцами, горожанами, крестьянами или учреждениями (напр., монастырями). Выдавались большей частью великими и удельными князьями, позже - царями, императорами. Известны с XII в. Действие нек-рых жалованных грамот или отдельных их пунктов продолжалось до 1917. Жалованные грамоты освобождали привилегированные владения от податей (безданные, тарханные, обельные, льготные), суда (несудимые), наездов княж. администрации и др. лиц (заповедные от ездоков и т. п.), таможенных пошлин; регулировали порядок и сроки вызова населения в суд. Жалованными грамотами назывались также документы о пожаловании дворянского звания, княж., графского и баронского титулов. Особое место занимают Жалованные грамоты 1785 дворянству и городам, являющиеся законами, определявшими сословные права всего дворянства и разл. групп гор. населения. Ценный источник по социально-экономической и политической истории.

Житьи люди - категория землевладельцев в Новгородской земле в XIV-XV вв. Активно участвовали в торговле, занимали должности подвойских, старост улиц, участвовали в посольствах, в суде архиепископа, торговом суде Великого Новгорода. С ликвидацией самостоятельности Новгорода (1478) многие Житьи люди были переселены Иваном III в центральные уезды Русского государства. Известны также в Пскове, Вятке, Твери. Термин встречается до XVI в. включительно.

Забожничье — в Древней Руси так называлась один из государственных налогов. Во время одного мятежа, вспыхнувшего в Новгороде по поводу неурожая, вече послало передать Ярославу, чтобы он немедленно ехал в Новгород, сложил забожничье, запретил княжеским судьям ездить по области и прочее. Карамзин высказывает предположение, что забожничьем называлась княжеская дань, собиравшаяся с немецких церквей в Новгороде, ибо божницами в России преимущественно именовались католические храмы. Более вероятно, что забожничьем назывался налог с уродившегося хлеба, взимавшаяся натурой.

Закладничество - в Русском государстве переход государственных тяглецов под покровительство феодалов. Стремясь освободиться от тяжелых налогов и повинностей в пользу гос-ва, черносошные, посадские, люди "закладывались" за крупных светских или духовных феодалов и договаривались с ними о более легких повинностях. При этом закладчик терял личную свободу. Впервые упоминается в договоре Новгорода с тверским князем нач. 60-х гг. XIII в.

Закупы - зависимые люди в Древней Руси, взявшие у феодала в долг ссуду (купу) и обязанные ее отработать.

Заповедь пеня – личная пеня с купца, платимая с целью освободиться от платежа пошлин (мыта); при взыскании ее не обращалось внимание на количество товаров. До конца XV в. "заповеди брали с купца 6 алтын"; в XVI и XVII вв. заповедь увеличивались и дошли до 2 руб., причем половина шла в казну, а другая в пользу таможников.

Золотник — старинная русская мера веса, равная примерно 1,3 г.

Иванское сто - объединение купцов в Новгороде в XII-XV dв. вокруг церкви Ивана Предтечи на Опоках. К объединению принадлежали купцы, ведшие оптовую торговлю воском. Корпорации принадлежали монопольные права взвешивания воска, контроля за весом и мерой товаров; в церкви хранились эталоны мер, один из к-рых - "локоть еваньскый" (46,6 см) обнаружен при археол. раскопках. Старосты «Иванского сто» являлись постоянными представителями торгового суда Новгорода, участвовали в заключении договоров и были членами правительств. Совета Новгородской республики. Права и обязанности членов «Иванского сто» зафиксированы в "Уставе" и "Рукописании" кн. Всеволода Мстиславича.

Изгои - люди на Руси в XI - XII вв., вышедшие из своей социальной категории, например, крестьяне, покинувшие общину, вольнотпущенные и выкупившиеся холопы.

Изорники - категория феодально зависимых крестьян в Псковской земле в XIV-XVI вв. Платили феодалу оброк (1/4 урожая) и выполняли некоторые работы. Могли уйти лишь в один срок в году - в "Филиппово заговенье" (14 нояб.), вернув "покруту" (ссуду инвентарем или деньгами) и уплатив 1/2 урожая. Имущество беглых изорников переходило господину. M. M. Богословский, П. Аргунов производят термин изорники от древне-славянского или сербского слова "изор" (хлеб в уплату за "оранье") или от "орать" - пахать; Б. Б. Кафенгауз - от племени ижора.

Изрой - название платежного слитка в XIII-XIV вв. на территории Белой Руси. Упоминается под 1298 г. в письменной жалобе полоцкому князю Михаилу Константиновичу.

Иосифляне (осифляне) - религиозно-политическое течение в Русском государстве в XV - XVI вв. во главе с идеологическим вождем Иосифом Волоцким. Боролись с нестяжателями, отстаивая церковные догмы. Защищали церковно-монастырское землевладение.

Искунное (скунное или кунное) — так называлась в некоторых местах Древней Руси пошлина с денег, привозимых в города для закупки товаров, введенная не ранее конца XV в.

Кабала - форма личной зависимости, связанная с займом. На Руси термин появился в XIV-XV вв. Кабалой также называются юридические акты (Кабальные грамоты), оформлявшие долговые обязательства.

Казак, козак (тюрк. - удалец, вольный человек) - в узком смысле наемный работник, в широком - человек, порвавший со своей социальной средой (XIV-XVII вв.); с кон. XV в. казаками стали называть вольных людей окраин Русского государства.

Казна княжеская - канцелярия, архив, хранилище материальных ценностей великих и удельных князей. В казне облекались в письменную форму указы, составлялись грамоты, велась текущая переписка, наводились справки. Казна княжеская московских великих князей находилась в Кремле, на Казенном дворе. До организации Посольского приказа казначеи, возглавлявшие Казну княжескую, играли заметную роль в посольском деле. К сер. XV в. Казна княжеская, выполняя ряд функций по дворцовому х-ву, приобрела значение центр. финанс. ведомства, осуществляя сбор налогов и руководство отправлением гос. повинностей. Док-ты, хранившиеся в казне, в XVI в. составили основу т. н. "царского архива" и др. гос. архивов. Термин Казна княжеская служил для обозначения различных учреждений, связанных с финанс. деятельностью и хранивших ценности, для хранилищ книг и док-тов, а также для обозначения совокупности имуществ. средств государства.

Казначей - в Древней Руси хранитель казны князей и бояр, с кон. XV до нач. XVIII вв. - придворный чин, начальник Казенного приказа

Княжеский двор возник в X в. вместе с появлением частновладельческого княжеского хозяйства. Изначально представлял собой ближайшее окружение князя, которое составляли как зависимые, так и свободные люди, имевшие определённые обязанности. О структуре княжеского хозяйства сообщает «Правда Ярославичей» 70-х годов XI в. В ней упоминаются сельские и ратайные старосты, «старые» конюхи, тиуны, огнищане. Подобные люди, наделённые административными полномочиями, назывались дворянами. Этот термин встречается с XII века. В XII веке происходит расслоение дружины. Младшая дружина вливается в состав княжеского двора, принося в него «некоторые дружинные принципы». Старшая дружина, состоящая из бояр, феодализируется и обзаводится собственными дворами. Однако надо отметить, что термины «дружина» и «двор» могли применять как для обозначения ближайшего княжеского окружения (в том числе — невоенного), так и для личного войска князя. Дворяне впервые упоминаются в «Повести об убиении Андрея Боголюбского» (Лаврентьевский летописный свод под 1175) в качестве участников грабежей в хоромах и волости князя после его убийства. Дворяне упоминаются и в берестяной грамоте XII века, и в новгородской № 531 конца XII — начала XIII в., а также во многих более поздних берестяных грамотах. В XII—XIII вв. в Новгородской и Северо-Восточной, а также Южной Руси княжеские дворы часто выступают в качестве военных отрядов, однако сохраняют и административные функции. В Новгороде, например, в XII—XV вв. они играли роль судебных исполнителей. В Северо-Восточной Руси на дворян также возлагали не только военные, но и административные и финансовые задачи. Они могли быть гонцами, оповещать местное население о княжеских указах и обеспечивать их исполнение. Сохранили они и функции по управлению вотчинами. Княжеский двор в качестве боевой единицы упоминается впервые в 1380 г., когда двор Дмитрия Донского принял участие в Куликовской битве. В 1436 г. упоминается двор Дмитрия Шемяки, который был составной частью войск Василия Юрьевича. Согласно Ермолинской летописи, дворян Шемяки было 500 человек, «а воевода у нихъ — Окынфъ Волынской». В 1433 впервые упоминается Государев двор, образованный соратниками Василия II. Дворянами в это время называли придворных великого князя, а в состав Государева двора входили и другие категории — бояре, дворовые дети боярские. При Иване III Государев двор участвовал во всех важнейших военных операциях. Однако в древнерусский и золотоордынский периоды основную часть русских вооружённых сил составляли не дворяне, а городовые полки, а со второй четверти XV века — дети боярские. С 90-х годов XV века в связи с объединением Руси значительно усилился приток удельных князей и немосковских бояр на службу к великому князю, что расширило и усложнило структуру двора, а позднее привело к межклановым конфликтам, особенно обострившимся после смерти Василия III.

Княжество - название государственных образований и территорий, находившихся во владении князя. На Руси назывались также княжениями, землями, областями, реже - уездами. Именовались они по стольному городу (Киевское, Рязанское и т. д.). Первые княжества образовались в составе Киевской Руси в X-XI вв., в период феодальной раздробленности из нее выделился ряд крупных княжеств, к-рые, в свою очередь, постоянно дробились на уделы (доли) представителей княжеской семьи. Термином княжество стали называть как крупные феодальные монархии, именовавшиеся "великие княжествами" (Владимиро-Суздальское, Московское и Тверское и др.), так и многочисленные мелкие феодальные политические единицы, в частности те, на к-рые дробились великие княжества (напр., Звенигородское, Серпуховское, Верейское, Можайское и др. К. в составе Моск. великого К.). В XIV - нач. XVI вв. большинство княжеств постепенно лишилось автономии и княжества Северо-Восточной Руси были объединены в составе единого Россиского гос-ва.

Княжье дело – в древней Руси всякого рода услуги обывателей по отношению к князю: обязанность кормить княжеских коней, молоть муку для князя, косить сено на его лугах, выходить на зверя, когда князь отправлялся на охоту, и т. п.

Князь – вождь племени, а позже правитель государства или государственного образования. На Руси старший из князей назывался великим, остальные – удельными. Позже князь стал почетным наследственным дворянским титулом. С XVIII в. титул жаловался русским царем за выдающиеся заслуги перед государством.

Князь-изгой по мнению Соловьева, князь делался изгоем тогда, когда отец его умирал, не достигнув старшинства. Сыновья его в таком случае лишались навсегда права быть великими князьями. Область их или отбиралась у них и делилась между остальными князьями, так что они не получали в ней никакой доли участия (сыновья Ростислава Владимировича, Игоря и Вячеслава Ярославичей), или же она предоставлялась им в наследственное владение, исключавшее у них право переходить в другие области при "лествичном передвижении". Так образовались особые волости Полоцкая, Галицкая, Рязанская, позже Туровская. Изгойству подверглась было и линия Ольговичей Черниговских, но им удалось заставить Мономаховичей признать их права на старшинство. Мнение профессора В. И. Сергеевича о князьях-изгоях ("Юридические древности", I, 264) более вероятно: это — бедные, жалкие люди, лишившиеся обыкновенных, в их положении, способов существования и нуждающиеся, поэтому, в особом покровительстве, которое брала на себя церковь. В таком же положении находились и князья-сироты. "А се четвертое изгойство и к себе приложим: аще князь осиротеет" — говорит устав новгородского К. Всеволода (1125-1136).

Ктиторские монастыри – монастыри, которые основывались князьями в городах и находились на их попечении. Так, Юрьев монастырь основан по преданию князем Ярославом Мудрым в 1030 г. в нескольких километрах южнее Новгорода на р. Волхов. Он контролировал подступы к Новгороду со стороны Ильменского озера.

Куна - счетная единица в денежной системе Древней Руси. Термин происходит от общеславянской "куны" - деньги (первоначально значение - шкурка куницы). В X-XI вв. содержание серебра в куне соответствовало 1/25 гривны, в XII - нач. XIV вв., в т. н. "безмонетный период", куна равнялась резану и составляла 1/50 гривны куны. Употребление термина в значении денег сохранялось в России до XVII в.

Лествичное право (родовой принцип наследования) — обычай княжеского престолонаследия на Руси. Все князья Рюриковичи считались братьями (родичами) и совладельцами всей страны. Поэтому старший в роду сидел в Киеве, следующие по значению в менее крупных городах. Женщины к наследованию не допускались. Княжили в таком порядке:

старший брат

младшие братья по порядку

сыновья старшего брата (по старшинству)

сыновья следующих братьев (по старшинству)

внуки, правнуки в той же последовательности и т. д.

По мере смены главного князя все прочие переезжали по старшинству из города в город. Такой же лествичный порядок сохранялся и внутри отдельных княжеств, на которые распадалась Киевская Русь. Порядок этот помогал сохранять единство страны, но был неудобен в силу постоянных переездов князей с дружинами из города в город. Кроме того, старшие племянники часто ссорились с младшими дядьями, что вело к междоусобицам.

Те из потомков, чьи отцы не успели побывать на великом княжении, лишались права на очередь (становились изгоями), получали от старших князей уделы в кормление, становясь их наместниками, либо оседали в уделе, который занимал их отец на момент своей смерти. Кроме института изгойства, были и другие особенности лествичного порядка наследования, появившиеся с разветвлением рода Рюриковичей и началом внутридинастических браков в эпоху правления Владимира Мономаха.

С XIII в. наблюдается изменение лествичного порядка престолонаследия, в первую очередь, в Галицко-Волынском княжестве.. На смену приходит удельный порядок владения, характеризующийся прекращением перемещения князей из города в город (то есть образованием личного удела) и возможностью передачи владения старшему сыну.

Ловчий - 1) Придворная должность, позднее - чин в русском обществе (при царском дворе с 20-х гг. XVIII в. - егермейстер). Впервые упоминаются в "Поучении" Владимира Мономаха (XII в.). 2) Слуги русских бояр и помещиков, занимавшиеся организацией их охоты.

Люди (ед. ч. людин) —так называлась до половины XIII в. одна часть свободного населения на Руси, не состоявшая на службе у князя, но платившая ему подати, дани (другая часть свободного населения — княжие мужи). По "Русской Правде" за убиение "людина" — вира простая, а за княжего мужа — двойная. Из "людей" набирались ратники, составлявшие обыкновенные городовые полки под предводительством княжеских бояр, или тысячких. "Люди" подразделялись на гостей, купцов, смердов и закупов. В церковных памятниках XI-XII вв. упоминаются "церковные" и "богадельные" Л., подсудные церковной власти. В XIII-XV вв. словом "люди" обозначались: 1) Л. служилые (среди них были Л. дворные, дворяне, служилые Л. "по прибору" — по вербовке, и "по отечеству" - наследственно), 2) Л. черные, или земские (по памятникам XV в.). Каждый из этих классов делился на несколько видов. В состав Л. черных входили горожане ("городские люди") и сельчане.

Малая Русь - историческое название Галицко-Волынской земли в XIV-XV вв. и территории Поднепровья в XV-XVI вв.

Местничество – система распределения служебных мест феодалов в Русском государстве, действовавшая с XIV по XVII века. Военные, административные, придворные должности феодалы получали в зависимости от служебного положения их предков и личных заслуг. Уже в середине XVI века стали вводиться ограничения местнических прав, которые мешали продвигаться по служебной лестнице талантливым людям из низов. В 1682 г. местничество было отменено.

Монастырские крестьяне в России - категория частновладельческих крестьян России, находившихся в зависимости от монастырей и др. церк. учреждений. В XI-XIII вв. – смерды, оказавшиеся на монастырских землях, и вольные люди, призывавшиеся монастырями на пустоши. По грамоте митрополита Киприана 1391 должны были отбывать барщину, в частности "игуменов жеребей весь рольи орат взгоном, и сеяти, и пожати, и свезти", и платить оброк. Во 2-й пол. XV в. нек-рые монастыри добились от великокняжеской власти грамот, ограничивших право перехода их крестьян. Монастырские власти также опутывали своих крестьян сетью долговых обязательств с целью их закабаления. Наиболее бедной прослойкой монастырских крестьян были т. н. детеныши.

Мостовщина - 1) Феодальная повинность, существовавшая на Руси с XI в. ("Устав Ярослава о мостех"). Население города и деревни было обязано строить и ремонтировать дороги и мосты или платить "мостовые деньги". Мостовщину несло в основном феодально-зависимое население. 2) Пошлина с возов и товаров, провозимых по мостам. Право собирать мостовщину принадлежало гос-ву и феодалам в своих вотчинах и поместьях. Служилые люди, гонцы и иноземцы были освобождены от уплаты мостовщины. Упразднена в 1754.

Наймиты – разорившиеся крестьяне и посадники, беглые холопы в Русском государстве XII – XVII вв. Нанимались на работы и были зависимы от нанимателя. Хозяин получал право на труд и на личность.

Наместник – должностное лицо в Русском государстве XII – XVI веков, возглавлявшее местное самоуправление, а также глава наместничества в XVIII – XX вв. в Российской империи.

Низовские города – древнерусские города, расположенные в бассейне Верхней и Средней Волги и ее притоках. В XII-XV вв. это – Суздаль, Ростов, Владимир, Нижний Новгород, Городец-Радилов, Муром и др.

Обжа - единица поземельного обложения в новгородских землях в XV-XVII вв. Ее определение дается во 2-й Софийской летописи под 1478: "Три обжи соха, а обжа - один человек на одной лошади орет" (ПСРЛ, т. VI, с. 217). Размер О. для каждого р-на имел определ. устойчивость, но менялся на протяжении кон. XV-XVII вв. и колебался в зависимости от качества земли и др. природных условий.

Оболонье – города на Руси, граничившие с Полем, откуда постоянно делали набеги кочевники. Были окружены двумя кольцами укреплений – валов. Один – непосредственно вокруг города, другой – чуть поодаль. Пространство между валами называли оболонь. Там в мирные времена пасли скотину.

Оброк (от обрекать, обречь) - термин, употребляемый в русской литературе для обозначения 2 форм феодальной земельной ренты - продуктовой (натуральный оброк)   и   денежной (денежный оброк). Существование для этих форм ренты общего названия отражает их сходство, определяемое тем, что обе они предполагали присвоение феодалом прибавочного продукта (или его ден. эквивалента), к-рый был произведен внутри крестьянского хозяйства (в отличие от барщины, при к-рой феодал присваивал прибавочный труд крестьянина вне пределов крестьянского хозяйства). На этой же основе возникло понятие оброчного х-ва (в противовес барщинному х-ву), подразумевающее такую экономическую систему, в к-рой главным методом эксплуатации крестьянства было взимание натурального и денежного оброка (в том или ином их сочетании). Встречался в феодальных х-вах всех типов и на всем протяжении истории феодализма.

Оброк в России. В IX-XI вв. с развитием феод. землевладения в Киев. Руси продуктовый j,hjr, первоначально в виде дани, наряду с барщиной, стал основной формой эксплуатации крестьянства. В XIII-XIV вв. натуральный оброк получил преобладание. В связи с этим возросла экономическая самостоятельность крестьян и усилилось имущественное неравенство в их среде. В XIV-й пол. XV вв. в берестяных грамотах, открытых А. В. Арциховским, отмечена тенденция, вероятно, по инициативе крестьян, к точной записи величины оброка с тем, чтобы пресечь поползновения феодалов к его увеличению. Однако с кон. XV в. с развитием товарно-денежных отношений рос не только продуктовый, но и денежный оброк. Массовые упоминания денежного оброка зафиксированы в Новгородских писцовых книгах кон. XV - нач. XVI вв.

Огнищанин (от слова огнище - очаг, двор) - первоначально младший дружинник древнерус. князя, стоявший во главе княж. х-ва. В XI-XIII вв. - старший дружинник, "княжой муж", боярин. По Краткой Русской правде за убийство О. полагалась двойная вира (80 гривен вместо 40; за смерда - 5 гривен).

Орда - 1) У тюрк. и монг. народов воен.-адм. организация, становище, стоянка кочевников. В эпоху средневековья - ставка, столица правителей гос-в. Отсюда обозначение и крупных тюрк. и монгольских феод. гос-в и союзов кочевых племен (напр., Золотая О., Ногайская О.).       2) Устаревший термин, применявшийся для обозначения начальных, дородовых объединений первобытного человека. Орда в этом значении - синоним первобытного человеческого стада. 3) Термин, обозначавший в прошлом как родовые, так и терр. группы у различных отсталых народов (напр., австралийских аборигенов).

Ордынский выход - дань, к-рая выплачивалась русскими землями во 2-й пол. XIII-XV вв. Ордынский выход собирали со всех русских людей, кроме духовенства. Неуплата дани квалифицировалась как неповиновение и жестоко каралась (лишение имущества, увод в рабство и т. п.). Размер дани не был постоянным, зависел от "запроса" ханов. О. в. во 2-й пол. XIII в. собирался, как правило, откупщиками-мусульманами, вызывавшими жгучую ненависть рус. людей. Непосильная тяжесть ордынского выхода, бесчинства баскаков, откупщиков вызвали широкую волну народных восстаний (в 1257, 1259 в Великом Новгороде, в 1262, 1289 в Ростове, Владимире, Ярославле, Суздале и др.). В кон. XIII - нач. XIV вв. татаро-монголы отказались от баскаческой системы и передать право сбора ордынского выхода самим рус. князьям. Как правило, русские князья собранный ордынский выход передавали вел. кн. Владимирскому, к-рый переправлял его хану Золотой Орды. В XIV в. право передачи ордынского выхода получили также вел. князья тверские, рязанские и, возможно, нижегородские. После Куликовской битвы 1380 г. ордынский выход в XV в. выплачивался нерегулярно. Фактически выплата прекращается с 1470-х гг. Попытка хана Ахмата принудить Ивана III к уплате ордынского выхода окончилась прекращение данной зависимости Русского государства от Орды.

Острог – деревянное укрепление на границах древнерусских княжеств, начиная с XII века. В XIV – XVII вв. остроги обычно ставили на южных границах Русского государства, начиная с XVI века – в Сибири.

Острог - постоянный или временный (для размещения воинских людей) населенный укрепленный пункт, обнесенный деревянной оградой, сверху заостренной. Появились на Руси до XII в. Получили распространение в XIV-XVII вв. на окраинах гос-ва, а в кон. XVI-XVIII вв. - в Сибири. В летописях упоминаются также подвижные "острожки", к-рые использовались для осады и штурма городов. В отличие от городов, острогами первоначально были пункты второстепенного значения. Разделялись на жилые и стоялые. По способу постройки были стоячими (бревна вкопаны вертикально) и косыми (бревна наклонены внутрь). Многие остроги впоследствии стали городами. В XVIII-XIX вв. острогами называли также тюрьму, окруженную стеной.

Печатник - должностное лицо при дворе русских князей и царей в XIII-XVII вв. П. обычно были незнатного происхождения. Хранили гос. печати и обязаны были прикладывать их к док-там, составлявшимся в правительств. учреждениях. В XVI-XVII вв. в ведении печатника находился Печатный приказ, руководство к-рым они иногда совмещали с выполнением др. обязанностей (печатниками, напр., являлись руководители Посольского приказа: И. М. Висковатый и В. Я. Щелкалов). В XVI в. печатники зачастую заведовали также и личной канцелярией государя и гос. архивом (Царским архивом).

Писчее, писчая белка — так, согласно К. А. Неволину и И. Д. Беляеву, в XIV и XV вв. называлась на Руси особая пошлина, которая, помимо подвод и кормов, взыскивалась с населения в пользу писца (даньщика, опищика, бельщика).

Повоз - повинность на Руси. "Повоз возити", "возы вести на государя" - обязанность крестьян доставлять продукты на господский двор и, по распоряжению феодала, на рынок и в поход. Повозом называлась также и "подвода" - обязанность давать "подводных коней" приезжавшим в волость князьям и их слугам. С кон. XV в. постепенно заменяется ден. оброком - "повозными деньгами" и перерастает в ямскую повинность.

Поворотное ("дань поворотная") - таможенная пошлина, взимавшаяся в XV - сер. XVII вв. с иногородних торговцев во многих городах Русского государства за привоз товаров на гостиный двор. В Москве поворотный сбор пр-во возобновило в 1711, отменен в 1727; доход с него шел на строительные работы в городе.

Погост - первоначально погостом, видимо, назывались сельские общины периферии Древнерусского гос-ва, а также центры этих общин, где велась "гостьба" (торговля). Погостом постепенно стали называться и адм.-терр. единицы, состоявшие из мн. селений, и центр. селение этого округа. Во главе погоста поставлены были особые должностные лица, отвечавшие за регулярное поступление дани. Погост как термин, обозначавший терр. единицу, проник в XII в. в Латвию (пагаст). С распространением на Руси христианства в погостах строили церкви, близ к-рых находились кладбища, и название погост получали обычно двойное - по селению и по церкви. Величина погоста была различна. В XI-XIV вв. погосты состояли из нескольких десятков и даже сотен деревень. Особенно характерны такие погосты для Новгородских владений. В центр. уездах в документах XV-XVI вв. погостами в большинстве случаев наз. небольшие поселения с церковью и кладбищем, осн. центрами общинной жизни здесь стали частновладельческие села. Как административно-территориальные подразделения, по к-рым раскладывались некоторые повинности, погосты дольше всего сохранялись в уездах, где было много черных и дворцовых земель. На Севере разделение на П. официально прекратилось лишь в 1775. В XIX-XX вв. слово погост употреблялось в значении сельского прихода, участка пути и особенно часто кладбища. В последнем значении слово погост распространено в устном народном творчестве и художественной лит-ре.

Подать – простейшая форма прямого налога, взимаемого в равных суммах независимо от размера дохода или имущества налогоплательщика. Была распространена при феодализме.

Подъёмное (стар.) — торговая таможенная пошлина, взимавшаяся при взвешивании товаров в некоторых городах. Название ее произошло от поднимания товаров на весы. Упадала подъемная пошлина только на продажу или покупку весчих товаров большими количествами, как на купца, так и на продавца. Количество пошлины простиралось от 1 ½ до 5 денег. Подъемная пошлина составляла доход казны, который она уступала частным лицам или монастырям по особому пожалованию, подобно другим таможенным пошлинам.

Позовник (стар.) — судебный пристав, ездивший с позовницей, т. е. судебной повесткой о явке в суд; он же посылался вместе с истцом для ареста ответчика ("Псковская Правда", ст. 20 и 25). В новгородской судной грамоте 1471 г., ст. 40, под П. разумеется истец, которого ответчик задерживает у себя силою, чтобы лишить его возможности вести иск.

Поклепная вира – обвинение в смертоубийстве, предъявленное против человека, не схваченного на месте преступления, т. е. против предполагаемого убийцы. Поклепная вира упоминается в ст. 15 Русской Правды (Карамзинский спис.) и представляет собою начало процесса по делам уголовным в отличие от расправы. Истец клепал (обвинял) кого-либо головою; как обвинитель, так и обвиняемый должны были подтвердить свои показания представлением послухов числом семь, а иностранец — двух; выигрывала сторона, представившая требуемое число послухов; при равенстве их следовали состязания другого рода (присяга, ордалии). Общественная власть не принимала участия в борьбе сторон. Если поклеп не подтверждался, то как оправданный, так и обвинитель платили судебные издержки, каждый по гривне кун.

Поклон, поклонное, - феодальные платежи в Древней Руси. Поклоны уплачивали князю или его представителям при их проезде через террории волости или при временном пребывании на этой территории.

Покон (поклон) вирный - установление, определявшее размер корма для княжеских сборщиков судных пошлин - вир. Сохранился в двух редакциях в составе Русской правды. Первая ст. 42 Краткой правды, вторая - ст. 9 Пространной. Большинство исследователей приписывает введение покона вирного Ярославу Мудрому. Население территорий или общины, куда приезжал вирник, должно было содержать его и сопровождавших его лиц из числа княжеской администрации. Натуральный корм мог быть заменен деньгами. Вторая редакция поконной виры установила более точные размеры хлебных и др. кормов, к-рые полагались не только вирнику, но и сопровождавшим его княжеским слугам.

Покрута - подмога в виде денег, хлеба или орудий произ-ва, к-рую получал обедневший крестьянин от феодала. Термин употреблялся в новгородско-псковских памятниках XIX-XV вв. Среди исследователей нет единого мнения о характере покруты. Одни считают ее беспроцентной ссудой, другие видят в ней подмогу "с ростом". Получение покруты и обязательность ее возвращения ставили обедневшего крестьянина в зависимое положение от феодала. Псковская судная грамота связывает покруту с феодально-зависимыми крестьянами - изорниками.

Поле - термин, обозначавший в русских юридич. источниках XIII-XVI вв. судебный поединок. Обычно поле предусматривалось как альтернатива присяге (крестному целованию), причем в качестве противоборствующих могли выступать и свидетели обеих сторон. Инициатива решения дела поля принадлежала участникам процесса. Престарелые, малолетние и духовные лица имели право выставлять за себя "наймита". Проигрыш поединка или отказ от поля со стороны того или иного участника процесса означал проигрыш дела. Стороны имели право помириться как до поединка, так и выйдя. на него. В кон. XV - нач. XVI вв. поле, хотя оно довольно часто встречается в правовых грамотах, применялось редко. К сер. XVI в. поле - юридический анахронизм и почти полностью исчезает из судебной практики кон. XVI - XVII вв. (в качестве анахронизма поле упомянуто в Судебнике 1589).

Полные грамоты - частные акты XIV-XVI вв., оформлявшие владельческие права на полных (обельных) холопов. Впервые термин встречается в духовной грамоте кн. Владимира Андреевича Храброго 1401-02, последнее упоминание - в указе от 1 февр. 1597. Сохранилось ок. 100 полных грамот за XV - 1-ю пол. XVI вв. Во 2-й пол. XVI в. в связи с вытеснением полного холопства кабальным на смену П. г. приходят служилые кабалы.

Половники – феодально-зависимые крестьяне в Русском государстве XIV – XIX веков. Работали на землевладельца и отдавали ему половину всего урожая.

Полушка - мелкая разменная русская монета; чеканилась с XV в. из серебра. 1 полушка= 1/2 московской или 1/4 новгородской деньги. С 1534 г. полушка - самая мелкая монета Московского государства, равная 1/4 коп., с 1700 – наименьший номинал российской монетной системы, чеканилась из меди (до 1916).

Полюдье – объезд киевским князем и дружиной подвластных ему земель для сбора дани. Позже так стала называться сама дань.

Поместная система – обеспечение поместьями феодалов за несение военно-административной службы в Русском государстве с конца XV века по 1714 год.

Поместные соборы – съезды служителей самостоятельных, автокефальных, христианских князей для решения важнейших вопросов вероучения, обрядности, церковного управления и так далее.

Посад – торгово-промышленное поселение вне стен русских городов X – XVI веков. Обычно по мере разрастания города посады становились его частью. В Российской империи посадами назывались небольшие поселки городского типа.

Посадник – наместник князя в землях Древнерусского государства X – XI веков, а также высшая государственная должность в Новгородской республике в XII – XV вв. и в Псковской республике в XIV – XVI вв.. Избирался на вече.

Посадские люди - торгово-промышленное население русских городов и части поселений городского типа (посадов, слобод). Термин "Посадские люди" ("посажане") происходит от слова посад и встречается в источниках с 40-х гг. XV в. Но в ист. литературе посадскими людьми принято называть городское торгово-промышленное население России X-XVIII вв. Возникли в процессе превращения городов Руси в центры экономической жизни. По данным Б. А. Рыбакова, в городах Древней Руси имелись ремесленники 64 различных специальностей. Ремесленно-торговое население городов создавало свои территориальные и профессиональные объединения (сотни, "концы" в Вел. Новгороде; по мнению M. H. Тихомирова и Б. А. Рыбакова, на Руси существовали и организации ремесленников типа цехов). Источники XIV-XV вв. посадских людей чаще всего именуют "люди горожане", "гражаньские людие" и выделяют среди них купцов и "черных" людей. Поддерживали политику великих князей, направленную на свержение монголо-татарского ига и объединение русских земель. Одновременно вели борьбу против усиления феодального гнета (восстания в Москве 1382, 1445, Новгороде 1418, 1446-47 и др.).

Посельский (стар.) — управляющий дворцовым селом; первоначально посельские, равно как и все заведовавшие дворцовым управлением, были из холопов. Впоследствии они управляли почти на правах наместничьего суда (без уголовной юрисдикции).

Послух – древнерусском праве, свидетель «доброй славы» (заслуживающий доверия) в отличие от видока свидетеля-очевидца. По Русской правде могли быть, как правило, только свободные люди. Позднее послухами стали также называть свидетелей, подтверждавших существование письменных юридических актов. По Судебнику 1497 г. послухам запрещалось давать показания в суде, если они сами не видели обстоятельств дела.

Постельная казна – в России в конце XV – XVII вв. личная казна государя («государева казна»). В постельную казну входили одежда, украшения, посуда, иконы и др. «рухляди», а также рукописи, личный архив, куда временно передавались и некоторые документы из государственных архивов. Помещалась в Постельной палате дворца, ведал ею постельничий.

Постельничий – должностное лицо государева двора в Русском государстве XV – XVII вв. Ведал внутренним распорядком во дворце, мастерскими, в которых шили платья и белье для царя и царской семьи, хранил личную печать монарха…

Починок - вновь возникшее сельское поселение в России (до XX в.). Термин впервые встречается в писцовых книгах XV в. Часто, будучи выселком из деревни в один двор, починок мог разрастись в многодворное поселение.

Протаможье — так называлась в старину "заповедь", пошлина, платимая за неявку товара в таможне; количество ее обыкновенно определялось по расчету, но при больших количествах товара сверх заповеди отбирали еще часть, а иногда и весь не явленный товар (например, в Москве и Новгороде). Первоначально означало только уклонение от тамги.

Прощенники - категория феодально-зависимого населения Древней Руси. Упомянуты в памятниках церковного права ("Устав Владимира", Смоленский устав XII в.). Зависели в судебном отношении от епископа и были обязаны уплачивать ему ренту. Большинство исследователей считает, что прощенники - это бывшие холопы, получившие "прощение" (свободу) с условием работать на церковных землях; по мнению Б. Д. Грекова, - это люди, поступившие в зависимость от церкви после "прощения" (исцеления) их болезней. В памятниках переводной лит-ры термин употребляется для обозначения вольноотпущенников.

Путные дворяне, путники, - на Руси бояре, получавшие в рус. княжествах XIV - 1-й пол. XVI вв. пути (кормления) в дворцовом х-ве. В Великом кн-ве Литовском путные дворяне - промежуточный между "благородными" боярами и зажиточными крестьянами военнослужилый слой.

Путь - административно-территориальные единицы, к-рые являлись определенной отраслью управления в дворцовом хозяйстве князей в XIV - 1-й пол. XVI вв. Путь - это кормления в дворцовом в ведомстве. Были ведомства конюшего (ведал княж. табунами и стадами, а также лугами), ловчего (охота на зверя), сокольничего (охота на птиц), стольничего (рыбная ловля, сады, огороды), чашничего (бортные леса). Возглавлявшие ведомства люди наз. путными боярами. Им подчинялись слуги их пути, жившие в слободах, селах и деревнях: сокольники, кречетники, бобровники, бортники, огородники, садовники и т. д. Русский путь можно сопоставить с татарскими даругами (по рус. источникам - "дороги"). Пути были ликвидированы с отменой кормлений ок. сер. XVI в., но термин сохранялся до XVII в.

Путь «в болгары и хвалисы» - торговый путь. Один из главных на Руси. Упоминается в Повести Временных Лет как великий Волжский путь по Волге в Болгары, к Каспийскому морю и в Хорезм. Путь из «варяг в греки» – древний торговый путь из Балтийского моря в Черное море, по которому в IX – XII вв. шла активная торговля Руси, Северной Европы и Византии.

Рез – в Древней Руси прибыль, процент от денег, данных взаймы. Первоначально слово «рез» означало, по-видимому, прирезку, прибавление. Сроки уплаты реза устанавливались по месяцам, третям года и году. Соответственно резы назывались месячными, третными и годовыми. Получившее широкое распространение в Киевской Руси ростовщичество было ограничено после восстания 1113 Владимиром Мономахом: ростовщик, дававший деньги под третные резы, имел право получать их два раза, а затем — выданную сумму (исто). Взимание третного реза трижды лишало ростовщика денег, данных взаймы. Таким образом, третный рез составлял, вероятно, 50% долга.

Резана одна из единиц кунной денежной системы Древней Руси. Слово происходит от глагола "резать": первоначально резанами назывались обрубки и обрезки широко обращавшихся в Древней Руси арабских дирхемов. В XII в. резана приравнена к куне и заимствовала её название.

Рубль - ден. Единица, возникшая на Руси в Новгороде в XIII в. Представлял собой серебряный слиток (ок. 200 г). С кон. XIV в. в ряде русских княжеств началась чеканка деньги на весовой основе местных рублей, к-рая придала рублю счетное значение. Обращение рублей-слитков прекратилось в XV в. вследствие вытеснения их деньгой.

Руга (от cp.-гp. rhoga - плата) - в Русском государстве IX-XVI вв. жалованье духовенству, выдававшееся хлебом, иногда деньгами.

Рудознатцы — разведчики полезных ископаемых в Древней Руси. Первые достоверные сведения о рудознатцах содержатся в документах XV в.

Рядовичи - 1) Большинство советских историков считает, что рядовичи в Киевской Руси - это люди, находившиеся в зависимости от господина по "ряду" (договору). По своему положению близки к закупам. По Русской правде штраф за убийство рядовича равнялся штрафу за убийство холопа и смерда. Напротив, Л. В. Черепнин полагает, что на Руси не было особой категории крестьян-рядовичей, и выдвигает гипотезу, что термин рядович в Русской правде употреблен для обозначения рядовых смердов и холопов. 2) В русских городах XIV-XVI вв. члены корпорации владельцев лавок одной профессии на гор. торгу ("ряда"). Сообща владели отведенной под лавки территорией, имели выборных старост, обладали особыми правами на сбыт своих товаров. В Новгороде и Пскове периода независимости рядовичи пользовались судебными правами, к-рые при переходе этих городов под велико-княжескую власть были ограничены.

Рядок - тип торгово-промышленного поселения в Русском гос-ве кон. XV-XVII вв., являвшийся переходным от сельского к городскому. Возникли в Новгородской земле. В 1-й пол. XVI в. на терр. Новгородской области было 42 рядков. Нек-рые стали позднее городами (Тихвин, Вышний Волочек и др.).

Своеземцы, земцы, - категория мелких непривилегированных земских собственников на Руси XII-XVI вв., составлявших промежуточный слой между классом феодалов и крестьянством. В Пскове землевладение своеземцев было, видимо, связано с несением военной службы, а сами своеземцы составляли низший слой господствующего класса (такими же были они и в Твери). Происхождение своеземцев Новгорода было пестрым (младшие представители боярских родов, купцы, богатые крестьяне), различны были и размеры их владений (от 1 до 20 обеж; см. Обжа). С кон. XV в. усилился процесс дифференциации своеземцев: верхушка превращалась в помещиков ("служилых людей"), большая часть - в крестьян. Процесс завершился в кон. XVI - нач. XVII вв.

Своз – сыск и возвращение беглых крестьян в России в XV – XVII вв.. Организовывался государством и слугами феодалов.

Семейный принцип наследования — порядок передачи власти в средневековых феодальных русских княжеств, наряду с «лествичным (родовым) принципом наследования, при котором владение передается по нисходящей мужской линии. Разделяется на два вида:

наследование старшим на момент смерти наследодателя сыном (например, Василий III после смерти Ивана III);

наследование внуком от старшего сына в случае смерти старшего сына раньше наследодателя (примогенитура).

Окончательно семейный принцип наследования в виде примогенитуры по австрийской (полусалической) системе был установлен в России в 1797 г. императором Павлом I.

Серебреники - в Северо-Восточной Руси XIV-XVI вв. крестьяне, взявшие в долг у господина серебро. Помимо самого долга должны были выплачивать проценты либо деньгами, либо несением в пользу господина отработочных повинностей ("изделье"). Часто бывали представители наиболее эксплуатируемой части крестьянства - половники. Первоначально "выход" серебреников не был ограничен определенным сроком, а при переходе на "черные" земли им в нек-рых случаях предоставлялась возможность выплачивать господину долг и после "выхода" в рассрочку и без процентов. Начиная с сер. XV в. срок перехода серебреников был ограничен Юрьевым днем, а выплата долга стала обязательным предварительным условием "выхода". Судебником 1497 эти ограничения "выхода" были распространены на всех частновладельческих крестьян, в т. ч. на всех серебреников.

Сироты – феодально-зависимое население в Древней Руси, известное с XII века. В XVI – XVIII – вв. сироты – общее самоназвание крестьян и других тяглых людей.

Складничество - форма объединения людей на Руси XIII-XVII вв. для совместного ведения хозяйства, промысла и торговли. Складничество среди купечества, связанного с внеш. рынком, упоминается в источниках с XIII в. Купцы-складники (часто ими были родственники) организационно выступали как единое торг. предприятие, но доход они делили из расчета внесенных каждым из них паев (товаров). Они заменяли друг друга в поездках, неся материальную ответственность за доверенный чужой товар. Соглашение между ними могло быть длительным или эпизодическим, на одну торговую поездку.

Слобода – название различных поселений в Русском государстве XI – XVII веков, население которых  временно освобождалось от княжеских повинностей. Существовали слободы стрелецкие, ямские, монастырские и другие слободы.

Служилые люди – лица, несвободно нёсшие в XIV-XVIII вв. военную или административную службу в Русском государстве на великих удельных князей, бояр. После образования Русского централизованного государства многие из них стали низшими феодалами, за что они получали на время службы землю.

Смерды - социальный слой славянского общества раннего средневековья. По вопросу о том, какой социальный слой общества обозначался термином  смерды, существуют три осн. точки зрения: 1) С. - обозначение всей массы сельского населения: первоначально смерды - свободные общинники, затем с развитием феод. отношений они постепенно утрачивают свою свободу и в течение длительного времени сосуществуют свободные и зависимые смерды (Б. Д. Греков, И. И. Смирнов). 2) С. - крестьяне, сидевшие на гос. земле и обложенные данью, позднее с развитием феод. отношений из их среды выделяется группа смердов, находившихся в непосредств. зависимости от князя-вотчинника (Л. В. Черепнин). 3) смерды - особая группа зависимого полусвободного населения, близкая по положению к зап.-европ. литам (С. В. Юшков) или формирующаяся изпосаженных на землю холопов и близкая им по своему юридич. положению (А. А. Зимин).

Сотни купеческие – средневековые корпорации русского купечества XII – начало XVIII вв. Играли значительную роль в политической жизни Киева, Новгорода, Полоцка и других городов. (Число членов не обязательно равнялось ста, в различное время оно бывало и больше, и меньше.) В XII-XV вв. существовали в Киеве, Новгороде, Полоцке и др. городах. Крупным купеческим объединением было «Иванское сто» в Новгороде. В Москве известны с XIV в. (сурожане, суконники).

Сотни посадские – средневековые объединения торгово-ремесленного населения русских городов XI-XVIII вв., как правило, на профессиональной основе. Имели право самоуправления и выбора на сходе сотника (сотского) и сотенного дьячка.

Сотницы - выписки из писцовых книг, выдававшиеся, как правило, во время писцового описания отд. землевладельцам или корпорациям и удостоверявшие их права на землю и на сидевших на ней крестьян. Особый интерес для исследователей представляют сотницы кон. XV - XVI вв., т. к. большая часть писцовых книг этого периода не сохранилась.

Стан – административная единица в Русском государстве XV – XVI вв., а позже – в Российской империи – административно-полицейский округ из нескольких волостей во главе со становым приставом. В уездах было по 2-3 стана.

Старожильцы - категория крестьян Руси XIV-XVII вв. Термин встречается в источниках тех веков. Б. Д. Греков и И. И. Смирнов считали, что термин появился в XIV в. в силу необходимости отмежевать старинных феодально-зависимых крестьян от увеличившейся массы "новопорядчиков". Старожильцы, по их мнению, являлись исконными тяглыми крестьянами, жившими на определ. зем. участках. В XV в. они пользовались правом свободного перехода (до Судебника 1497), но находились в наиболее прочной зависимости от феодалов. Впоследствии же оформление их состояния в крепостное шло наиболее быстро. По мнению Л. В. Черепнина, в источниках XIV-XV вв. старожильцы противопоставлялись не "новопорядчикам", а "людям пришлым из иных княжений" и "людям окупленным". Старожильцы, по его мнению, были осн. частью феодально-зависимого крестьянского населения Сев.-Вост. Руси. Они издавна и крепко были экономически связаны с определ. поселением, обеспечивали своим трудом получение прибавочного продукта их господами и исполняли гос. повинности и налоги. Появление старожильцов означало рост юридического оформления крепостного права: старожильцы рассматривались как "крепкие земле", и в пределах различных княжений Сев.-Вост. Руси постепенно стеснялось право их перехода. По Г. Е. Кочину, старожильцами являлись старинные, уважаемые и активные члены крестьян, общины-мира (находившейся или на гос., или на частновладельч. земле). Кочин считает также, что термин старожильцы в XIV-XV вв. употреблялся для выделения различных групп крестьян по признаку продолжительности льгот. С ликвидацией права крестьянского перехода в последней четв. XVI в. (Заповедные лета) употребление в источниках термина старожильцы означало их противопоставление вновь закрепощаемым слоям сельского населения. По мере развития крепостничества в XVII в. и постепенной ликвидации источников пополнения крепостного крестьянства и это значение термина утратило смысл. В источниках XV-XVII вв. старожильцами назывались также авторитетные свидетели (не только крестьяне), к-рые привлекались к опросу при решении спорных дел.

Староста – представитель низшей княжеской администрации в Древней Руси. Был обычно из холопов. Страдники – холопы на Руси XIV – XVI веков. Обрабатывали барскую запашку, получая от феодала землю, инвентарь, скот и семена. В XVII веке вошли в состав «задворных» людей. Сурожане – русские купцы, которые в XIV – XV вв. торговали с Византией и итальянскими городами, а позже – с Турцией через порт в Крым – Сурож (современный Судак).  Также в XVI веке в Новгороде называли богатых купцов, переселенных в XV веке из Москвы.

Тамга (тюрк.-монг.) – первоначально у монголов - особый знак (тавро), к-рым отмечалось право собственности на скот; печать (также оттиск печати), док-т или грамота с ханской печатью. Согласно летописной традиции, тамга (гос. печать) чудесным образом попала к Чингисхану. Термин распространился во всех странах, подвергшихся монгольским завоеваниям в XIII в.

Тинг (др.-сканд.) - народное собрание у скандинавов в средние века. В период раннего средневековья на тингах, собирались все совершеннолетние мужчины. Тинги играли роль главных центров социального и культурного общения бондов. Здесь обсуждались общие дела, вершился суд и т. д. Постепенно тинги из собрания всех бондов стали превращаться в собрания их представителей, выбиравшихся населением или назначавшихся духовенством или служилыми людьми короля. Тем не менее, власть короля считалась законной лишь после провозглашения его на тингах областей и королевства. По мере укрепления королевской власти главные тинги были окончательно подчинены государственному контролю; местные тинги сохраняли еще черты автономии, играя роль органов местного самоуправления. Название «тинг» сохранилось в названии парламентов ряда скандинавских стран (дат. фолькетинг, исл. альтинг, норв. стортинг).

Торговая казнь - публичное наказание, применявшееся в Русском гос-ве с XV в. Во время торговой казни виновного били кнутом на торговой площади или в др. общественных местах. В кон. XVIII в. от торговой казни освобождались дворяне, духовенство и купцы. В 1845 отменена.

Тягло – система денежных и натуральных повинностей в Русском государстве с XV по начало XVIII века. Тягло несли крестьяне и посадские люди. В XVIII – XIX вв. так стали называть единицу обложения крестьян повинностями в пользу помещиков. В 1722 г. в стране была введена подушная подать и термин тягло заменился словом подать.

Тяглые крестьяне - назв. крестьян в России XIV - нач. XVIII вв., обязанных платить государственные налоги и выполнять гос. повинности. В разряд Тяглых крестьян входили как "черносошные", так и частновладельческие крестьяне. Во 2-й пол. XVII в. этот разряд увеличился за счет включения в него бобылей, а в нач. XVIII в. - холопов. С введением подушной подати (1722) термин выходит из употребления, заменяясь терминами "податное население" или "население, положенное в оклад".

Урок мостникам - норма Русской правды (в Краткой редакции ст. 43, в Пространной - ст. 91 или 97), устанавливавшая размеры платы мостнику за строительство или ремонт моста. Возможно, на основании урока мостникам расценивались также работы по строительству и ремонту мостовых. Появился, по-видимому, в Новгороде Великом между XI и  XII вв.

Устав Владимира Мономаха 1113 года – свод юридических постановлений, посвященный порядку возвращения денежной ссуды и положению закупа и холопа.

Ушкуйники (от др.-рус. ушкуй - речное судно с веслами) - вооруженные новгородские дружины (до неск. тыс. чел.), формировавшиеся боярами из людей без определенных занятий для захвата колоний на Севере и торгово-разбойничьих экспедиций на Волге и Каме с целью обогащения и борьбы с политич. и торг. противниками. Социальный состав был весьма сложным и определял противоречивость самого движения (сочетание элементов социального протеста с феод.-колонизаторским и грабительским характером деятельности У.). Появились в 20-х гг. XIV в. (термин впервые упоминается в 1360). В нач. XV в. в связи с усилением Москвы походы ушкуйников прекратились.

Холопий городок - большая ярмарка на Руси в XV в. на берегу р. Мологи, в 50 км от места ее впадения в Волгу. Сведения о происхождении холопьего городка неопределенны и противоречивы. Достоверно известно, что Иван III перенес торг из холопьего городка в г. Мологу (находился у устья р. Мологи; ныне его терр. затоплена Рыбинским водохранилищем).

Холопы – представители феодально-зависимого населения в России X-XVIII вв., близкие по своему правовому и имущественному положению к рабам.  В 1722 г. после введения подушной подати холопы превратились в крепостных крестьян.Целовальник – должностное лицо в Русском государстве XV-XVIII вв., избираемое из посадских людей или черносошных крестьян. Выполнял финансовые или судебные обязанности. Перед вступлением на должность клялся честно исполнять их и целовал при этом крест. Позднее так стали называть продавцов в казенных винных лавках.

Чашник – придворная должность и чин в хозяйстве русских князей XIII – XVIII вв. Ведал пчеловодством и медоварением, прислуживал князю, царю на праздничных обедах и пирах.

Челобитные – просьбы или жалобы, подававшиеся русскими людьми в XV-XVIII вв. местным или центральным властям. Являлись основной формой обращения к царю. Писались отдельными лицами либо коллективно. Для разбора просьб служилых людей в XVI-XVII вв. в Москве функционировал Челобитный приказ, центральное правительственное учреждение.

Черносошные крестьяне – часть крестьянское населения в Русском государстве XIV-XVII вв., владевшая черными землями. После реформ Петра I  вошли в состав государственных крестьян.

Черные земли – владения черных людей в Русском государстве XIV-XVIII вв. в сельских районах и городах. Являлись собственностью главы государства – великого князя, царя.Черные люди – тяглое, полностью платившее все виды государственных налогов и повинностей население деревни и города в Русском государстве XII-XVII вв. Термин появился в XII в. К черным людям относились черносошные крестьяне и население посада, платившее госналоги. В отличие от них Беломестцы зависели от светских и духовных феодалов.

Черные люди (др.-рус. черный - тяглый, податный) - тяглое, непривилегированное (т. е. полностью платившее все виды гос. налогов и повинностей) население деревни (жившее на т. н. черных землях) и города в России в XII-XVII вв. Название  в летописях появилось с кон. XII в., в док-тах и правовых мат-лах - с XIV в. К ним относились черносошные крестьяне. Черными людьми наз. также все население посада, платившее гос. налоги, в отличие от беломестцев, к-рые юридич. зависели от светских и духовных феодалов и не платили налогов гос-ву. В соответствии с социально-экономич. статусом черные люди делились на "лучших", "средних" и "молодших". Термин вышел из употребления в нач. 18 в. в связи с реформами Петра I.

Число - государственная налоговая система, введенная в 50-х гг.  XIII в. на территориях, подвластных монгольским ханам. Cменило откупную систему налогов с завоеванных монголами земель. При великом хане Менгу было введено в Китае, Средней Азии (1250-51), затем в Иране (1251-53), Армении (1254-55). <ыло распространено и на русской земле (Сев.-Вост. Русь, Рязанское и Муромское кн-ва, Новгород Великий), что явилось важной вехой в оформлении монголо-татарского владычества над Русью. Новый налог взимался поголовно, пропорционально имуществу плательщиков. Для этого монгольскими чиновниками из Каракорума были составлены переписи населения, к-рое делилось на десятки, сотни, тысячи и "тьмы" (10 тыс.). Служители церкви из переписи исключались. Лица, проводившие «число», назывались численниками или писцами. Численники переписывали население по домам. Исчисление населения (отсюда само слово "число") сопровождалось многочисленными злоупотреблениями и вызывало восстания (восстание в Новгороде Великом в 1257). На Руси деление населения по десятичной системе для уплаты налогов или экстраординарных ордынских сборов сохранялось вплоть до XV в.

Чрезкаменный путь – древний речной путь из Печоры через Уральские горы (за «Камень») к нижнему течению Оби. Был известен новгородским купцам в XIV в. Шел от Устюга вверх по р. Вычегда до впадения в нее р. Вымь и по ее притоку Тетере (теперь Шомвуква). Из басc. Выми переходили "Вымским волоком" на Ухту - приток Ижмы. От устья Ижмы "Ч."п. проходил вверх по pp. Печоре - Усе - Соби - Ельцу, каменным волоком через систему водораздельных озер в реку Собь, впадающую в Обь. С перемещением на юг основных путей продвижения в Сибирь и окончательным запрещением в 20-х гг. XVII в. морского хода в Мангазею Чрезкаменный путь ко 2-й пол. XVII в. утратил значение, но был заброшен лишь в нач. XVIII в.

Юрьев день (осенний) - церковный праздник в честь св. Георгия 26 нояб. Старого стиля, совпадавший с окончанием годового цикла сельхоз работ. Получил известность в связи с ограничением и отменой права крестьянских переходов в ходе закрепощения крестьян в XV-нач. XVII вв.

Ямская повинность – государственная повинность тяглого сельского и городского населения России в X – нач. XVIII вв. по перевозкам лиц, состоявших на государственной службе, государственных грузов, а также дипломатов. С X в. называется повоз, в XIII - XV т. н. ям, подвода и т. п. При введении регулярных перевозок в конце XV в. тяглое население обязывалось поддерживать в порядке пути сообщения и ямы, на которых оно по очереди содержало определённое количество подвод, проводников и поставляло продовольствие.

Ямские деньги – различные виды прямого гос. налога в России XIII-нач. XVIII вв., заменявшего нек-рые формы натуральной ямской повинности и существовавшего иногда параллельно с нею. В XIII-XV вв. в состав рус. платежей в Золотую Орду входил ям ("татарский ям"). В XV в. существовал "ям" как ден. налог, шедший непосредственно в великокняжескую казну.

Ярлыки ханские – льготные грамоты ханов Золотой Орды подвластным светским и духовным феодалам.Яса Чингисхана – свод постановлений, обнародованный Чингисханом в 1206 г. на курултае, на котором он был избран великим ханом.Ясак – натуральная подать, которой в России облагались нерусские народы в Поволжье в XV – XVI вв. и в Сибири в XVII – XIX вв., занимавшиеся охотничьим промыслом.

Ясырь (от тур.-араб. esir - пленник, раб) – военнопленный, проданный в рабство; наиболее угнетенная группа населения в башкирском феодальном обществе.

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить